Почему Украина и Грузия страшно далеки от НАТО. Украина и грузия


Украина и Грузия: дружба на расстоянии

Текст: Владимир Ермоленко

Украину и Грузию часто упоминают вместе. Между странами можно провести четкие параллели: революции против авторитарных режимов, желание сблизиться с ЕС и НАТО, попытки реформ, агрессивная реакция России и оккупация территорий.

Для Евросоюза эти две страны, наряду с Молдовой, стали единственными в Восточном партнерстве, которые пошли путем более тесного сближения с Европой в рамках соглашений об ассоциации и зонах свободной торговли.

Иными словами, есть все предпосылки для близкого партнерства. Но за последние годы отношения между двумя странами скорее напоминают дружбу на расстоянии, чем полноценные отношения. Громадское.Мир разбирается, каковы причины такой ситуации, которая пока не меняется.

Симпатия на расстоянии

27 марта, в рамках встречи глав правительств стран организации ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова), Киев посетил премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили.

Визит носит символический характер, ведь он может означать, что период дистанции между Киевом и Тбилиси завершается.

Премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили на встрече глав правительств государств-членов ГУАМ в Киеве 27 марта 2017. Фото: Владислав Мусиенко / POOL

Дело в том, что с 2012-го года, когда к власти в Грузии пришли силы Бидзины Иванишвили, грузино-украинские отношения стали напоминать общение на расстоянии. Между странами не было визитов высокого уровня — ни президентов, ни премьеров, ни даже министров иностранных дел.

Такая почти 5-летняя пауза стала беспрецедентной. И причины этой дистанции между Киевом и Тбилиси были разными.

На поверхности то, что Украина в определенный момент открыла свои двери для Михаила Саакашвили. Бывший президент Грузии был оппонентом нынешней власти. В 2014-м против него в Грузии начали уголовное расследование, его экстрадиции из Украины в Грузию требовала грузинская прокуратура. Наконец, в конце 2015 года его даже лишили грузинского гражданства.

Сейчас, когда Саакашвили оказался в оппозиции к уже нынешней украинской власти, этот фактор становится менее болезненным для правящей в Грузии «Грузинской мечты».

Однако причины могут быть еще более глубокими. Дело в том, что с начала 2014-го года, то есть со времен Майдана, аннексии Крыма и российского вторжения в Донбасс, нынешняя грузинская власть избегала жестких заявлений в отношении украинских событий, особенно российской агрессии. Даже к санкциям ЕС и США в отношении России Грузия присоединилась только минимально — и, например, бывший премьер Гарибашвили выступал против полномасштабных экономических санкций, желая восстанавливать торговые связи между Грузией и Россией.

Правящая партия Грузии положительно восприняла тот факт, что бывший президент Грузии Михаил Саакашвили, экстрадировать которого Украина отказывалась, в конце концов оказался в оппозиция в самой Украине.  Фото: Roman Pilipey / EPA

Однако любой визит высокого уровня требовал бы заявить о позиции.

Таким образом, нынешняя грузинская администрация оказалась в положении сложного шпагата. С одной стороны, она стремилась значительно смягчить антикремлевскую позицию Саакашвили. С другой стороны, ​​не могла игнорировать реальность: Абхазия и Южная Осетия были оккупированы, и Россия не выражала никакого желания их возвращать.

Сегодня отношение нынешней Грузии к ситуации в Украине постепенно меняется. Характерным “звонком” было заявление грузинского МИД 19 марта этого года по поводу третьей годовщины аннексии Крыма. Заявление было довольно жестким: в нем говорилось о том, что «так называемый референдум» проходил под давлением «русских вооруженных сил», что привело к «незаконной оккупации и аннексии Крыма». Прозвучали такие слова, как «агрессия» и «оккупация», то есть более жесткие формулировки, чем типичные заявления западной (например, европейской) дипломатии.

Заявление обозначило новую тональность в оценке украинских событий со стороны политической силы Иванишвили.

Активизация России в последнее время говорит о том, что «наш общий враг не спит, поэтому нужно действовать», — говорит в комментарии Громадскому Георгий Мосидзе, руководитель группы Парламента Грузии по межпарламентским связям с Украиной. Он отмечает, что внешняя политика нынешней власти Грузии сегодня однозначно прозападная: «Наша цель — это членство в НАТО и, наконец, членство в Евросоюзе».

