В грузии ислам


Мусульмане Грузии наращивают количество мечетей, несмотря на страхи властей перед ИГ

Мусульмане Грузии не так часто попадают в информационные ленты. Тем не менее, мусульманская община страны достаточно многочисленна, имеет длительную историю и год за годом укрепляет свои позиции в стране.

Рост инфраструктуры

В эти дни мечети Грузии резко активизировали свою работу. В стране идет перерегистрация мусульманских храмов. Из 312 действующих в Грузии мечетей регистрация 130 из них завершена.

Со слов председателя Управления мусульман Грузии Хаджи Рамина Игидова, сданы в эксплуатацию еще 15 мечетей. А также, помимо этого, получено разрешение на строительство новой мечети.

.

Около года назад было принято решение о бесплатном обеспечении всех мечетей Грузии газом. Представительство азербайджанской нефтегазовой  компании SOCAR в Грузии тогда подписало с Управлением мусульман Грузии меморандум.

Это было документ о безвозмездном обеспечении мечетей страны природным газом. Со слов председателя УМГ Рамина Игидова, если раньше лишь несколько мечетей Грузии пользовались этой помощью, отныне все мечети, возле которых проходит газопровод, могут бесплатно получать газ.

Численность мусульман

В Грузии проживает 500 тысяч мусульман, из них 30 тысяч живет в столице. Ислам является второй по величине и значению религией на территории современной Грузии со времён эпохи мусульманских завоеваний.

В некоторых регионах страны мусульмане составляют относительное или абсолютное большинство населения. Ислам в республике многонационален. Его в подавляющем своём большинстве исповедуют местные азербайджанцы, среди которых есть и шииты, и сунниты.

 

Менее многочисленны чеченцы-кистинцы, лезгины и турки-месхетинцы, а также, с определёнными оговорками, аджарцы, абхазы и месхетинцы, хотя численность последних двух групп в современной Грузии минимальна.

Самой многочисленная из групп являются азербайджанцы-шииты. По-своему уникальным является тот факт что именно в Тбилиси существует сохранившаяся со времен СССР объединённая мечеть — единственная в своём роде где шииты и сунниты молятся вместе.

История проникновения

В 645 году в Грузию впервые вошли передовые отряды мусульман, однако окончательно подчинить большинство собственно грузинских земель им удалось лишь в 735—737 годах. В 736—1122 года Тбилиси был важным культурно-религиозным центром местного мусульманского эмирата в составе Исламского Халифата.

Хотя грузинское население окружающих сельских регионов сохраняло приверженность христианству. Постепенно шло неуклонное принятие грузинами ислама под владычеством Халифата. Однако вскоре централизованное государство мусульман начало распадаться и слабеть.

 

По мере угасания эмирата на территории Грузии, в период между 1080 по 1480-е годы ислам погрузился в состоянии упадка. Однако, в конце 15 века, с усилением власти персидских правителей в Грузии, на территории восточной Грузии поселяется значительное количество тюрков мусульман, которые впоследствии слились в азербайджанскую общину страны.

Западная Грузия, перешедшая под управление Османского Султаната также начала активно включаться в орбиту мусульманской цивилизации в период между ХV-ХVIII веками. В результате исламизации из состава грузинского этноса выделяются группы мусульман-грузин — лазы, аджарцы и чвенебури. Турки-месхетинцы же являлись потомками османских турок, осевших в Месхетии.

Угроза ИГ

При этом накануне в Сирии погиб еще один гражданин Грузии, житель села Думастури Панкисского ущелья стран 21-летний Султан Гумашвили. Напомним, что в Панкиси живут кистинцы – этнические чеченцы.

Это уже пятый случай гибели выходцев из Панкиси в Сирии за последние несколько месяцев. По данным «Информационного центра Кахетии», в Сирии в общей сложности погиб уже 21 уроженец Грузии.

 

Ранее заместитель главы Службы госбезопасности Грузии заявлял, что ведомство располагает информацией о нахождении в Сирии в рядах различных вооруженных формирований около 50 граждан Грузии.

Власти страны очень серьезно оценивают угрозу со стороны вооруженных группировок, находящихся в Сирии. Ведут работу по отслеживанию граждан страны, выехавших в Сирию. Тем не менее, на работе официальных мусульманских организаций в стране это не сказывается.

onkavkaz.com

Мусульмане Грузии. Численность и основные места проживания

Грузия традиционно считается самой мультиэтничной и мультиконфессиональной страной в Закавказье.

Если в Азербайджане большинство населения составляют мусульмане-шииты со значительной долей процента мусульман-суннитов, а в Армении преобладают приверженцы ААЦ (Армянской Апостольской Церкви), то в Грузии картина иная. После развала СССР Грузинская православная церковь усилила свое влияние в стране. Открылись новые храмы, были реконструированы старые церкви, уровень религиозности среди местного населения интенсивно вырос. Более того в некоторых регионах, где местные грузины-мусульмане составляли большинство населения произошел процесс возврата к христианству. Так случилось в частности в Аджарии, регион, который долгое время находился под турецким влиянием и откуда постоянно происходил отток местных грузин-мусульман в Турцию. Так называемые “грузинские мухаджиры” заселили целые прибрежные районы турецкого Причерноморья от Синопа и до Хопы. Пик мухаджирства среди грузин, борющихся против российского влияния приходится на конец XIX—начало XX вв., когда целые деревни в Аджарии и Месхетии опустели в результате переселения местных мусульман в Турцию. Причем переселение не носило принудительный характер. Жители сами выбирали будущий ареал проживания. В Турции грузины — мусульмане именуются этнонимом “гюрджи” а сами местные грузины именуют себя “шавшетцами”, “имерхевцами” или выступают под собирательным названием “чвенебури”. Так или иначе, процесс переселения мусульман Грузии оказал существенное влияние на религиозный состав населения и число местных мусульман резко уменьшилось. Уменьшилось число грузинских мусульман и в результате депортации турок-месхетинцев в 1944 году. Турки-месхетинцы спорный этнический элемент, также подвергшийся сильному турецкому влиянию. До сих пор научный мир не может выяснить этногенез этой группы. Антрополигически турки-месхетинцы принадлежат к кавкасионскому типу, однако, по языку они тюрки. Большинство специалистов считают турок-местехинцев потомками автохтонного населения региона Месхетия, смешавшихся с тюркскими племенами. На сегодняшний день в Грузии проживает порядка 5000 турок-месхетинцев, которые в основном сунниты. Примечательно, что большинство из них на данный момент не проживает в Месхетии, где до сталинских депортаций имелись сотни сел турок-месхетинцев. Грузинское правительство расселяет, желающих вернуться в Грузию турок-месхетинцев дисперсно, чтобы не создавать ареалы компактного проживания месхетинских мусульман.

До 1950 годов прошлого столетия из Грузии выехали многие курды-мусульмане. Курды ныне живут лишь в Тбилиси, малая часть в Кахетии и в городе Батуми. По оценочным данным, число курдов в Грузии составляет приблизительно 5000 человек.

На сегодняшний день число мусульман в Грузии составляет по разным оценкам до 450.000 человек. Большинство из них это местные азербайджанцы-шииты, проживающие на юго-востоке страны в районах Гардабани, Марнеули, Дманиси, Болниси, а также в Тбилиси. Только в регионе Квемо-Картли проживает свыше 200.000 азербайджанцев. Вторую группу приверженцев ислама составляют собственно грузины-мусульмане региона Аджария. Последние проживают в горных районах бывшей автономии, в особенности в Хуло и Хелвачаури. Многие из них приняли обратно христианство впервые годы правления президента Михаила Саакашвили. Их число (мусульман-аджарцев) по предварительным данным, составляет 115.000 человек. Грузины-мусульмане Аджарии практически все сунниты. Значительное число мусульман проживает и в регионе Кахетия. Там имеются компактные села проживания азербайджанцев, чеченцев-кистинцев и аварцев. Число мусульман в Кахетии по последней переписи населения оценивается в 51.000 человек. Среди мусульман Кахетии выделяются аварцы, а точнее авароязычные народы- бежтинцы и гинухцы, которые проживают в трех селах Кахетии в Тиви, Сарусо и Чантлискуре. Часть аварцев Грузии со временем влилась в азербайджанскую этническую среду. Это аварцы сел Кабали и Караджала, проживающие в Лагодехском районе Грузии. Ныне по самосознанию и языку они азербайджанцы, однако, в отличие от азербайджанцев-шиитов, исповедуют ислам суннитского толка.

Чеченцы-кистинцы исторически проживают компактно в Панскисском ущелье. В результате военных действий в Чечне с 1990 по 1995 гг. в Панскисское ущелье перебрались и другие чеченские беженцы. Часть из них в последующие годы эмигрировала на Запад.

Грузины мусульмане проживают также в Гурии и в Самцхе-Джавахетии. В регионе Гурия проживает также другая картвельская мусульманская этническая общность — лазы. Лазы по языку считаются мегрелами, однако по религии в основном мусульмане-сунниты и проживают кроме нынешней территории Грузии в приморских и западных районах Турции. Их численность в Турции колеблется от 500.000 до 2 млн. человек. Стоит отметить, что власти Грузии времен Саакашвили поощряли переселение турецких грузин на историческую родину. Свыше 10.000 турок грузинского происхождения уже получили грузинские паспорта. Однако нынешние власти страны не продолжают практику раздачи грузинских паспортов турецким грузинам, так как имеются серьезные опасения, что соотечественники из Турции повлияют на религиозную составляющую демографии. Противятся данной тенденции и представители грузинского православного духовенства.

За последние годы в Грузию переехали сотни иранских грузинских мусульман-шиитов или так называемые “ферейданцы”. Эта этническая группа грузин оказалась в Иране во время правления Шах-Абасса Великого. Последний силой переселил грузин, проживающих в Кахетии, и поселил их в районе Ферейдана. Принудительное переселение оказало негативное влияние на последующую судьбу “ферейданских грузин”. Большинство ассимилировалось с персами, и лишь часть из них сохранила историческую память. Из Азербайджана в Грузию переселились также незначительные группы грузин-мусульман, так называемые”ингилойцы”, которые традиционно проживают в ряде западных районов соседней страны.

Кроме вышеуказанных этнических групп в Грузии имеются и другие мусульманские этнические общины. Это татары, лакцы, лезгины, мусульмане абхазы, армяне-мусульмане, которых именуют ”хемшилами”, этнические турки, арабы и персы.

В целом миграционные процессы среди мусульман Грузии протекают параллельно с общими миграционными тенденциями, происходящими в стране. За последние годы в Грузию переселились не только этнические грузины-мусульмане из Турции и Ирана, но и арабы, персы, а также этнические турки. С другой стороны из Грузии выехали некоторые группы чеченцев, азербайджанцев и аварцев.

В стране действуют мечети, медресе и исламские организации.

Арман Акопян, Kavnews.ru 

javakhkmedia.com

Мусульмане Грузии. Численность и основные места проживания

Грузия традиционно считается самой мультиэтничной и мультиконфессиональной страной в Закавказье.

Если в Азербайджане большинство населения составляют мусульмане-шииты со значительной долей процента мусульман-суннитов, а в Армении преобладают приверженцы ААЦ (Армянской Апостольской Церкви), то в Грузии картина иная. После развала СССР Грузинская православная церковь усилила свое влияние в стране. Открылись новые храмы, были реконструированы старые церкви, уровень религиозности среди местного населения интенсивно вырос. Более того в некоторых регионах, где местные грузины-мусульмане составляли большинство населения произошел процесс возврата к христианству. Так случилось в частности в Аджарии, регион, который долгое время находился под турецким влиянием и откуда постоянно происходил отток местных грузин-мусульман в Турцию. Так называемые “грузинские мухаджиры” заселили целые прибрежные районы турецкого Причерноморья от Синопа и до Хопы. Пик мухаджирства среди грузин, борющихся против российского влияния приходится на конец XIX—начало XX вв., когда целые деревни в Аджарии и Месхетии опустели в результате переселения местных мусульман в Турцию. Причем переселение не носило принудительный характер. Жители сами выбирали будущий ареал проживания. В Турции грузины - мусульмане именуются этнонимом “гюрджи” а сами местные грузины именуют себя “шавшетцами”, “имерхевцами” или выступают под собирательным названием “чвенебури”. Так или иначе, процесс переселения мусульман Грузии оказал существенное влияние на религиозный состав населения и число местных мусульман резко уменьшилось. Уменьшилось число грузинских мусульман и в результате депортации турок-месхетинцев в 1944 году. Турки-месхетинцы спорный этнический элемент, также подвергшийся сильному турецкому влиянию. До сих пор научный мир не может выяснить этногенез этой группы. Антрополигически турки-месхетинцы принадлежат к кавкасионскому типу, однако, по языку они тюрки. Большинство специалистов считают турок-местехинцев потомками автохтонного населения региона Месхетия, смешавшихся с тюркскими племенами. На сегодняшний день в Грузии проживает порядка 5000 турок-месхетинцев, которые в основном сунниты. Примечательно, что большинство из них на данный момент не проживает в Месхетии, где до сталинских депортаций имелись сотни сел турок-месхетинцев. Грузинское правительство расселяет, желающих вернуться в Грузию турок-месхетинцев дисперсно, чтобы не создавать ареалы компактного проживания месхетинских мусульман. 

До 1950 годов прошлого столетия из Грузии выехали многие курды-мусульмане. Курды ныне живут лишь в Тбилиси, малая часть в Кахетии и в городе Батуми. По оценочным данным, число курдов в Грузии составляет приблизительно 5000 человек. 

На сегодняшний день число мусульман в Грузии составляет по разным оценкам до 450.000 человек. Большинство из них это местные азербайджанцы-шииты, проживающие на юго-востоке страны в районах Гардабани, Марнеули, Дманиси, Болниси, а также в Тбилиси. Только в регионе Квемо-Картли проживает свыше 200.000 азербайджанцев. Вторую группу приверженцев ислама составляют собственно грузины-мусульмане региона Аджария. Последние проживают в горных районах бывшей автономии, в особенности в Хуло и Хелвачаури. Многие из них приняли обратно христианство впервые годы правления президента Михаила Саакашвили. Их число по предварительным данным, составляет 115.000 человек. Грузины-мусульмане Аджарии практически все сунниты. Значительное число мусульман проживает и в регионе Кахетия. Там имеются компактные села проживания азербайджанцев, чеченцев-кистинцев и аварцев. Число мусульман в Кахетии по последней переписи населения оценивается в 51.000 человек. Среди мусульман Кахетии выделяются аварцы, а точнее авароязычные народы- бежтинцы и гинухцы, которые проживают в трех селах Кахетии в Тиви, Сарусо и Чантлискуре. Часть аварцев Грузии со временем влилась в азербайджанскую этническую среду. Это аварцы сел Кабали и Караджала, проживающие в Лагодехском районе Грузии. Ныне по самосознанию и языку они азербайджанцы, однако, в отличие от азербайджанцев-шиитов, исповедуют ислам суннитского толка. 

Чеченцы-кистинцы исторически проживают компактно в Панскисском ущелье. В результате военных действий в Чечне с 1990 по 1995 гг. в Панскисское ущелье перебрались и другие чеченские беженцы. Часть из них в последующие годы эмигрировала на Запад.

Грузины мусульмане проживают также в Гурии и в Самцхе-Джавахетии. В регионе Гурия проживает также другая картвельская мусульманская этническая общность - лазы. Лазы по языку считаются мегрелами, однако по религии в основном мусульмане-сунниты и проживают кроме нынешней территории Грузии в приморских и западных районах Турции. Их численность в Турции колеблется от 500.000 до 2 млн. человек. Стоит отметить, что власти Грузии времен Саакашвили поощряли переселение турецких грузин на историческую родину. Свыше 10.000 турок грузинского происхождения уже получили грузинские паспорта. Однако нынешние власти страны не продолжают практику раздачи грузинских паспортов турецким грузинам, так как имеются серьезные опасения, что соотечественники из Турции повлияют на религиозную составляющую демографии. Противятся данной тенденции и представители грузинского православного духовенства. 

За последние годы в Грузию переехали сотни иранских грузинских мусульман-шиитов или так называемые “ферейданцы”. Эта этническая группа грузин оказалась в Иране во время правления Шах-Абасса Великого. Последний силой переселил грузин, проживающих в Кахетии, и поселил их в районе Ферейдана. Принудительное переселение оказало негативное влияние на последующую судьбу “ферейданских грузин”. Большинство ассимилировалось с персами, и лишь часть из них сохранила историческую память. Из Азербайджана в Грузию переселились также незначительные группы грузин-мусульман, так называемые”ингилойцы”, которые традиционно проживают в ряде западных районов соседней страны.

Кроме вышеуказанных этнических групп в Грузии имеются и другие мусульманские этнические общины. Это татары, лакцы, лезгины, мусульмане абхазы, армяне-мусульмане, которых именуют ”хемшилами”, этнические турки, арабы и персы.

В целом миграционные процессы среди мусульман Грузии протекают параллельно с общими миграционными тенденциями, происходящими в стране. За последние годы в Грузию переселились не только этнические грузины-мусульмане из Турции и Ирана, но и арабы, персы, а также этнические турки. С другой стороны из Грузии выехали некоторые группы чеченцев, азербайджанцев и аварцев. 

В стране действуют мечети, медресе и исламские организации.  

Арман Акопян

Источник: Kavnews.ru 

 

kavnews.ru

Политический ислам в Грузии | ВОПРОСИК

Исторически Кавказский регион постоянно был сферой геополитических интересов ВЕЛИКИХ ДЕРЖАВ. Влияние на регион менялось параллельно историческим перипетиям. Конфронтация геополитических интересов на Кавказе начала обостряться с 90-х годов XX века, что явилось результатом развала Советского Союза и кардинальными изменениями политической карты мира. Сегодня конфликт интересов государств мирового масштаба, связанный с перераспределением сфер влияния в регионе, достигает пика. На Кавказе в эпицентре геополитических игр традиционно находится Грузия.

Именно ошибочные политические интересы ряда государств, нестабильная политическая и экономическая ситуация в государствах региона, поставила нас перед новым вызовом, который явился нам в виде радикального ислама. Это та проблема, которая представляет угрозу цивилизации и всемирной безопасности.

Как всегда, Грузия была и остаётся политическим и культурным центром региона, поэтому каждый игрок пытается усилить своё идеологическое влияние – чтобы упрочить в стране свое политическое влияние в целом и создать действенные рычаги управления Кавказом.

В данном случае и исламские радикалы не являются исключением – и этим вызвана в последнее время их активность в Грузии. Радикальный ислам начал распространяться на Кавказе в 90-е годы – особенно на Северном Кавказе, в отдельных субъектах Российской Федерации.

Во время первой чеченской войны последователи традиционных чеченских мусульман суфийского направления постепенно превратились в ваххабитов. Это происходило в результате целенаправленной пропаганды, которая финансово и идеологически поддерживалась из-за рубежа, со стороны некоторых арабских стран. В частности, часть молодежи, которая не особенно разбиралась в исламе, в том, что суфийские обычаи, тарикаты и вирды – это не настоящий ислам, а «бидааты» (нововведения), в то время как настоящий исламом является салафизм. Сами ваххабиты называют себя салафитами, утверждая что якобы они восстановили «настоящий ислам», который существовал во времена Пророка Мухаммеда. Именно с этих пор радикальный ислам начал распространяться в соседних республиках: Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачоево-Черкессии, Адыгее, а также в соседнем южном государстве – Грузии (Панкисское ущелье) и конфликтном регионе Абхазии.

Львиная доля в создании ваххабитских легионов в Чечне принадлежит спецслужбам Турции, в определённом масштабе – также спецслужбам Иордании, ОАЭ, Катара и других арабских государств.

Исторический экскурс

Постараюсь обрисовать краткий исторический экскурс истории появления и распространения на территории Грузии исламских сообществ и ислама в целом.

С тех пор, как ислам зародился как религия, ещё во времена нашествий арабских завоевателей, он стал распространяться и в Грузии. В частности, столице Грузии Тбилиси, в период арабского владычества стали появляться первые исламские сообщества.

Впоследствии, в результате завоевательных войн Персидской империи, сюда, в основном на территории Квемо Картли, Шида Картли и Кахетии, было переселено большое количество мусульманского населения.

В период оккупации Османской империей некоторых территорий Грузии (Аджарию, Самцхе-Джавахети, Тао-Кларджети, и других территорий, расположенных на юге страны), почти всё местное этнически грузинское население приняло ислам.

Это происходило с XIV века, когда Грузия распалась на отдельные царства и княжества. В этот период со стороны Османской империи на коренные грузинские территории началось массовое переселение представителей различных этнических групп. Речь идёт об Аджарии, которая на сегодняшний день является неотъемлемой частью грузинской территории. Она пользуется культурно-автономным статусом, и здесь проживает самое большое количество мусульман из проживающих в Грузии.

Как мы уже отметили, эта часть Грузии почти в течение 400 лет была частью Османской Империи. Впоследствии, когда Грузия стала частью Российской Империи, в результате русско-турецких войн территория Аджарии была возвращена Грузии. Проживающие на этой территории мусульмане, так же, как и жители Самцхе-Саатабаго (бывший Ахалцыхский пашалык), продолжили жизнь в составе Российской Империи.

Далее я постараюсь привести данные о положении мусульман в составе Российской Империи, а также состоянии межконфессиональных отношений.

Необходимо отметить, что к тому времени отношения между христианскими и мусульманскими сообществами были чётко сформулированы. В 1872 году, согласно подписанному положению «Об управлении Закавказского Мусульманского Духовенства», была юридически оформлена структура мусульманского объединения, определены принципы его работы в Закавказье. В частности, создавались отдельные управления шиитов и суннитов, и формулировались принципы политика империи по отношению к мусульманам только что присоединённого обширного края.

Здесь стоит заместить, что к этому периоду Российская Империя была тесно связана с мусульманским миром, и на её территории жило значительное количество мусульман. Отдавая должное значительному влиянию мусульманского сообщества Российской империи, 22 сентября 1788 года Екатерина II основала Уфимское духовное магометанского закона собрание. В 1796 году его название сменилось на «Оренбургский», центром же мусульманского управления осталась Уфа.

Уже с конца XVIII века государственная политика была направлена на осуществление конкретных интересов на своей территории: установление доброжелательных отношений с мусульманами и распространение государственных интересов на востоке. Разработанная для этой цели организационная структура потом активно использовалась, в том числе и для создания Закавказского Мусульманского Объединения.

В частности, соответственно положению Закавказского Мусульманского Объединения, местные и высшие духовные лица суннитов осуществляли как духовную деятельность, так и распоряжения и правительственные законы административного порядка, контроль над которыми вместе с контролем учебных заведений, осуществляли губернаторы и местные руководители. В то же время высший контроль осуществлял кавказский главнокомандующий.

Суннитское Духовное Управление располагалось в Тбилиси. Структурно муфтию (высшее духовное лицо у мусульман) и духовному управлению подчинялись кадии (духовный судья у мусульман) и губернские управления, которые, в свою очередь, контролировали мечети и учебные заведения. Также были разработаны правила работы – как на центральном, так и на местном уровне. Соответственно, определялся ведущий этих дел.

Согласно Положению о Духовном Управлении, в его ведении было исполнение религиозных правил и ритуалов, распространение разрешённого религиозного учения, исполнение государственных постановлений и распоряжений, что подтверждалось принесённой клятвой перед императором и империей.

Разумеется, в Положении нашли отражение хозяйственные и финансовые вопросы, что определяло покрытие соответственных расходов. Положение предусматривало удовлетворение специальных требований по отношению к духовным лицам при занятии должности (образование, гражданство и т.д.). В то же время, в период службы, духовные лица и члены их семей  освобождались от платежей и от некоторых форм наказания; за казённый счет оплачивались их командировки. После 20 лет службы или в случае получения физических увечий они также освобождались от платежей, от некоторых обязанностей и различных форм наказаний.

Также, одним из выражений политики отношений с мусульманским миром был закон «о строении исламских мечетей», который предусматривал их открытие во всех пунктах, где проживало хотя бы 200 мусульман. Этот факт и объясняет быстрый рост количества мечетей в Аджарии с 1878 года. Принципиальные изменения в эту схему были внесены в 1917 году, когда духовное собрание сменилось на центральное духовное управление мусульман (ЦДУМ). А позже, уже при Национальном Управлении Совета Народных Комиссаров, был создан Комиссариат мусульманских дел (похожий комиссариат действовал и в Аджарии).

В 1940 году, вследствие организованных реформ, было создано Закавказское Духовное управление мусульман (ЗДУМ) с центром в Баку.

С приходом советской власти в Грузии прекращают службу местный муфтий (высшее духовное лицо у мусульман), все мечети и духовные учебные заведения. Однако через несколько лет Батумская мечеть (Ортаджаме) возобновляет работу.

Исходя из краткого исторического экскурса, можно также сказать, что в период Российской Империи мусульманская религиозная система отличалась достаточно чёткой и организованной структурой. Значительное место в ней уделялось независимости от государства и правительства.

В 90-е годы, после распада Советского Союза, когда Грузия стала независимым государством, на фоне активности верующих и возобновления работы мечетей, имеет место попытка основания самостоятельного Духовного Управления. После согласования с Закавказским Мусульманским Управлением восстанавливается должность муфтия.

Разработка местной структуры и принятие должности муфтия связана с именем Автандила Нерджеван Абашидзе. Конечно, частично ислам был политизирован и в годы правления Аслана Абашидзе. Однако проявлений радикализации его приверженцев в диалоге с христианским сообществом в те годы отмечено не было.

После «революции роз» 2003 года в аджарском и, в целом, в грузинском мусульманском сообществе наблюдалась некоторая напряжённость – в связи с тем, что некоторые духовные лица и прихожане выступили сторонниками конкретных политических сил. Некоторые из них были на стороне Аслана Абашидзе и Эдуарда Шеварднадзе, другие же – на стороне нового правительства.

В 2004 году, на фоне развивающихся событий, уже бывший муфтий, непосредственно вовлечённый в политические процессы, оставил свой пост, и его место занял новый муфтий Бежан Бекир Болквадзе.