Мосидзе — представитель «Грузинской мечты», правящей партии, — поэтому его слова можно расценить как симптом некоторых изменений в публичной позиции нынешней грузинской администрации по ситуации в Украине.

Причины этого в том, что действия России на Кавказе, в частности в Абхазии и Южной Осетии, все больше беспокоят нынешнюю администрацию в Тбилиси.

Грузия и Россия: что меняется?

Как бы нынешняя грузинская администрация ни стремилась смягчить отношения России и Грузии после поражения Саакашвили, Россию эти попытки явно не тронули.

Напомним, в августе 2008 года, сразу после российской агрессии и признания Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии, Тбилиси разорвал дипломатические отношения с Москвой (чего, кстати, так и не сделала Украина после аннексии Крыма и вторжения на Донбасс).

И несмотря на то, что с 2012-го года новая администрация Тбилиси надеялась на смягчение отношений с Россией, в реальности все оказалось намного сложнее. Например, для восстановления дипломатических отношений нужен был консенсус по Абхазии и Южной Осетии: либо Россия признает их частями Грузии, либо Грузия признает их независимость. Ни один из вариантов сегодня невозможен. Поэтому любая власть в Тбилиси, откровенно «пророссийская», будет сталкиваться с тем, что симпатии к России имеют четкие правовые рамки.

Сегодня Грузия и Россия поддерживают «неформальный» диалог, который ведут Зураб Абашидзе (представитель грузинского премьера по связям с Россией) и Григорий Карасин (замглавы МИД России). Но дальше этих неформальных контактов в основном дело не идет — кроме некоторых практических вещей вроде торговли или авиасообщения.

Более того, постепенно Москва еще больше сужает пространство для компромисса, втягивая сепаратистские регионы в свою орбиту — либо с прицелом на их будущее присоединение к России, либо для того, чтобы использовать их как буферные зоны для легализации определенных торговых потоков. К примеру, через территорию Южной Осетии, которая признала «государствами» «ДНР» и «ЛНР», Кремль сможет организовать с ними торговлю. Самоназванные «республики» будут торговать якобы с осетинами, а не с Россией. Южная Осетия, благодаря тому, что Кремль признал ее «независимой», может торговать со странами Евразийского экономического союза. Оттуда товары и попадут на рынки России. Формально она не будет вести торговли с сепаратистскими регионами. Для таких же целей может использоваться и Абхазия.

Заместитель главы МИД России Григорий Карасин (второй слева) и представитель грузинского премьера по связям с Россией Зураб Абашидзе (в центре).  Фото: RFE / RL

«Республики»: все дальше от Грузии

В последние годы Абхазия и Южная Осетия не приближались к Грузии, а лишь отдалялись от нее.

«Оба региона под оккупацией и практически полностью контролируются Россией», — говорит в комментарии Громадскому Сергей Капанадзе, оппозиционер и вице-спикер парламента Грузии. «Сегодня Россия делает все возможное, чтобы закрыть эти регионы от Грузии», — добавляет он.

Например, во время недавних «выборов» в Абхазии 12 и 26 марта фактически не могли голосовать этнические грузины, которые составляют четверть населения «республики» и живут преимущественно в Гальском районе, на юге Абхазии (45 тысяч из 240 тысяч жителей). Абхазия также закрыла два из четырех пунктов перехода через реку Ингур, через которую проходит отрезок административной линии разграничения между самоназванной «республикой» и остальной Грузией — это приведет к еще большему уменьшению контактов.

Южная Осетия планирует 9 апреля провести президентские выборы. Также состоится референдум по изменению названия: руководство сепаратистов хочет назвать ее «Южная Осетия — Алания», по аналогии с регионом «Северная Осетия — Алания» в составе РФ. Позже в этом году также планируется провести «референдум» о присоединении Южной Осетии к России.

Есть случаи похищения людей между Грузией и оккупированными территориями в Южной Осетии. Поскольку четкой линии разграничения нет, людей могут просто увозить с территории Грузии, а потом доказывать, что их взяли за нелегальное пересечение границы, и требовать выкуп.