С периода советской власти за переменами в религиозных структурах последовала реорганизация Закавказского Мусульманского Управления и перемещение Центра из Баку в Тбилиси. В этот период в Аджарии им в основном правили кадии, а после достижения независимости там основалось новое управление, главой которого стал муфтий (с 2004 года – управление в форме муфтията).

Чтобы наладить свою деятельность, Управление принимает постановление и внедряет официальную схему правления. Меняется законодательная база, а со стороны Духовного Управления вырабатывается новая стратегия. В частности, принимается постановление, регулирующее  отношения аджарского мусульманского сообщества с аджарской и грузинской конституцией, а также к Православной церкви и христианскому сообществу. Но при этом прежние проблемы и противоречия продолжались и после 2004 года, что, в основном, было связано со строительством новых религиозных зданий и распространением религиозной литературы. Заметим, в целом (на протяжении имперской, советской и постсоветской истории Грузии) эти противоречия никогда не имели под собой серьёзных оснований.

На сегодняшний день, на основании внутренней документации характера, Аджарское Мусульманское Духовное Управление занимается духовно-образовательной и общественно-финансовой деятельностью.

Сегодня в состав Аджарского автономного муфтията входят приблизительно 95 мусульманских строений (41 мечеть,18 учебных заведений и 2 других). Кроме того, в последний период на территории Аджарии начато строительство около 35 таких строений. Таким образом, утверждения о притеснениях и тем более о гонениях на мусульман в Аджарии или вообще в Грузии, если они где-то появляются, – не соответствуют действительности.

А сейчас поговорим о тех создавшихся проблемах, которые реально беспокоят христианское сообщество и о том, в чём заключается основа проблем между христианскими и мусульманскими сообществами.

Как я уже отметил, правительство Саакашвили политизировало этот вопрос в целом и использовало в личных интересах и для укрепления режима. С этой целью Саакашвили начал искусственно усиливать деятельность исламистских организаций.

Не секрет и то, что с помощью западных и грузинских спецслужб он подготавливал на территории Грузии северно-кавказскую радикально настроенную молодёжь в целях её дальнейшего использования на северо-кавказской территории при проведении различных диверсионных актов.

Существует официально подтверждающая это документация. Один из таких фактов уже выявлен: как выяснилось «боевики», участвующие в Бесланском теракте, проходили обучение именно в Грузии.

Это также подтверждают факты, изложенные в книге Ислама Сайдаева и, наконец, знаменитая «лопотская» операция во время которой, перед парламентскими выборами 2012 года грузинские спецслужбы послали на территорию Дагестана диверсионную группу, которую потом сами же и ликвидировали.

Именно саакашвилевский режим был той силой, которая способствовала развитию и распространению в Грузии радикальных исламских группировок и салафитских общин. Финансовые ресурсы были мобилизованы в основном из Саудовской Аравии, Объединённых Арабских Эмиратов и Катара. Также их финансировали отдельные группы из Турции. А на территории Грузии поддерживающей силой были Саакашвили и грузинские спецслужбы.

Сам процесс радикального распространения ислама по всему Кавказу начался в 90-е годы, в частности во время чеченской гражданской войны, когда западные спецслужбы и арабский мир начали поддерживать сепаратистское движение в Чечне.

Целью этого процесса было провозглашение независимости Чечни и, впоследствии, полное отделение Северного Кавказа от Российской Федерации для создания единого халифата, в состав которого в том числе должна была войти и Грузия.

Таким образом, сегодня мы в Грузии оказались перед новой угрозой. Столкновения в Сирии показали, что и Грузия и Кавказский регион в целом находятся в опасности, т.к. большая часть бойцов – выходцы именно из Грузии (3 легиона) и в целом с Кавказа.

На этот раз я заострю внимание только на Грузии. Как я уже отметил, воевать в Сирию отсюда было отправлено 3 «легиона». Каждый из легионов, т.е. каждый джамаат состоит из 170-180 бойцов, которые являются гражданами Грузии; это по одному джамаату из Аджарии, Квемо Картли и Панкисского ущелья. Их заработок составляет от 3 000 до 10 000 долларов США (в зависимости от военного ранга).

Источником финансирования этих групп, отбираемых на территории Грузии, в основном является Саудовская Аравия, а также Эмираты, Катар, Оман и Иордания. Именно от разведок этих стран и западных спецслужб и поступает в Грузию ежегодно по несколько миллионов долларов.

Согласно распространенной некоторыми СМИ информации, в 2013-14 годах (особенно в 2014) в Грузии для укрепления ваххабитских и салафитских общин выделено приблизительно 70 млн долларов США. Запланировано получить эту сумму именно в течение этих двух лет.

Турецкие спецслужбы тоже принимают участие в этих процессах, несмотря на то, что у Турции есть некоторые противоречия с арабскими странами.

Этот процесс координируют и принимают в нём активное участие спецслужбы Соединённых Штатов Америки и американские неправительственные организации, также являющиеся фактором влияния и поддержки. В упомянутый 700-миллионный «план» входит Аджария, и создание некоего «Аджарского исламского государства» считается реально осуществимым. Конечно, этот план также представляет угрозу для Грузии.

Для эффективного осуществления этого плана были активно задействованы аджарские мусульманские лидеры, например, такие, как Тариел Накаидзе. Согласно публиковавшейся в ряде СМИ информации, западные спецслужбы и исламские государства могут перечислять ему довольно крупные суммы (ежемесячно от 200 до 400 тысяч долларов).

Тариел Накаидзе получает деньги и из турецких источников. К делу был подключён и бывший шейх Вагиф Акперов, который сотрудничал одновременно как с иранским шиитским направлением, так и с турецким суннитским, а также с ваххабитским направлением арабских стран. Также известно, что в сентябре-октябре 2013 года он мог получить 150 000 долларов от салафитской общины, которую, в свою очередь западные спецслужбы и исламские государства, финансирует катарский принц.

Также активные идеологические работы проводятся с северно-кавказскими мусульманскими диаспорами, которые проживают на территориях Турции, Сирии и Иордании. Раньше турецкие спецслужбы полностью контролировали диаспоры, проживающие в Турции, но арабские финансовые источники ослабили этот контроль и начали «перетягивать» эти диаспоры на сторону ваххабитов.

Особенная заинтересованность в этом плане высказывается не только по отношению к Аджарии, но и к Абхазскому региону. Согласно имеющимся данным, некоторую роль здесь могут играть представители турецкой абхазской диаспоры и их связи в Абхазии.

Для защиты своих политических интересов в регионе Ирану нужно сдерживать рост влияния Турции и США. В данном вопросе он в качестве своей основной опоры видит этнических азербайджанцев-шиитов, проживающих в грузинском регионе Квемо Картли (численность 284,761 чел). Иран также пытается влиять на внутриполитические процессы в Азербайджане. Одним из самых влиятельных шиитских организаций является «Ахл-Абу-Байт», офис которой находится в Тбилиси. Это гуманитарная организация исламско-образовательной направленности.

Реально данная организация не подозревается в деятельности против государства. Хотя Иран ведет очень тонкую и деликатную политику по отношению к Грузии, но с другой стороны, для усиления собственного влияния Тегеран использует азербайджанских граждан Грузии и все финансируемые им же организации. Анализируя эту картину можно сделать следующее заключение: финансируемые Ираном шиитские организации не представляют угрозы для Грузии и её христианского населения, т.к. не выделяются особой радикальностью.

Вернёмся опять к Аджарии. Там уже очень активно заработали социальные сети и уже слышатся призывы к созданию «Аджарского исламского государства». Имеются основания считать, что создана исламская группировка по типу «Аль Кайда», которая отбирает молодых мусульман с низким уровнем образования для развития радикальной исламской идеологии.

В эту конкретную схему вовлечены и турецкие граждане, которыми, по нашему мнению, руководят турецкие спецслужбы; по источникам СМИ, эту молодёжь готовят для базы исламского халифата, которая, по их мнению, присоединится к самопровозглашённому государству ИГ. С этой целью аджарскую исламскую молодёжь призывают к религиозной войне.

Анализ информации в СМИ даёт следуишую картину: антигосударственную деятельность аджарских ваххабитов координирует гражданин Турции, некто Таджуддин Албайбурт. По данным СМИ, он имеет поддержку от радикальных исламистов в арабском мире и активно распространяет ваххабитскую идеологию на территории Аджарии и всей Грузии, особенно среди молодежи. Как отмечалось выше, в Верхней Аджарии и Батуми вместе с Албайбуртом работают 20-30 молодых людей.

Например, молодой ваххабит Тамаз Чагалидзе часто делает в батумской мечети радикальные заявления, также со своей страницы в социальной сети часто публикует письма угрозы против грузинского государства, угрожает вводом в Аджарию исламистских боевиков. Эта группировка молодежи считает себя филиалом недавно созданного «Исламского государства» и по их заявлению, именно поэтому они создали флаг, герб и карту исламского государства Аджарии. У каждого есть свой ваххабитский псевдоним; ваххабитская пропаганда ведётся с помощью интернета. Активно распространяет фото- и видеоматериалы террористических актов и призывает проживающих в Грузии молодых людей к подобным действиям.

Как ни странно, в эту деятельность включено местное исламское издания «Я люблю ислам», также ведущее активную пропаганду деятельности молодых ваххабитов и способствующее их поездкам в Турцию, где происходят собрания радикально настроенных молодых людей из Йемена, Эфиопии, Судана и других стран. Если спецслужбы Турции не связаны с этой деятельностью, возникает вопрос: почему они не мешают проведению подобных мероприятий на территории их страны?

При поддержке Таджуддина была создана страница в интернете «Hadis Georgia». С помощью социальной сети молодие ваххабити, жительи Батуми распространяют ваххабитскую идеологию как в высокогорной Аджарии, так и в Самцхе-Джавахети, распространяя также ваххабитскую литературу на грузинском языке. Он финансируется из благотворительного фонда IHH. Ходжа Таджуддин активно работает не только в Аджарии, но и в Панкисском ущелье. С аджарскими и панкисскими ваххабитами тесную связь поддерживает и американский сенатор Джон Маккейн. Например, во время визита в Аджарии конкретно в Батуми в 2012 году 10 января он провел встречи с лидерами радикальных исламских организаций.

Подобные факты вряд ли случайны. Особенно в ситуации, когда мусульманская молодёжь кистинского происхождения воюет в Сирии и Ираке. Подбор молодёжи в верхней Аджарии происходит именно в этом направлении: уже подобрано от 20 до 30 человек. Эта группа уже официально вовлечена в террористические проповеди и призывает общество к истреблению христианства, чем постепенно превратит Аджарию в «кузницу» исламизма в Грузии.

Исходя из нашего краткого анализа, их позиции таковы: уже создан флаг и герб и с помощью социальных сетей они уже призывают к созданию Аджарского исламского государства, а аджарскую мусульманскую молодёжь – воевать в Сирии и Ираке. Опасность реальна, т.к. в эти процессы втянута молодёжь высокогорных районов, таких, как Хуло, Кеда, Шуа Хеви, откуда в основном и происходит рекрутирование молодёжи. И если не сегодня, то завтра эти процессы могут стать неуправляемыми.

Что касается Аджарии в целом, её население составляет около 400 000 человек. По данным ГПЦ, из них приблизительно 20-25 % составляют мусульмане. Именно из этого количества ваххабитские организации предполагают привлечь 5-7 % и сделать из них боевиков.

Ещё два года назад Патриаршество Грузии в связи с этим вопросом сделало заявление, в котором были указаны и другие причины.

Например, 13 сентября 2013 года в Батуми полиция задержала гражданина России, чеченского происхождения, Юсупа Лакаева и находившихся вместе с ним борца Фируза Цулукидзе и тренера Темура Бахтуридзе. При задержании Лакаев выстрелил в полицейских. При перестрелке были ранены полицейские, случайные прохожие и сам Лакаев.

Нужно отметить, что за несколько недель до случившегося Фируз Цулукидзе заявил, что его не пускают на чемпионат мира из-за отношений с сомнительными личностями. Вместе с тем «Российская газета» объявила Юсупа Лакаева сорок восьмым в (состоящем из 81 человек) списке лиц, представляющих угрозу для Олимпиады.

В беседе с газетой «Сиахле» брат задержанного Фируза Цулукидзе фактически призывал ваххабитов к религиозной войне. После этого уже становится ясно, насколько опасной становится радикализация ислама в Аджарии и в целом на Кавказе.

Опасность таит в себе и то, что ваххабит Цулукидзе говорит, что от Олимпиады его отстранили как раз из-за его религиозных взглядов. С его стороны это всего лишь спекуляция религией. На самом деле Цулукидзе был задержан из-за своей криминальной террористической деятельности, которой он занимался в Грузии вместе с Лакаевым.

Как уже было отмечено, Кавказ – специфический регион. В этом конкретном случае в Грузии происходит пересечение трёх направлений политического ислама. Это – сравнительно умеренная исламская ветвь, при которой в Турции господствует суннитский ислам. Вторая – господствующая в Иране традиция шиитского ислама, и третья – самая радикальная ветвь – это так называемое ваххабитское течение.

Именно эти направления противостоят и пытаются вытеснить традиционный на Кавказе суфийский ислам, который на протяжении нескольких веков не входил в конфронтацию с христианской цивилизацией и с православием в частности.

Если мы начнём анализировать политический ислам, то ясно увидим, что он в первую очередь противостоит самой исламской вере. С этой точки зрения следует обратить внимание на несколько основных моментов.

Первый – политический ислам не монолитен, и внутреннее противостояние характеризует его больше, чем какую-либо другую религию или политическую идеологию. Вследствие этого раздоры, противостояния и вражда более сильно проявляются между исламскими течениями, чем по отношению к христианству.

Напрашивается вопрос: почему происходит использование ислама в политических целях и напряжение отношений между христианами и мусульманами как на Кавказе, так и во всём мире? Нужно отметить интересный факт, что жертвой радикального ислама становятся в основном те мусульмане, которые недостаточно знакомы с теологией собственной религии и с историей своего края, да и о христианстве знают не много.

Бразды правления политического ислама всегда находятся в руках харизматических лидеров, которые помогают молодёжи завоёвывать лидерство в обществе, и затем используют их в своём политической агитации.

Например, исламские ритуальные и теологические нормативные требования легко исполнимы и легко запоминаются. Поэтому больших усилий для их выполнения не требуется. Вместе с тем, довольно запутана роль ислама в общественно-экономической жизни. Именно по этой причине мнения расходятся. Многим трудно это понять, и потому они дают этому своеобразную интерпретацию, а в большинстве случаев выходят за грань исламских убеждений и занимают враждебную позицию.

Например, исторически, в Грузии цари-христиане (особенно выделю из них Давида Строителя) щедро награждали мусульманских мулл, учителей и странствующих поэтов. Их основной целью было привлечением мусульманской элиты (а значит и остального мусульманского) в качестве фактора поддержки для Грузии. Поэтому эти люди никогда и не восставали против грузинских царей.

Интересно, что Давид Строитель облагал мусульман налогами в меньшем размере, чем христиан и всячески поощрял их. Например, христиане не имели права заводить свиней в тбилисские районы, населённые мусульманами, также не имели права пользоваться мусульманской баней и т.д.

Является исторически подтверждённым фактом, что Давид Строитель, грузинский христианин, православный, святой, защищал религиозные меньшинства собственной страны, т.к. он следовал требованиям государственных интересов, общего человеколюбия и интеллектуального просветительства.

Применительно к сегодняшнему времени, опираясь на данные грузинских учёных и исследователей, можно утверждать, что часть общества, представляющая христиан, идёт на множество уступок, например, по отношению к соседней Турции.

В то время, когда в Грузии функционирует более 240 джаме и мечетей (из них 140 только на территории Аджарии), около 8 медрессе и другие мусульманские учебные заведения, на турецкой территории церковная служба не проводится ни в одной грузинской церкви, хотя это и на самом деле обязательно.

В большинстве случаев это и вызывает недовольство, тем более, что на территории Турции, в результате перенесённых исторических бедствий, оставшиеся грузинские соборы (Хахули, Ошки, Ишхани и Бана) находятся в плачевном состоянии.

Взамен на восстановление этих соборов в 2012 году турецкая сторона при подписании договора потребовала строительство мечети Азизие в центре Батуми, а также строительство джаме в Кобулетском селе Квирике и восстановление мечети в Ахалцихе.

Мы считаем, что оформление этого договора и занесённые в него требования являются далеко не позитивными явлениями между исламским и христианским мирами, в данном конкретном случае – между Турцией и Грузией. Речь идёт о том, что Турция в целях утверждения своего геополитического положения в регионе (в Грузии, а в частности, в Аджарии и в Ахалцихе) в очередной раз использует ислам как политическое оружие. Именно это и привело к напряжённой обстановке, когда приверженцы Грузинской Православной Церкви опротестовали условия договора.

По мнению грузинских христиан, это было требование не мусульманского населения Грузии, а процесс, контролируемый из Турции, что, на наш взгляд, соответствует действительности.

Требования турецкой стороны являлись необоснованными. Несмотря на то, что большая часть батумского населения – православные христиане, в Батуми действует довольно большая мечеть, соответствующая количеству местного мусульманского населения. Её функционирование выражает доброе расположение государства по отношению к религиозным меньшинствам, к их культуре и традиционному наследию.

Что касается требований по отношению к строительству мечети Азизие, нужно отметить, что на месте ранее существовавшей мечети в настоящее время стоит жилой корпус, и его разрушение во имя строительства мечети противоречит закону.

В Кобулети к тому времени уже шло строительство мечети, и это требование тоже было провокационным и необоснованным. Действующая же в Ахалцихе мечеть историческая, и вопрос о её реставрации ещё никогда не стоял на повестке дня. Она была построена омусульманившимся грузинским дворянином и не является памятником турецкого культурного наследия. Она считается памятником грузинской мусульманской культуры, и заботиться о нём должно грузинское государство.

Наряду с этим хочу отметить и то, что во времена российской царской власти рядом с этой мечетью была построена православная церковь, в которой проходила церковная служба. Но никогда, ни в те времена, ни в последующий период между ними не происходило споров.

Действующие в Грузии неправительственные организации с правозащитным уклоном часто критикуют новое правительство Грузии из-за решительных мер, которые оно принимает против исламистов. Например, в 2013 году сотрудниками контртеррористического центра МВД в Батуми был задержан гражданин России, 26-летний Микаил Кадиев. 19 апреля был задержан еще один гражданин России, 24-летний Магомед Магомедов. Кадиев и Магомедов являются членами самопровозглашенной организации «Имарат Кавказа». Они подтвердили, что являются моджахедами. Указанные лица в мае 2012 года незаконно пересекли границу между Россией и Грузией в Дагестане и за это время незаконно находились на территории Грузии, в частности, в Панкисском ущелье.

Несмотря на то, что контртеррористическому центру было известно об их нахождении в Грузии, действенных мероприятий не проводилось. Магомедов жил в Панкисском ущелье, в центре села Дуиси, напротив ваххабитской мечети, в доме Анико Мачаликашвили, которая является родственницей сотрудника контртеррористического центра Эмзара Мачаликашвили. Этот человек курирует Панкисское ущелье и сам является его жителем. Данный факт подтверждает предположение, что власти бывшего президента Саакашвили, характеризуемые многими гражданами как преступные, активно сотрудничали с ваххабитами. В заявлении Магомедова, с которым он 26 декабря 2012 года официально обратился в Министерство по делам беженцев и расселения Грузии, сказано, что он имел связь с бывшим начальником контртеррористического центра Сандро Амиридзе и сотрудником этой же службы Эмзаром Мачаликашвили.

Амиридзе лично покровительствовал этим двум молодым людям. 13 декабря 2012 года нелегально находящиеся на территории Грузии Кадиев и Магомедов были задержаны в Батуми. Во время их перевозки из Батуми в Тбилиси, Кадиев сбежал, а Магомедову было предъявлено обвинение на основании 334 статьи УК Грузии, и он был арестован. 28 декабря 2012 года, по постановлению главного прокурора Грузии, Магомед Магомедов попал под амнистию, и уголовное производство против него было прекращено.

14 января 2013 года Магомедов был освобожден из-под ареста, после чего вместе с семьей проживал в Грузии. Хочу отметить, что Министерство по делам беженцев и расселения не предоставляло ему статуса беженца. 19 апреля 2013 года Магомедов исчез из Тбилиси, об его исчезновении семья ничего не говорит. По одной из версий, Магомедов перешел из Грузии в Турцию, а оттуда в Сирию, где воюет на стороне повстанцев против президента Сирии Башара Асада.

13 июня 2013 года Министерство внутренних дел Грузии на стадии подготовки пресекло попытку совершения террористического акта. Были задержаны два организатора, Микаил Кадиев и Ризван Омаров. В Тбилиси из их временного жилья были изъяты взрывчатые вещества и электродетонаторы, а также стрелковое оружие, боеприпасы и фальшивые удостоверения личности. В 2010-2011 годах задержанные спецслужбами Саакашвили лица вместе с другими членами группы нелегально находились на территории Грузии. Изъятое оружие и взрывчатые вещества членам группы роздали грузинские спецслужбы.

К этой же группе принадлежит Руслан Папаскири, он же «Зоон». Этот человек свозил участников Лапанкури в Тбилиси, Кадиев является членом этой группы и он связан с событиями в Лапанкури. Руководил этой группой разыскиваемый в прошлом английскими спецслужбами Супьян Ахмедов, который был задержан турецкими спецслужбами в Турции. Впоследствии он дал показание правоохранительным органам о том, что Борис Березовский поручил ему убийство одной крупной политической фигуры. После сотрудничества с органами его освободили. Супьян Ахмедов является одним из лидеров международной террористической сети, а Кадиев, Омаров и Папаскири были членами его террористической группы.

По информации МВД, разыскиваемый Интерполом Кадиев очень часто пересекал границу Грузии по подложным документам, которые ему были предоставлены спецслужбами Саакашвили. Микаил Кадиев с 2010 года разыскивается спецслужбами России за совершение тяжкого преступления. Ему вменяется в вину убийство мэра города Хасавюрт в Дагестане Алимсолтана Алхаматова 27 сентября 2009 года.

В 2013 году мир потряс теракт в городе Бостоне, который был осуществлен братьями Царнаевыми, выходцами из Северного Кавказа. Опираясь на ряд источников, можно смело утверждать, что братья были подготовлены на территории Грузии грузинской неправительственной организацией «Фонд Кавказа», которая, в свою очередь, сотрудничает с американской неправительственной организацией «Джеймстаунский фонд». Официально эти организации заняты изучением культурно-исторических и социальных вопросов Кавказа, а реально работают в интересах США, вербуя жителей России, в частности, Кавказского региона. В 2012 году «Фонд Кавказа» совместно с «Джеймстаунским фондом», провел мероприятие, в рамках которого на семинарах и тренингах присутствовали братья Царнаевы. После участия в нескольких семинарах, Тамерлан Царнаев возвратился на территорию Российской федерации.

«Фонд Кавказ» был создан 7 ноября 2008 года, после грузино-осетинского конфликта, в целях контроля над процессами на Северном Кавказе. На базе Фонда была разработана разведывательная операция «Дарьял». Основной задачей Фонда была вербовка молодежи и представителей интеллигенции на Северном Кавказе, для усиления нестабильности и экстремистских настроений на российской территории. Бывший президент Фонда Гиви Гамбашидзе отрицает данную информацию, однако факты говорят сами за себя.

В войне в Сирии явно выделяются кавказские «штрихи» и «акценты». Абу Омар Аль-Шишани, он же Тархан Батирашвили, гражданин Грузии, этнический кистинец, является командиром северного фронта «Исламского государства Ирака и Сирии». Он профессиональный военный и пользуется высоким авторитетом среди ваххабитских боевиков. В прошлом Тархан Батирашвили в звании сержанта числился в различных отрядах спецназначения Грузии. Он несколько раз проявлял боевое мужество; участвовал в войне 2008 года. В 2010 году был арестован по обвинению в незаконном хранении и приобретении оружия, и после года тюрьмы был освобожден. В 2011 году Абу Омар Аль-Шишани на территории Турции попал в состав сил исламистов, сторонников «Аль-Каиды». Именно в это время происходила вербовка боевиков в Турции. Таким путем Аль-Шишани оказался на территории Сирии.

Следует отметить, что костяк исламистских группировок, вошедших в Сирию со стороны Турции, составляют именно кавказцы. Тархану Батирашвили не сложно было стать их лидером. На сегодняшний день, группировка ИГИШ (Исламское государство Ирака и Шама) является крупнейшей исламистской структурой в Сирии и Ираке. Одним из главных военных командиров этой группировки, как было указано выше, является Абу Омар Аль-Шишани. Под его подчинением может воевать от 5000 до 8000 боевиков. Согласно ряду источников, значительная их часть – выходцы с Кавказа.

В Панкисском ущелье день ото дня растет авторитет лиц, которые воюют в рядах исламского государства. Особенно высок этот авторитет среди молодежи и несовершеннолетних. Аль-Шишани является примером для них, поэтому за последние 6 месяцев из Панкиси с Сирию ушло воевать до 50 человек. В сентябре 2014 года в Сирии погиб гражданин Грузии, житель села Омало Панкисского ущелья 18-летний Бесо Куштанашвили. Он был одним из 6 погибших мужчин, которые являлись выходцами из этого ущелья. В Сирии также погибли полевой командир, 36-летний Руслан Мачаликашвили, 23-летний Рустам Гелаев, сын известного чеченского полевого командира Руслана Гелаева, 24-летний Халид Ачишвили, 26-летний Абу Абдуллах Мутошвили и 27-летний Абдул-Малик Мутовшвили. Как видим, ситуация в Панкиси тревожная. Мотивация молодых людей – воевать на стороне радикальных исламистов – обусловлена как социальными, так и идеологическими факторами.

13 октября 2014 года гражданин Грузии, житель Батуми, 26-летний Тамаз Чагалидзе обратился к общественности, что он направляется в Сирию, воевать за исламское государство. Свою мотивацию он объяснил притеснением со стороны новой власти Грузии, как последователя фундаменталистского ислама. По его словам, власти Грузии составили «черный список» и его и его друзей грузинские спецслужбы часто вызывали на допросы, запрещали носить бороду и исламскую одежду. Чагалидзе выражал беспокойство тем фактом, что учредителями мусульманских организаций выступают немусульмане. По оценке Чагалидзе, грузинские СМИ создают образ врага из него и его друзей. Он обвиняет грузинское государство в пристрастном отношении к гражданам и открыто заявляет, что главной ценностью для него является шариат.