Присутствие российских войск в Южной Осетии многое решает: на 50 тысяч населения (это по официальным данным, в реальности может быть существенно меньше) приходится около 8 тысяч российских военнослужащих. Поэтому здесь даже речи не идет о каком-то политическом или гражданском процессе: Россия может все держать под контролем. Например, в феврале помощник президента РФ Владислав Сурков, один из ключевых российских «кураторов» сепаратистских «республик» (как на Кавказе, так и на Донбассе), посетил Цхинвали и встретился с ключевыми политиками региона — за исключением бывшего президента Эдуарда Кокойты. Его в итоге не допустили к выборам.

Грузинские активисты на линии разграничения между Грузией и оккупированной Южной Осетией протестуют против «ползучей аннексии России» после того, как российские пограничники перемаркировали «границу» в свою пользу.  Фото: Zurab Kurtsikidze / EPA

В Абхазии ситуация сложнее: здесь, по официальным данным, проживает 240 тысяч человек, есть разные политические силы и кланы, которые конкурируют между собой. С большинством из них так или иначе работает Москва, но между абхазскими политиками идет довольно серьезная конкуренция за внимание Кремля.

Впрочем, экономически «республика» зависит от Москвы: более 60% ее бюджета обеспечивается Кремлем. По источникам Громадского в грузинском парламенте, в последние годы количество поступлений сократилось: то, что в Москве планировали потратить на Абхазию, пошло на Крым. Но это еще больше обостряет проблему зависимости от Москвы.

Этот процесс сопровождается активной милитаризацией. Недавно в Абхазию завезли зенитно-ракетные комплексы S-300: это может свидетельствовать либо о том, что Россия готовится к масштабной войне, или о том, что таким образом она «обозначает» радиус своего военного влияния — отвечая и НАТО, и Турции, которая также присутствуют в Черном море.

Все эти тенденции могут убедить нынешнюю грузинскую власть: уступки России не приводят к обратным уступкам. Все наоборот — они лишь разжигают российские аппетиты.

Поэтому Тбилиси, возможно, перестанет осторожничать в вопросах российско-украинского конфликта и открыто заявит о своей позиции.

Так что грузино-украинские отношения скоро могут стать чем-то более системным, чем «дружба на расстоянии».

ru.hromadske.ua

Украина, Молдавия и Грузия объединяются против общей угрозы | Политика | ИноСМИ

Главы парламентов Украины, Молдавии и Грузии подписали резолюцию о совместном противодействии российской агрессии и координации действий по ряду смежных проблем, включая реинтеграцию оккупированных территорий, вопросы безопасности и экономическое сотрудничество.

Аннексия Крыма и вторжение на Донбасс стали переломным моментом, качественно изменившим отношения России с ее соседями. Если раньше жертвы российской агрессии оказывались с РФ один на один, в то время как весь мир откликался на их проблемы, в лучшем случае, выражениями глубокой озабоченности, то сейчас они стали объединяться для совместного отпора. Это может сыграть важную роль и в будущем, дав старт формированию влиятельных региональных центров в Восточной Европе и на Южном Кавказе.

В столице Молдавии Кишиневе 2 марта прошел межпарламентский форум, в котором помимо представителей Грузии, Украины и Молдавии приняли участие представители Европарламента, Конгресса США и парламентов ряда стран ЕС.

Среди приглашенных были заместитель генерального секретаря НАТО Александр Вершбоу, директор Евразийского центра Джон Хербст, исполнительный вице-директор Атлантического совета Деймон Уилсон и другие известные эксперты и политологи.

Грузию, Украину и Молдавию объединяет то, что эти три государства работают над внедрением соглашений об ассоциации с Евросоюзом, а также не контролируют часть своих территорий, оккупированных Россией или занятых поддерживаемыми РФ сепаратистами. Эти три страны объявили о создании межпарламентской ассамблеи. По словам, Андрея Парубия председателя Верховной рады Украины, первое заседание ассамблеи должно состояться в Киеве, где будут обсуждаться конкретные вопросы реализации этой договоренности.

«Мы подписали совместное заявление, в котором обозначили общие вызовы, а также самое главное — нашу общую цель — интеграцию в Евросоюз», — сказал Парубий.

EurasiaNet11.05.2017NOI.md14.11.2014Lsm.lv22.01.2018Publika.md12.01.2018«Это хорошая идея, мы еще не проговаривали ее, но я думаю, что мы такой опыт можем использовать и в нашем трехстороннем сотрудничестве по образцу украинско-польско-литовской бригады», — сказал Парубий, отвечая на вопрос о возможности создания военной бригады между тремя странами.

«Это новая страница в отношениях Украины, Молдавии и Грузии», — отметил спикер молдавского парламента Андриан Канду.

«Самое важное, мы должны стоять рядом перед лицом вызовов, стоящими перед нами, чтобы усиливать нашу способность перед изменениями в наших странах, а также составляемые ближе к Европейскому Союзу», — сказал Канду.

Угроза российской оккупации для Молдавии и Грузии имеют уже долгую историю. Переломным моментом в оценке внешней политики России стало ее нападение на Украину, которая первой из трех стран сумела организовать долговременное вооруженное сопротивление, одновременно предприняв ряд успешных шагов на международном уровне. Более того, Украина на законодательном уровне, несмотря на сопротивление пророссийского лобби, подчеркнула факт российской оккупации захваченных территорий и вторичность местного сепаратизма, полностью зависимого от указаний Москвы.

Поддержка территориальной целостности этих государств была неоднократно заявлена со стороны Генеральной ассамблеи ООН. Однако в отношении Украины такие шаги были предприняты в первый год вооруженного противостояния и аннексии Крыма, а в отношения ситуации в Грузии — в 2013 году, косвенно, в тексте резолюции по беженцам из зон конфликта. Что касается приднестровского конфликта, Молдавия только в 2017 году, спустя 25 лет, обратилась в ООН с вопросом о выводе российских войск со своей территории. Эта резолюция будет рассмотрена после прохождения всех внутренних процедур ООН.

Но, как отметил спикер молдавского парламента Канду, потенциал сотрудничества трех стран не исчерпывается проблемами противодействия России, и распространяются на общие вопросы обороны, энергетический сектор, расширение политического сотрудничества и работу над реинтеграцией территорий.

Прошедший форум также стал естественным продолжением процесса оживления ГУАМ: 27 марта 2017 года в Киеве впервые за 10 лет состоялось заседание этой региональной организации, в которой, помимо Грузии, Молдавии и Украины, состоит и Азербайджан. Встреча выявила значительное сближение позиций членов ГУАМ, которых объединила общая для всех проблема сепаратизма. Хотя Азербайджан и не участвовал в кишиневском форуме, его посол на Украине Азер Худиев сообщил о проекте регионального союза с участием Турции и Украины. Политические консультации в трехстороннем формате на уровне заместителей министров иностранных дел пройдут 6 марта в Баку. В ходе форума в подходах трех стран к вопросам безопасности выявились и существенные отличия, вызванные рядом объективных причин.

Украина ведет мирную борьбу за возврат аннексированного Крыма и одновременно проводит военную операцию в зоне вооруженного конфликта на Донбассе, где местный сепаратизм систематически поддерживается Россией. В этих условиях был принят закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях», который четко определяет действия России на Донбассе как агрессию. Юридическое установление роли России в конфликте на Донбассе, и статуса временно неподконтрольных Украине территорий как находящихся под российской оккупацией, позволило установить логичные законные рамки, регулирующие использование Украиной армии и других силовых структур.

В Крыму, который Россия, вопреки международным нормам, объявила своей территорией, оккупационные власти проводят широкомасштабные мероприятия по замене населения на более лояльное, переселяемое из российской глубинки. Украинская сторона постоянно поднимает крымский вопрос на международном уровне и последовательно препятствует незаконной экономической деятельности на оккупированном полуострове.

Молдавия в последнее время стала отличаться решимостью в заявлениях: парламент принял Декларацию о вмешательстве России в ее внутренние дела, вступил в силу Закон о противодействии российской пропаганде. Также депутаты подняли вопрос и о том, что российские спецслужбы курируют и финансируют в Молдавии ряд политических партий и экстремистских движений. «Особую озабоченность вызывает то, что все это происходит в предвыборный год. Действия этих партий четко указывают на желание определенных российских кругов повлиять на результаты выборов, которые пройдут в конце этого года», — отметил депутат Демократической партии Сергей Сырбу. С ним солидарен и председатель парламентской группы Европейской народной партии Евгений Карпов, по мнению которого, «в последнее время Молдавия стала полигоном для гибридной войны, которую развязала Россия».