Чагалидзе пытается проводить интересы ислама в Грузии и говорит, что это не против интересов страны. Он предупреждает власти Грузии о возможности противостояния на религиозной почве. По его словам, у них в архиве хранятся имена и фото всех тех людей, которые участвуют в притеснении мусульман, и рано или поздно им придется отвечать.

Не менее проблематичным вопросом остается тема строительства исламских культовых заведений в Грузии. Перечислю самые нашумевшие случаи, которые политически мотивированы.

6 апреля 2009 года, с нарушением законодательства Грузии, население села Фахралы (Квемо Картли), по инициативе жительницы того же села, 66-летней Валиды Халиловой, начало строительство мечети. По информации жителей села, на том месте, где началось строительство, на протяжении 70 лет без функции стояло здание бывшей мечети и его использовали для склада. Население решило восстановить мечеть. Через некоторое время христианская организация «Союз православных родителей» и местная православная паства опротестовали строительство и потребовали его остановки.

Основанием для протеста стало незаконное строительство и события на территории Азербайджана, где этническим грузинам не давали возможность проводить религиозный ритуал и использовать православные культовые сооружения по назначению. В течение четырёх месяцев строительство было приостановлено, и физическое или словесное противостояние отмечено не было. Ходжа этого села Адиль Набиев письменно обратился к правительству страны и к властям для получения разрешения на строительство мечети. Через год, 12 октября 2010 года, они получили разрешение, на основе чего строительство мечети было продолжено уже на законных основаниях. В этом конкретном случае, проблема была решена на основе правовых договорённостей, что является заслугой мусульманского и христианского населения.

В ноябре 2012 года, через месяц после смены режима Саакашвили, в селе Нигвзиани Ланчхутского района, имело место противостояние между христианскими и мусульманскими жителями села. Причиной опять стало строительство мечети. Этот случай хорошо использовали Национальное движение и его организации-сателлиты. Вопрос был политизирован, и проблема была представлена контексте начавшихся якобы в Грузии на мусульман со стороны власти. Возгоранию конфликта способствовал руководитель «Центра толерантности» Бека Миндиашвили, который, после прибытия на место, подстрекал местное население.

Реально же в селе Нигвзиани конфликтной ситуации не было, о чем свидетельствуют заявления депутатов Мурмана Думбадзе и Еки Беселия, которые провели встречи с населением села. По заявлению тогдашнего руководителя «Управления мусульман Грузии», Джемала Паксадзе, мусульмане и христиане годами жили в мире и согласии в различных уголках Грузии, в том числе в Нигвзиани. Он не смог назвать конкретную причину противостояния в селе, отметив, что в этом селе мусульмане молятся в частном доме и строительство мечети не планировалось, а в случае необходимости Управление и мусульмане официально обратились бы к соответствующим органам. Данная конкретная провокация была устроена Б. Миндиашвили.

20 августа 2013 года сакребуло Ахалцихского района приняло решение, на основании которого было признано незаконным строительство минарета в селе Чела, который был привезен из Турции, так как не существовало официального разрешения властей. В селе Чела живут переселенцы из Аджарии, а часть населения составляют православные христиане, переселенные из региона Рача. Несмотря на конфессиональные различия, в данном селе никогда не отмечалось фактов религиозного противостояния.

26 августа село Чела было полностью блокировано силами полиции. Несмотря на протесты мусульманского населения, демонтаж 24-метрового минарета все же был произведен. После демонтажа полиция покинула село. Местные мусульмане переместились у здания полиции Адигени, где провели акцию протеста. Участники акции попытались ворваться в здание полиции, во время чего правоохранители арестовали до 11 человек. Часть задержанных освободили в тот же день, а других на следующий день.

В связи с этим фактом, в тот же вечер Служба доходов Грузии сделала официальное заявление, согласно которому, демонтаж вышеназванного минарета был произведен с целью проведения экспертизы, для установления того, насколько вес и товарный код предмета соответствует данным, которые были декларированы 14 июля во время ввоза частей конструкции в Грузию. По заявлению Службы доходов, у них появились обоснованные сомнения, что неправильная классификация товара в таможенной декларации могла привести к уменьшению импортного сбора. Несмотря на неоднократные просьбы грузинских властей не политизировать этот вопрос, 26 августа председатель «Союза грузинских мусульман» Тариэл Накаидзе охарактеризовал этот факт как религиозное преследование и обратился к тогдашнему премьер-министру Грузии Бидзине Иванишвили с призывом, прекратить притеснение мусульманской общины Грузии.

Строительство минарета в селе Чела происходило при финансовой поддержке внешних сил. В частности, 22 тыс. лари было мобилизовано под руководством муфтия Артаани, Галипа Акына. Он лично заявил агентству «ААСА», что вместе с 40 духовными лицами в декабре 2012 года находился с рабочим визитом в Ахалцихе, во время которого в селе Чела они увидели, что у мечети не было минарета и именно это стало мотивом для того, чтобы подарить жителям села минарет. В том же интервью он сделал некорректное заявление: «В случае существования минарета, всем ясно, что село является мусульманским».

В Ахалцихе всего 9 мусульманских сел, во всех из них, кроме Чела, минарет был возведен финансами местных мусульман. Таким образом, Чела стала единственным селом, где произошло противостояние из-за минарета. На ситуацию повлияли как внутренние, так и внешние факторы. Внешним фактором послужило заявление муфтия Артаани о том, что село мусульманское, а внутренним – заявление председателя «Союза мусульман Грузии» Тариэла Накаидзе о том, что в Грузии мусульман преследуют и притесняют.

Подобные заявления вызывают конфликт между христианским и мусульманским населением, в то время как реальные причины остаются в тени. Именно поэтому политизация религиозных вопросов вряд ли уместна, а государство максимально должно обеспечить мусульманскую общину финансовой поддержкой, чтобы не появлялись иностранные «доброжелатели».

10 сентября 2014 года, в городе Кобулети, на улице Лермонтова произошел инцидент около мусульманской (суннитской) школы-пансиона. Данное заведение должно было начать функционирование 15 сентября, однако 10-го числа во дворе пансиона местное христианское население зарезало поросенка, а его голову прикрепило к центральной двери здания. Исходя из религиозных факторов, мусульмане восприняли это как оскорбление своей веры, что соответствует действительности. Группа местных жителей-христиан организовала постоянное дежурство у пансиона, чем ограничивали передвижение сотрудников и населения. С их стороны были и исламофобские высказывания, но главным фактором протеста все же были антитурецкие настроения.

При посредничестве властей Грузии были проведены консультации между местным христианским и мусульманским населением. В процессе переговоров участвовал председатель одной из мусульманских организации Рамаз Киладзе, председатель правительства Аджарии Арчил Хабадзе и муфтий Аджарии. Данные лица в связи с указанным инцидентом встретились 20 октября с премьер-министром. Власти Грузии максимально позитивно решили вопрос: учеба в пансионе была восстановлена, лица, участвующие в инциденте, в том числе организатор группы (всего три человека), предстали перед судом по 166-й статье Кодекса административных нарушений (мелкое хулиганство) и каждый из них получил штраф 100 лари.

На мой взгляд, в связи с данным конкретным фактом, государство максимально эффективно справилось с урегулированием конфликта, при том, что опыта превенции подобных проблем пока недостаточно. Нужно отметить, что такие действия со стороны местного христианского населения, конечно, не могут быть полностью оправданы. С другой стороны, протестующие указывали на то, что причиной их недовольства было не начало функционирования исламского пансиона, а участие в этом деле сомнительных финансов и лиц, внешних сил, в частности граждан Турции. Однако вопрос должен был решаться путем переговоров, для сохранения процедур справедливости. Государство должно обеспечить безопасность для последователей всех религиозных направлений на территории Грузии. Все переговорные процессы при урегулировании подобных конфликтов должны проводиться с соблюдением принципов свободы вероисповедания, равенства и толерантности.

22-23 октябры 2014 года в селе Мохе Ахалцихского района имело место противостояние, а затем рукопашное столкновение между мусульманским населением села и полицейскими. Мусульмане требовали переделать в мечеть существующее в селе здание, которое носит статус дома культуры. Это строение, до установления советской власти, на самом деле было мечетью, и представители мусульманской общины требовали восстановления исторической справедливости. Между тем, ремонтные работы здания уже велись, и его планировалось переделать в библиотеку. Именно этим работам попытались помещать местные мусульмане, что привело к их противостоянию с полицией, в результате чего было задержано 14 человек.

Муфтий Хуло (в Аджарии) Абашидзе в связи с данным фактом распространил некую угрозу, заявив о намерении провести масштабную акцию протеста, если задержанные не будут освобождены. Вместе с мусульманским населением, муфтий провел у здания управления полиции Ахалцихе акцию протеста в течение всей ночи. В ней принимали участие представители 11 сел. С ними на месте встретился представитель аппарата Народного защитника. 23 октября состоялся судебный процесс, где задержанные они были осуждены по статье «хулиганство» и присуждены к административным штрафам.

Что касается заявления муфтия Хуло, по своему содержанию оно было явно некорректным, так как он однобоко интерпретировал дело. Лица, которые напали на полицию и правозащитников, и нанесли им физическое оскорбление, не имели на это право, вне зависимости от своей религиозной принадлежности, так как подобные действия квалифицируются как криминал. Задержание лиц, участвующих в беспорядках, происходило не по религиозному признаку – не как мусульман, а как преступников. Что касается заявления муфтия Хуло о религиозном преследовании, это является полным абсурдом, так как власть выражает постоянную готовность к проведению переговоров с мусульманской общиной по поводу данного здания, ресурс чего муфтий до конца не использовал и повел процесс путем уличных акций. Протест мусульман приобрел вид выступления против властей, а не попытку решения проблемы здания.

В августе-сентябре 2014 года было распространено провоцирующее заявление председателя «Союза мусульман Грузии» Тариэла Накаидзе в отношении мечети в Батуми. «Призываю государство, пусть не играет с нами! Гарибашвили не сможет обмануть нас. Чтобы нам не стоило, мы все равно построим мечеть в Батуми!», - говорилось в заявлении.

Здесь же хочу отметить, что в августе 2014 года вопрос строительства мечети в Батуми вновь вошел в активную фазу. По соглашению правительства Аджарии и муфтия новая мечеть в Батуми не будет построена, вместо чего будет расширена существующая мечеть. Также было достигнуто соглашение с Турцией о том, что эта страна проведет реабилитацию грузинских храмов (Ошки и Ишхани), находящихся на ее территории, без принципа взаимности. Под этим подразумевается, что турецкая сторона больше не требует строительства новой мечети в Батуми на месте старой мечети Азизие. Мечеть Азизие воспринимается как символ османской оккупации, как среди мусульманского, так и христианского населения, и именно это обстоятельство вызывает противодействие в вопросе о её строительстве.

Несмотря на то, что этот вопрос находится под личным контролем премьер-министра Грузии, который полностью поддержал планы расширения мечети в Батуми, заявления Тариэла Накаидзе направлены на радикализацию вопроса. Он заявляет, что для него неприемлемо расширение существующей мечети, и настоятельно требует постройку нового культового здания. Он аргументирует свою позицию тем, что православным никто не запрещает строить церкви, и если Грузия является православной страной, то Аджария – мусульманский край. Также он предупреждает население Грузии, что подобный подход приведет к другим процессам, более сложным, чем кто-либо может себе представить. Объектом его критики стал тогдашний муфтий Джемал Паксадзе, которого Накаидзе обвинял в связях с МВД Грузии.

По заявлению председателя Союза мусульман Грузии, вследствие указанных причин Паксадзе не имеет право говорить от имени верующих. Недовольство Тариэла Накаидзе бывшим муфтием было вызвано заключенным соглашением между властями Грузии и муфтием о расширении мечети в Батуми. Накаидзе также прокомментировал вопрос восстановления православных храмов на территории Турции. «Наше главное требование – постройка мечети и нам совершенно безразлично, что будет с грузинскими храмами в Турции. Даже если Ошки и Ишхани будут полностью разрушены, это не наше дело! Не интересует нас»!

12 и 13 января 2014 года было распространено обращение радикального мусульманского активиста Тамаза Чагалидзе (он же Ахмед Гюрджи), обрушившегося с угрозами на своих противников. Чагалидзе раскритиковал христиан, коснулся вопросов Абхазии и Южной Осетии, отметил, что эти территории были потеряны из-за низкой политической культуры в Грузии, а следующей потерей, которая грозит нашей стране, будет Аджария. По его заявлению, Аджария присоединится к «халифату», и если грузины не будут униматься, они исчезнут как динозавры. Угроза была направлена также в адрес православных духовных лиц и сотрудников правоохранительных органов.

Фактически, Чагалидзе этим заявлением объявил «священную войну» – джихад против Грузии. Чагалидзе сейчас находится в Сирии и воюет в составе т.н. «исламского государства». Это заявление аджарского ваххабита было встречено агрессивно со стороны большинства грузинской общественности, на что воюющие в Сирии граждане Грузии ответили в социальных сетях с ответной агрессией. Вырисовывается явно опасная тенденция переноса виртуального конфликта в реальный.

В декабре 2014 года был избран новый муфтий Западной Грузии – Беглар Камашидзе, который сменил Джемала Паксадзе на этом посту. Он 24 года является духовным лицом у мусульман, 11 лет был муфтием Хелвачаури, исходя из этого, обладает определенным авторитетом как среди населения Аджарии, так и в Совете. Камашидзе с большим энтузиазмом приступил к исполнению своих обязанностей и собирается решить такие проблемные вопросы, как открытие медресе в Кобулети и строительство новой мечети в Батуми. Он продолжает строительство резиденции муфтията, которое финансируется правительством Грузии. Надо отметить, что до сих пор у муфтия не было своей резиденции, и он не мог принимать делегации на должном уровне.

До избрания Б. Камашидзе основателями муфтията Грузии были государственные чиновники, а не мусульмане, и они были также членами Меджлиса (Совета). В результате проведенных реформ, эти люди покинули меджлис, а последний из них, Бегиашвили, был заменен на Резо Микеладзе, который перевел Коран на грузинский язык. Так что, у нового муфтия нет проблем ни с Управлением мусульман, ни с властями Грузии. По его заявлению, Грузия должна стать сильным государством и в этом должны внести свою роль все – мусульмане и христиане. Что касается небольших конфликтов между мусульманами и христианами – они решаемы и он всячески будет стараться урегулировать подобные вопросы.

Заключение

И в заключение хотелось бы вновь заострить внимание на факторе Сирии. Мы должны начать заботиться о том, чтобы процессы, развивающиеся на территории ряда стран Ближнего Востока, целью которых является создание «всемирного халифата», в том числе и «кавказского», не перекинулись бы на наши регионы, а конкретно на Грузию.

Для этого мы ни в коем случае не должны допустить в Грузии даже попытки создания местного аджарского «исламского государства». Поэтому, во избежание последующих осложнений, грузинским властям следовало бы отслеживать соответствующие тенденции. Как можно это сделать и с кем нам нужно сотрудничать, чтобы приостановить деструктивные процессы?

Мы должны разработать общую концепцию, которая станет геополитической стратегией в этом направлении.

1) Как известно, мы должны приблизить наши интересы к турецким интересам, так как у Турции имеются серьёзные бизнес-планы в Грузии и, в целом, на Кавказе. Поэтому соседнюю страну в целом не устраивает развитие исламского радикального течения в этом регионе;

2) Для России Грузия и вообще Кавказ является приграничной территорией, дестабилизации которой она, скорее всего, не допустит. Исходя из этого, мы должны сотрудничать и с Россией, так как через Грузию возможно передвижение диверсионных групп и радикальных исламистов на Северный Кавказ и далее в Россию. Таким образом, безопасность России полностью зависит от безопасности этого региона;

3) Что же касается западных стран, надо не следует забывать о значительном количестве западных инвестиций. Среди них крупнейший нефтепровод Баку –Джейхан и экспортные маршруты с газового месторождения Шах-Дениз. Оба они проекта являются стратегическими коммуникациями, от которых Запад серьёзные выгоды. Доля британско-американских инвестиций в Грузии, даже весьма велика, в связи с чем указанные страны должны заботиться о безопасности транзитных территорий;

4) Следует также учитывать фактор Ирана и его интересов. Иран должен тесно сотрудничать с государствами региона в борьбе против создания ваххабитских баз на территории Грузии, которые не сегодня-завтра будут использованы против него же, как их используют в Сирии.

5) Объединение ваххабитских и салафитских общин на территории Грузии окончательно изолирует Армению, в связи с чем её интерес к поддержанию стабильности в регионе;

6) Азербайджан весьма уязвим перед лицом радикальных организаций, использующих религиозную риторику и критикующих власти страны за «космополитизм» и сотрудничество с Западом;

Таким образом, правительства стран Кавказа и Центральной Азии совместно должны позаботиться, чтобы помешать распространению радикального ислама в Грузии, представляющей собою наилучший маршрут для трансграничных угроз. Если Грузия станет ареалом распространения этого течения – это уже станет опасностью для ближних и дальних соседей страны.

Поэтому стратегия Запада (США и Британии), поддерживавших ваххабитские и радикально-исламские группировки в Ираке, Египте, Ливии и Сирии, в случае с Грузией могли бы применить иной подход. Грузия является стратегически важной страной в том числе для интересов запада, и поддержка здесь радикальных сил способно привести, по крайней мере, к региональной катастрофе.

Для предотвращения угрозы распространения радикального ислама в нашем регионе государственный подход по отношению в этом вопросе должен коренным образом измениться. Государство, вместе с гражданскими и религиозными институтами, должно заботиться о правильном религиозном образовании населения. После того, как произойдет полное информирование исламской общины, особенно молодежи, об их религии, у радикальных элементов исчезнет почва под ногами для пропаганды своих взглядов. С точки зрения решения соответствующих задач, государство не должно жалеть финансовых средств для субсидирования мечетей и медресе. Также важно включить исламскую молодежь в различные образовательные и культурно-спортивные мероприятия.

Одну из ключевых ролей в этом вопросе играет социальный фактор, что очень часто становится причиной эволюции взглядов людей (особенно молодёжи) в сторону радикальных и экстремистских идей. Этот процесс особенно актуален на Кавказе с его не вполне благополучной социально-экономической ситуацией. На фоне безработицы и бедности, молодые люди, особенно получая определенное вознаграждение, весьма часто становятся жертвами пропаганды групп радикального ислама. Часто это заканчивается фатальным образом: они погибают во время совершения террористическо-диверсионных актов или во время боевых действий.

25-30 % лиц, которые вошли в группировки радикальных исламистов, особенно в России, заявляют, что в свое время они стали жертвами насилия со стороны правоохранительных органов, и что именно нарушение их прав стало основным мотивом их радикализации. С целью предотвращения подобных случаев, необходимо серьёзное повышение уровня подготовки работников правоохранительных органов; им должно быть разъяснено, как они могут подходить к решению подобных вопросов. Также необходима большая включенность правозащитников, прозрачный характер обсуждения случаев, касающихся исламской проблематики и возможными правонарушениями, которые могут соответствующим образом мотивироваться.

Для превенции радикального ислама было бы продуктивно создать постоянно действующий экспертный совет, призванный изучать происходящие в регионе Кавказа процессы, содержащие угрозы, и давать профильным структурам соответствующие рекомендации. Также, вероятно, позитивные результаты дала бы комплектация экспертной группы, в первую очередь, из специалистов стран Кавказского региона. В этот процесс должны включиться экспертные сообщества Запада и азиатских стран. Именно разнообразие мнений и различный подход к решению вопросов дадут возможность подготовить на основе консенсуса реальное заключение о ситуации в регионе.

На мой взгляд, также необходимо, чтобы на территории Грузии был создан сильный антитеррористический центр, в рамках которого могли бы сотрудничать спецслужбы стран Кавказского региона. В этом деле главную роль должна сыграть Россия, так как в борьбе с терроризмом она имеет наибольший опыт. Конечно, идею создания подобного антитеррористического центра совместно с Россией, многие политики или неправительственные организации оценивают скептически и, указывая на возможное усиление её позиций в контексте нерешенного «абхазского» и «юго-осетинского» вопросов. Это, конечно, слабый аргумент, но если мы не хотим политизации вопроса с антитеррористическим центром, следовало бы подключить в качестве наблюдателей к его деятельности правоохранительные органы западных стран (в первую очередь США и НАТО). Это бы лишило скептиков аргументации о превалировании в этой предлагаемой структуре интересов одной только России. В то же время, подобная формулировка даст возможность, в отсутствие полноценного политико-дипломатического диалога между Москвой и Тбилиси, решать вопросы безопасности в позитивном ключе, открыто и беспристрастно.

Источники

1) Положение объ управленіи Закавказскаго мусульманскаго духовенства Суннитскаго ученія, от 5-го апрелья 1872 года.ст 2.(1.1;1.2).

2) Саидбаев Т. Ислам и общество. Москва, 1984.ст3(3.1).

3) Барамидзе Р. Ислам и его особенности в   Идентичность, власть и город в работах молодых ученых Южного Кавказа. Тбилисси 2005 года .ст 3.(3.2).

4) Союз документов Муфтията Аджарских мусульман  - Условия и программа религиозного образования, Батуми 2006 года .ст 4.(4.1).

5) Союз документов Муфтията Аджарских мусульман-Устав Батуми 2004 года .ст 5.(5.1).

6) Российская Газета  .Россия просит Грузию экстрадировать подозреваемого в убийстве дипломата 22 авг. 2014 года .ст9(9.1).

7) Газета Все новости ”Мой брат знал бы, кто был Лакаев , не был быт с ним» 18 сент. 2013 года.ст9(9.2).

8) Jurnal State Interest «Political islam and Georgia» 19 сент. 2014 года ст 9(9.3).

9) Амбёни социальной, религиозной интернет-журнал. Илия II «Подписание соглашения в виде необоснованно». 11.05.2010  года. ст10 (10.1).

10) А земле Мечеть Азиз в Батуми  «Исторический Вестник XIII» . Батуми, 2004 года .ст11 (11.1).

11) for.ge «Разыскиваеми за попытку теракта в России Кадиев задержан в Грузии». 06.13 2013 года.ст 12( 12.1;12.2).

12) http://www.humanrights.ge/ ”Исчезнувшие Моджахеди» 23.05.2013  года.ст 13 (13.1).

13) http://www.interpressnews.ge/ МВД - Организатор Бостонского теракта Тамерлан Царнаев.24.04.2013 года.ст 13( 13.2).

14) BBC News «The Georgian roots of Isis commander Omar al-Shishani» By Nina Akhmeteli Birkiani Georgia 9 .7. 2014 года.ст 14 (14.1).

15) BBC News»Syria crisis: Omar Shishani, Chechen jihadist leader» By Murad Batal al-Shishani BBC Arabic, Pankisi Valley, Georgia 3.12. 2013 года.

16) netgazeti.ge «Мотивация Грузинского Моджахеда ISIS, проблемы и угрозы» 13.10.2014 года.ст 14( 14.3)

17) Журнал»Либерал» Мечеть «с разрешениям патриарха» 18 .10.2010 года.ст 15( 15.1).

18) news.ge «Нигвзянский инцидент был спровоцирован предыдущем  правительством» 05.11.2012 года.ст 15( 15.2).

19) ambebi.ge ”Турецкий стороне  минарет в селе Чело стоило  22000 лир» 30.08.2013 года.ст 16( 16.1).

20) netgazeti.ge ”НПО: полиция ничего не делать, чтобы восстановить права мусульманской общины” 24.09.2014 года.ст 17( 17.1.2).

21) newspost.ge «Муфтий Хуло гразит масштабными  митингами».10.23.12014года.ст 18( 18.1).

22) MediaCity.ge Тариел Накаидзе «Не заигрывай с нами Гарибашвили , я предупреждаю !!!» 02.9.2014года.ст 19( 19.1.2).

23) Журнал «Батумелеби» «муфти западой Грузии о своих планах «2014.12.09 года.ст 20( 20.1).

24) http://www.fondsk.ru/ Дирижёр «арабской весны» Джон Маккейн и халиф Ибрагим 22.08.2014.

25) http://germany.mfa.gov.ge/ Информация о визите Джон Маккейна в Грузии 10.01.2014.

26) http://www.24saati.ge/  Джон Маккейн национальный герой Грузии 12.01.2014.

27) http://www.civil.ge/ U.S. Senators Visit Georgia 11.01.2014.

28) http://geonews.ge/ Что представляет из себя Турецкая гуманитарная организация «IHH»? 14.01.2014.

29) http://for.ge/ Турецкая организация которая замешан в контрабанде оружия, строить мечети в Грузии 07.01.2014.

30) http://www.tabloid.ge/ 15 Батумских девочек приняли ислам и стали «Хафезами» 10 .02. 2015.

31) http://www.ghn.ge/ Мина которая может взорваться 07.05.13.

32) Газета «Алиа» сейчас скажу что произошло в Тбилиси 06.05.2013.

33) http://www.netgazeti.ge/ Спор между Грузинскими  муслимами 22.01.2013.

34) https://sitanbul.wordpress.com 20.05.2012.

http://vk.cc/3u6eXR

http://vk.cc/3u6fPH

http://vk.cc/3u6lTX

http://vk.cc/3yx2MR

voprosik.net

Ислам для всех! - Мусульмане в христианской Грузии

  Тамила Варшаломидзе (Tamila Varshalomidze)

Мусульмане мирно живут в православной Грузии уже много веков, и хотя страна позиционирует себя как толерантную ко всем религиям, многие грузины считают ислам чуждым грузинскому национальному духу. Такое отношение огорчает многих аджарцев, которые, являясь грузинами, исповедуют ислам.

Аджария расположена на юго-западе страны, мусульмане составляют около 30% местного населения и преимущественно проживают в высокогорных районах.

25-летняя Хурия Абашидзе (Hurie Abashidze), психолог по специальности, выросла в зеленой деревушке в горах, недалеко от границы с Турцией.

Ее детство прошло в новой Грузии, ставшей после распада СССР независимым государством, и до 2012 года она никогда не сталкивалась с негативным отношением к себе.

По рассказам матери, она знала, что грузин-мусульман называют «предателями» за то, что они приняли веру народов-завоевателей Грузии – арабов, персов, османов.

В 2012 году, когда Хурие исполнилось 20 лет, она начала носить хиджаб, как предписывает ислам.

«Вообще, если по вам не видно, что вы мусульманка, к вам хорошо относятся, так как о вероисповедании обычно не спрашивают. Но если вы носите хиджаб и показываете свою принадлежность к исламу, реакция совсем другая», — рассказывает Хурия в интервью Aljazeera.

«Моя семья положительно восприняла мое решение, поэтому я не слишком обращаю внимание на посторонних».

Хурию тронула поддержка семьи, когда она решила носить хиджаб

По ее словам, обычно реакция посторонних может быть самой разной: от удивления до осуждения и открытых оскорблений.

В столице Грузии, Тбилиси, Хурия реже сталкивалась с открытой неприязнью по сравнению со столицей Аджарии Батуми.

«Наверное, это потому, что в Батуми больше мусульман. Люди думают, что мы отказываемся от национальной самобытности», — поясняет она.

«В целом христианство всегда ассоциировалось с грузинской идентичностью, поэтому людям кажется, что чем больше мусульман, тем больше риск потери грузинской идентичности».

Хурия считает, что единственное, что мусульмане могут этому противопоставить – это открытую демонстрацию своего вероисповедания в обществе, поэтому она призывает сестер быть более активными в этом плане.

Сама Хурия недавно участвовала в публичных дебатах по этому вопросу, она сотрудничает с тбилисской НГО «Институт толерантности и многообразия» (TDI).

В рамках проекта, реализуемого Агентством США по международному развитию (USAID) и нацеленного на поощрение толерантности путем знакомства с историями людей разной этнической и религиозной принадлежности, по заказу TDI был снят видеоролик о жизни Хурии.

Директор TDI Эка Читанава (Eka Chitanava) говорит, что мифы о других религиях вызваны недостатком знаний.

«Наши исследования показывают, что в грузинских школьных учебниках религиозное многообразие преподносится негативно. Например, мусульман приравнивают к захватчикам без каких-либо объяснений исторического контекста», — объясняет она.

«Часто не упоминается вклад других религиозных групп в грузинскую культуру. Кроме того, часто упускается из виду факт тесного сотрудничества и хороших отношений между представителями православного духовенства и деятелями других религий».

Эта атмосфера сотрудничества и терпимости была нарушена советской тоталитарной системой, утверждает специалист.

«Мы до сих пор не изжили советское влияние. Мало помалу мы должны избавиться от него путем информирования населения, особенно молодого поколения, чтобы оно смотрело на этническое и религиозное многообразие в позитивном свете и не воспринимало его как риск потери национальной идентичности».

«Я вернулся к религии предков»

Многие молодые грузины из мусульманских семей, выросшие в независимой Грузии, несмотря на возражения родителей, выбирают православие.

Они видят в этом исправление исторической ошибки, каковой считают принятие аджарцами ислама во времена османского владычества.

«Я решил креститься, когда учился в университете и лучше узнал историю», — говорит 35-летний адвокат Михеил Накашидзе (Mikheil Nakashidze).

«Грузия была одной из первых стран, где распространилось христианство, и это произошло именно через Аджарию, поэтому я решил вернуться к религии предков».

Еще одним аргументом в пользу принятия христианства для него был тот факт, что он не знает арабского, т.е. молился на языке, которого не понимает.

Его обращение глубоко задело его мать, практикующую мусульманку, и она три дня с ним не разговаривала.

«Но потом она помирилась со мной».

По словам главы «Союза грузинских мусульман» Тариэла Накаидзе (Tariel Nakaidze), в настоящее время в стране ислам исповедуют от 300 до 350 тысяч этнических грузин, а также азербайджанцы и чеченцы.

Но из всех крупных городов мечеть есть только в Тбилиси и еще одна в Батуми.

Мечеть Джума – единственная в Тбилиси

Тбилисская мечеть Джума общая у суннитов и шиитов, потому что шиитская мечеть была разрушена при советской власти.

По пятницам батумская мечеть Орта Джами становится тесной для прихожан, некоторым приходится молиться снаружи, иногда под дождем или снегом.

Разговоры о строительстве в Батуми новой мечети начались более 20 лет назад.

В 2015 году «Союз грузинских мусульман» создал рабочую группу по оформлению документов на строительство новой мечети. Получив словесное одобрение от мэра, организация с помощью пожертвований уммы приобрела участок земли площадью 3000 квадратных метров, но в итоге так и не получила разрешительные документы — власти сослались на то, что выбранное место не подходит для мечети.

Пока дело рассматривается в суде, мусульманская община открыла временную мечеть. Это произошло в День независимости Грузии, 26 мая.

Новая мечеть по сути представляет собой навес, чтобы люди не мокли под дождем.

Импровизированная мечеть в Батуми

«Власти наложили на нас штраф за незаконное строительство, но мы не собираемся платить», — говорит Накаидзе.

«Конечно, это не говорится вслух, но за закрытыми дверями нам сказали, что не хотят вызывать недовольство христиан и потому не готовы выдать разрешение. Но мы все равно надеемся, что добьемся своего через суд.

Мы считаем эту борьбу борьбой за реальную демократию. Ни христиане, ни мусульмане не имеют права становиться на пути демократического развития Грузии, а значит, наш гражданский долг позаботиться о том, чтобы эта мечеть, теперь ставшая символом демократии, была построена», — сказал он.

Хурия Абашидзе тоже настроена оптимистично.

«Я взяла на презентацию фильма обо мне подругу по университету. Она была удивлена, узнав об отрицательной реакции некоторых людей. После показа она сказала: "Я счастлива, что знакома с тобой". И это было действительно приятно».

Источник: Aljazeera

islam.com.ua

Грузия была мусульманской страной: geomuslims

С именем Аллаха Милостивого, Милосердного!

Хвала Аллаху – Господу миров! Мир и благословение посланнику Аллаха, его семье и сподвижникам. Кого направил Аллах, того никто не собьет, а кого Аллах сбивает с пути, того никому не направить. Свидетельствую, что нет никого достойного поклонения, кроме Одного Аллаха, у Которого нет сотоварища. И свидетельствую, что Мухаммад – раб Аллаха и Его посланник.

Грузия была мусульманской страной

История Грузии, как и история всего Кавказа, эта история борьбы за свою свободу, веру и самобытную культуру. За время существования, грузинскому народу пришлось столкнуться в борьбе за свободу со многими государствами, завоевателями и народами, распространявшими различные верования и идеологии.

Римляне, арабы, монголы, персы, османы – это далеко не полный перечень тех народов и представителей государств, которые в различные исторические периоды времени столкнулись в интересах за обладание по истине сказочными уголками мира – Кавказом и, в частности, Грузией. История Грузии и ее взаимоотношений с окружавшими ее народами и племенами не знает ни одного случая религиозной розни или конфликта основанного на религиозной нетерпимости. Хотя отдельные признаки, инспирируемые нечистыми на руку политиками, все же существуют.

С приходом Ислама в Кавказский регион, в 25 году лунного календаря хиджры, город Тифлис и прилагаемые районы были заняты мусульманами, которые правили в этом городе около 500 лет. Мусульмане мирно и дружественно жили с грузинскими христианами. В течение этого периода мусульмане не пытались насильно влиять на веру грузин. Грузинам приходилось платить налоги, которые снимались, в случае, если они становились мусульманами. 

Наверное, этот принцип способствовал тому, что после повторного завоевания города Тифлиса грузинами в 515 году лунного календаря хиджры, их мирное существование с мусульманами, также продолжалось. Мудрый царь Грузии Давид Агмашенебели с уважением и любовью относился к своим подданным. Достаточно привести факт того, что после победы в известной Дидгорской битве, в один из религиозных праздников царь Давид Агмашенебели вместе с царевичем Деметре посетил мусульманские молельни, поздравил верующих и одарил их дарами. 

В знак уважения, он, специальным фирманом, запретил колоть свиней в мусульманских кварталах, дабы не оскорблять чувства своих подданных. По словам Белазари в книге “Футух Аль Баладан”, в 25 году лунного календаря хиджры, началось взятие Армении, и Хабиб Ибн Муслим, во время Халифата Усмана (пусть Аллах будет им доволен), отправился в Джорзан (Грузию). Он после победы над племенами “Улудж” вошел в Тифлис и написал мирное соглашение Джорзан. Это соглашение способствовало тому, чтобы сохранились храмы, церкви, молитвы и их христианская вера.

Правителя-мусульманина звали Исхак Ибн Исмаил. Он собрал много сил и достиг такого уровня, что объявил о своей самостоятельности перед Халифатом. До 515 года лунного календаря хиджры Тифлис считался Исламским городом. Об этом Ягут говорит: “После взятия Тифлиса, во времена Османа, до 515 года лунного календаря хиджры, этот город постоянно находился у мусульман, и его население были мусульманами”.

Ибн Хогаль более обширно заявляет: “По вероисповеданию они принадлежат к мусульманам – суннитам на основании старой веры. Они ценят науку хадис и уважают знатоков хадисов”. Якуби указывает, что Тифлис считался военной базой мусульман в Армении и рассказывает о сражениях военачальников Аббаского Халифата в этом регионе, в 141-178 гг. лунного календаря хиджры.

В 238-240 гг. по хиджре, под руководством Бетригов поднялся мятеж, который охватил всю Армению. Амир Аббаского Халифата был вынужден послать одного из своих командиров в регион для подавления мятежа. Но эмиссар не смог справиться, и был убит. Одновременно с этими событиями, мусульманский правитель Тифлиса Исхак Ибн Исмаил, не отправляя налоги Халифу в Багдад, заявив о своем суверенитете. В связи с этим он получил прозвище “Тифлиский мятежник”. Он в войнах с силами Халифата был убит, и его голову отправили в Багдад. Масуди, также, указав на эти события, добавляет: “В те годы, в Тифлисе, ослабло величие мусульман. Соседние государства перестали подчиняться мусульманскому Хакиму и заняли большинство земель вокруг Тифлиса.

Племена неверных закрыли дорогу от Исламского царства в Тифлис. Хотя в то время ослабло влияние мусульман в регионе, но Тифлис сохранился в качестве Исламского города, и считался границей между Исламом и неверными. В том числе Истахри пишет так: “У реки Кура очень хорошая вода, которая течет с гор. Эта река проходит посредине Тифлиса и уходит на землю неверных”.

Мокадеси, также, в своей книге “Ахсан Аль Тагасим” пишет: “Река Кура проходит через Тифлис и уходит в Кофрестан (страна неверных)”. И, наконец, Ягут подтверждая тот факт, что разногласия между Хакимом Тифлиса и командиром Халифата, привела к его гибели, потери величественности Халифата, усилению сил неверных вокруг города и ослаблению мусульман, пишет так: “Все же, Тифлис, до 515 года по хиджре, находился в руках мусульман, но неверные смогли захватить эту землю”. Все это доказывает, что город Тифлис, до оккупации грузинами-христианами, то есть до 515 года по хиджре, находился под властвованием Ислама и там проживало значительное количество мусульман. 

Ягут назвал несколько властителей-мусульман, проживающих в Тифлисе, в том числе Абуахмад Хамед Ибн Юсуф Ибн Ахмад Ибн Альхосейн Альтифлиси. После падения власти арабов над Грузией, с 515 до 623 гг. по хиджре, во времена правления Давида Бани, этот регион был захвачен абхазцами, которые создали сильную монархию, и кульминация силы этой монархии была при Царице Тамаре, дочери Георгия III, в 1184-1213 гг. 

После завоевания Грузии монголами, эта страна потеряла свое значение в качестве базы для крестовых походов и постепенно, попала в зону влияния иранских илханов и монголов. В 1453 году Османский Султан завоевал Стамбул и Бизанская Империя, которая являлась точкой опоры Грузии, рухнув, вошла в историю. Османские турки заняли основные регионы этой земли. Иван Грозный и другие московские цари обращали особое внимание на маленькое королевство Грузии. 

Но, в то время, русские не владели такой силой, чтобы ликвидировать мощь и влияние мусульман в этом регионе. XVI век был свидетелем царствования Шахабаса Сафави в этом регионе. Династия Мухран царствовало в Тифлисе под покровительством сафавийских шахов. В 1658-1723 гг., почти целое столетие, в этом регионе царствовал покой и мир, и у грузин появилась возможность, постепенно и спокойно познакомиться с культурой Запада.

Иранские правители Надиршах Афшар и Ага Мохаммадхан Каджар старались возобновить власть Ирана над Грузией. И даже, Ага Мохаммадхан, в 1759 году, жестоко истребил жителей Тифлиса и разграбил их имущество. На основании контракта заключенного 24 июня 1783 г., между Ираклием II и Великой Екатериной II, русские смогли господствовать в этом регионе, а в 1801 г., Александр I, в результате военной оккупации Грузии, присоединил эту землю к России. 

Этот шаг царизма послужил причиной возникновения двенадцатилетней войны между Ираном и Россией. На основании соглашения “Гулестан” и “Туркменчай”, Иран с 1828 г. отказался от всех своих претензий, в отношении Грузии.

Войны Ирана с Россией, способствовали возникновению больших политических и социальных изменений в обеих странах. В Иране победила революция, требующая конституционный строй, а в Грузии усилилось противостояние против политики "обрусения" этого государства.

После революции 1917 года в России, на некоторое время правление над грузинами, азербайджанцами и армянами осуществлялось центральным комитетом под названием “Закавказский комиссариат”. В 1918 году, грузины создали самостоятельное государство и ушли под прикрытие и защиту немцев. 

После окончания первой мировой войны эта страна снова была оккупирована Российской армией, в результате этого, вошла в число бывших Советских Республик. В 1988 года, с появлением политики гласности Горбачева, грузинский народ потребовал самостоятельности и права на власть. И, наконец, в апреле 1991 года, Грузия, была пятой республикой бывшего СССР, объявившей о своем суверенитете.

В 1992 году, Э. Шеварднадзе – избран президентом Республики Грузии. Памятником культуры, свидетельствующей о роли Исламской цивилизации является сама столица Грузии – город Тбилиси и ее старинная архитектура. Старый Тбилиси еще сохранил свою первозданность и является ни чем иным как памятником мусульманских зодчих. Вся архитектура старого Тбилиси состоит из восточных форм, узкие улочки, лабиринты, тупики и неожиданные выходы на главную площадь, бесформенные надстройки и пристройки, балконы, террасы - все напоминает старинный Стамбул, Дамаск, словом, все те города, которые когда-то входили в состав Османской империи.

Само название Тбилиси, или Тифлис, говорит о ее Исламских корнях. Самыми известными на сегодняшний день архитектурными памятниками говорящими о наличии и влиянии Исламской культуры на Грузию, является Тбилисская мечеть, построенная еще при османах, рядом с мечетью находятся известные серные бани, построенные в стиле мечети еще во времена персидского влияния.

До прихода в Грузию советской власти на этой территории стояла одна величественная мечеть, она занимала огромную площадь и находилась на берегу Куры. Мечеть была разрушена коммунистами, и сейчас на ее месте стоит мост и небольшая православная часовня. Помимо известного приветствия "гамарджобат" (здравствуйте), грузины еще говорят "салами", где четко просматривается "салям" (от араб. – "мир").

Этнический состав нынешней уммы Грузии разнороден, начиная от этнических грузин: аджарцы, месхи, энгелойцы, и до пришлых народностей: чеченцы-кистинцы, азербайджанцы. Сегодня к ним прибавляются и новообращенные, среди них есть и местные русские, армяне, грузины, евреи. Большая часть этнических грузин-мусульман проживает вне Грузии. Это лазы в Турции, большое число грузин-мусульман проживает в Иране, энгелойцы в основном территориально находятся в Азербайджане.

Основная часть мусульман Грузии - сунниты, но есть и шииты из числа этнических азербайджанцев. Говоря об аджарцах надо сказать, что они наиболее привержены и последовательны в Исламе, не смотря на то, что они первыми приняли христианство из числа грузин. Как говорят некоторые старейшины, сами апостолы Иисуса Христа (мир ему) принесли свет веры в Аджарию.

Среди предков экс-руководителя Аджарии Аслана Абашидзе были известные Исламские ученые, один из которых даже был муфтием в Стамбуле и носил звание муфтия четырех мазхабов. В Грузии никто сегодня не занимается целенаправленной пропагандой Ислама, в основном к Исламу обращаются те, кто чувствует потребность в вере, ищет истину и смысл своего существования.

Эти люди сами организуются в общества, занимаются изучением Ислама. При Э. А. Шеварднадзе грузинскому православию был дан особый статус в государстве, тогда как у мусульман нет никакого статуса. До прихода Российской империи, Грузия была практически мусульманской страной, а православные составляли конфессиональное меньшинство. 

Грузинские историки это скрывают, но факт есть факт. Многие грузинские исторические источники до начала XIX века сфальсифицированы. Очень многие грузинские цари являлись мусульманами, а мусульманское населения до конца XIX века играло доминирующую в стране роль. Не надо забывать, что первым централизованным государством на территории сегодняшней Грузии был Тифлисский эмират, образованный в IX веке, а первый парламент в Грузии создал великий турок-мусульманин Кутлу Арслан во время правления царицы Тамары.

Антиисламская тенденция начала развиваться в Грузии после установления власти Российской империей. Полномасштабный же «крестовый поход» против мусульманского населения начался после провозглашения Грузинской ССР. С 1931 же года в стране с одобрения палачей И. Сталина и Л. Берии пошли кровавые репрессии. С 1921 по 1953-год из-за дискриминации и репрессий Грузию покинуло более миллиона мусульман. От них были очищены на 90% регионы Ахыска (Самсхе - Джавахети), Кахетии и город Тифлис. 

С 1936 года мусульманское название «Тифлис» было заменено на грузинское – «Тбилиси». А турки-месхетинцы, высланные в 1944 г., до сих пор не могут возвратиться в Грузию из-за неошовинистских и антимусульманских настроений правящего в стране режима. После обретения независимости с подачи З. Гамсахурдиа начался новый всплеск ксенофобии против мусульманского населения, в том числе против осетин и абхазов. Не надо забывать, что в 1990-ом году компания в Абхазии изначально была направлена против абхазов-мусульман, а только потом переросла в крупный межнациональный конфликт.

Именно З. Гамсахурдиа призывал ликвидировать автономный статус Аджарии из-за того, что там основная часть населения проповедует Ислам. Начатая З. Гамсахурдиа политика очищения Грузии от азербайджанцев, лезгин, чеченцев, ингушей и аварцев сегодня продолжается. Полным ходом идет христианизация Аджарии.

Во время правления Э. Шеварднадзе анти-исламская политика в Грузии проводилась в жизнь замаскировано. Однако захват власти в 2003 году М. Саакашвили дал возможность грузинским шовинистам успешно продолжить эту политику, начатую еще палачами И. Сталином и Л. Берией. Для Аджарии христианизация вообще, можно сказать, является государственной политикой.

Если ты грузин-мусульманин (аджарец) - для тебя закрыты двери на государственной службе и даже в бизнесе. Чтобы обойти данные препятствия, следует стать христианином. Грузинские шовинисты исходят из того, что грузин-православный. Если же он мусульманин – для них это значит почти что враг.

Он воспринимается как предатель своего народа, предки которого продались в свое время захватчикам. Такова реальная ситуация в Грузии. Поэтому мусульманские народы нашей страны должны объединиться. Даже рядовые грузины называют нас не «мусульманами», а «магометанами». Это фраза используется и в официальных документах. Режим М.Саакашвили по своей сути антиисламский. 

Еще 2002 году, когда будущий президент начинал свою оппозиционную деятельность, он нагло назвал азербайджанцев «жалкой нацией». Мы также не забыли незаконные действия МВД Грузии в отношении местных жителей Ахметского района - чеченцев и ингушей – и очистку от мусульман руководящих постов в Аджарской АР. 

Согласно последней статистике переписи населения 1994 г., население Грузии составляет 5 миллионов 503 тысячи человек, из них на тот момент мусульмане составляли более 300 тыс. чел. на данный момент мусульман более 1 миллиона человек, альхамдулиЛлах!

     Дауд Тбилисский      

geomuslims.livejournal.com

Ислам в Грузии — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Ислам является второй по величине и значению религией в на территории современной Грузии со времён эпохи арабских завоеваний. По данным последней переписи населения 2002 г. ислам исповедовали 9,9 % населения страны (около 0,4 млн чел.) В некоторых регионах страны мусульмане составляют относительное или абсолютное большинство населения.

Национальный и конфессиональный состав мусульман Грузии

Ислам в республике многонационален. Его в подавляющем своём большинстве исповедуют местные азербайджанцы (среди них есть как шииты, так и сунниты), менее многочисленные чеченцы-кистинцы, лезгины и турки-месхетинцы, а также, с определёнными оговорками, аджарцы, абхазы и месхетинцы, хотя численность последних двух групп в современной Грузии минимальна. Самой многочисленная из групп являются азербайджанцы-шииты. После обретения Грузией независимости многие аджарцы вернулись в лоно Православной христианской Церкви, однако в этом процессе некоторые исследователи усматривают давление со стороны грузинского религиозного ультранационализма[1]. С другой стороны, после распада СССР в Грузии появилось много новых мечетей. По-своему уникальным является тот факт что именно в Тбилиси существует сохранившаяся со времен СССР объединённая мечеть — единственная в своём роде где шииты и сунниты молятся вместе[1].

История

В 645 году в Грузию впервые вторглись арабы, однако оконачательно подчинить большинство собственно грузинских земель им удалось лишь в 735—737 гг. В 736—1122 года Тбилиси был важным культурно-религиозным центром местного мусульманского эмирата, хотя грузинское население окружающих сельских регионов сохраняло приверженность христианству. По мере угасания эмирата, в период между 1080 по 1480-е гг. ислам находится в состоянии упадка. Однако, в конце 15 в., с усилением власти персидских царей в Грузии, на территории восточной Грузии поселяется значительное количество исламизированных тюркских групп, которые впоследствии легли в основу азербайджанского этноса страны.

Западная Грузия, перешедшая под управление Османской империей, подвергается интенсивной исламизации в период между ХV-ХVIII веками. В результате исламизации из состава грузинского этноса выделяются субэтнические группы грузин — лазы, аджарцы и чвенебури. Турки-месхетинцы — потомки османских турок, осевших в Месхетии.

Напишите отзыв о статье "Ислам в Грузии"

Ссылки

  • [iseees.berkeley.edu/bps/publications/2004_04-sani.pdf Islam and Islamic Practices in Georgia]
  • [www.caucaz.com/home_eng/breve_contenu.php?id=177 Is there a place for Islam in Mikhael Saakashvili’s Christian Georgia]

Примечания

  1. ↑ 1 2 [www.ca-c.org/c-g/2011/journal_rus/c-g-1-2/04.shtml CA&CC Press® AB]

Отрывок, характеризующий Ислам в Грузии

– Никогда, никогда не женись, мой друг; вот тебе мой совет: не женись до тех пор, пока ты не скажешь себе, что ты сделал всё, что мог, и до тех пор, пока ты не перестанешь любить ту женщину, какую ты выбрал, пока ты не увидишь ее ясно; а то ты ошибешься жестоко и непоправимо. Женись стариком, никуда негодным… А то пропадет всё, что в тебе есть хорошего и высокого. Всё истратится по мелочам. Да, да, да! Не смотри на меня с таким удивлением. Ежели ты ждешь от себя чего нибудь впереди, то на каждом шагу ты будешь чувствовать, что для тебя всё кончено, всё закрыто, кроме гостиной, где ты будешь стоять на одной доске с придворным лакеем и идиотом… Да что!… Он энергически махнул рукой. Пьер снял очки, отчего лицо его изменилось, еще более выказывая доброту, и удивленно глядел на друга. – Моя жена, – продолжал князь Андрей, – прекрасная женщина. Это одна из тех редких женщин, с которою можно быть покойным за свою честь; но, Боже мой, чего бы я не дал теперь, чтобы не быть женатым! Это я тебе одному и первому говорю, потому что я люблю тебя. Князь Андрей, говоря это, был еще менее похож, чем прежде, на того Болконского, который развалившись сидел в креслах Анны Павловны и сквозь зубы, щурясь, говорил французские фразы. Его сухое лицо всё дрожало нервическим оживлением каждого мускула; глаза, в которых прежде казался потушенным огонь жизни, теперь блестели лучистым, ярким блеском. Видно было, что чем безжизненнее казался он в обыкновенное время, тем энергичнее был он в эти минуты почти болезненного раздражения. – Ты не понимаешь, отчего я это говорю, – продолжал он. – Ведь это целая история жизни. Ты говоришь, Бонапарте и его карьера, – сказал он, хотя Пьер и не говорил про Бонапарте. – Ты говоришь Бонапарте; но Бонапарте, когда он работал, шаг за шагом шел к цели, он был свободен, у него ничего не было, кроме его цели, – и он достиг ее. Но свяжи себя с женщиной – и как скованный колодник, теряешь всякую свободу. И всё, что есть в тебе надежд и сил, всё только тяготит и раскаянием мучает тебя. Гостиные, сплетни, балы, тщеславие, ничтожество – вот заколдованный круг, из которого я не могу выйти. Я теперь отправляюсь на войну, на величайшую войну, какая только бывала, а я ничего не знаю и никуда не гожусь. Je suis tres aimable et tres caustique, [Я очень мил и очень едок,] – продолжал князь Андрей, – и у Анны Павловны меня слушают. И это глупое общество, без которого не может жить моя жена, и эти женщины… Ежели бы ты только мог знать, что это такое toutes les femmes distinguees [все эти женщины хорошего общества] и вообще женщины! Отец мой прав. Эгоизм, тщеславие, тупоумие, ничтожество во всем – вот женщины, когда показываются все так, как они есть. Посмотришь на них в свете, кажется, что что то есть, а ничего, ничего, ничего! Да, не женись, душа моя, не женись, – кончил князь Андрей.

wiki-org.ru


Смотрите также