Кишиневу удалось достичь некоторых успехов и в урегулировании приднестровского вопроса: так, 25 лет спустя открыто движение по мосту через Днестр в районе Гуру-Быкулуй. «Мост вновь откроется в интересах населения и экономических агентов, благодаря ему сократится расстояние до Одессы. Мы надеемся, что этот коридор станет функциональным и привлекательным. Считаю, это один из первых положительных результатов, которые мы намерены получить, и символ устранения барьеров в передвижении, что позволит обеспечить экономический рост», — заявил премьер-министр Молдавии Павел Филип, выступая на церемонии официального открытия.

Свои особенности имеет и ситуация в Грузии. С 2008 года Россия признала территории Абхазии и Южной Осетии независимыми государствами. А в феврале этого года президент России Владимир Путин подписал федеральный закон «О ратификации Соглашения между Российской Федерацией и Республикой Южная Осетия о порядке вхождения отдельных подразделений Вооруженных Сил Республики Южная Осетия в состав Вооруженных Сил Российской Федерации». Вопрос об этом был поднят Грузией еще на стадии принятия этого закон Госдумой: на 1305-ом заседании комитета заместителей министров Совета Европы и на 1174-ом заседании постоянного совета ОБСЕ.

Марианна Присяжнюк — украинский журналист, сотрудничает с изданиями на Украине, в Молдавии и Белоруссии. Она специализируется на темах юстиции, правоохранительной деятельности и безопасности.

 

inosmi.ru

Почему Украина и Грузия страшно далеки от НАТО

Подготовка Украины и Грузии к вступлению в НАТО уже давно ни для кого не является тайной. Обе страны получают западное вооружение и активно перестраивают свои вооруженные силы на стандарты организации. НАТО постепенно подбирается к Украине и Грузии — это не скрывает ни одна из сторон. Однако о полноценном принятии обеих стран в альянс говорить преждевременно. Спецпредставитель Госдепа США Курт Волкер заявил, что ни Украина, ни Грузия пока не готовы к вступлению в НАТО. «Актуальные комментарии» вместе с экспертами разбирают преграды и препятствия, мешающие Украине и Грузии стать членами альянса.

Низкий уровень «демократии» Главным фактором, закрывающим обоим государством путь в НАТО, Волкер назвал отсутствие «успешной, прозрачной, безопасной демократии, как в других странах». Действительно, и Украину и Грузию сложно назвать в полной мере демократическими государствами. По данным свежего Индекса демократии стран мира от Economist Intelligence Unit, Украина занимает лишь 86-ое место в рейтинге в компании таких стран, как Мали и Бангладеш. Грузия немногим выше — 78-ое место. Для сравнения — входящие в состав НАТО Латвия, Литва и Эстония находятся на 41-ом, 38-ом и 29-ом местах соответственно.

И Украине, и Грузии инкриминируют непрозрачность политических элит, нарушения на выборах, «черный» лоббизм, подконтрольные различным политическим группам СМИ, а также цензуру в медиа — в том числе социальных.

Несмотря на наличие вышеперечисленных проблем, все-таки сложно назвать «отсутствие демократии» реальным ключевым барьером к недопуску Украины и Грузии в НАТО. Для этого можно посмотреть на индекс демократии уже состоящих в НАТО государств: так, Черногория находится на соседней с Украиной 85-ой позиции, а, скажем, Турция, расположилась еще ниже — на 99-ой. Настоящие причины непринятия Украины и Грузии в НАТО заключаются в следующих пунктах.

Внутренние конфликты Свод правил для вступления в альянс содержит один важный пункт — отсутствие внутренних военных конфликтов и территориальных проблем. У Украины есть Донбасс. У Грузии — Абхазия и Южная Осетия. Совершенно очевидно, что для обеих стран этот пункт — не сдвигаемый пока с мертвой точки камень преткновения.

Президент Центра системного анализа и прогнозирования в Украине Ростислав Ищенко ссылается именно на этот пункт. По его словам, «НАТО еще в начале двухтысячных годов определила, что государства, у которых есть территориальные проблемы, не могут быть приняты в альянс. У Грузии и Украины есть территориальные проблемы. С этой точки зрения они не могут быть приняты в НАТО».

Политолог Олег Игнатов приводит неутешительный для Украины и Грузии пример с ФРГ и Венгрией. Он отмечает, что «в истории НАТО были прецеденты, когда в альянс принимались страны, которые имели неразрешенные территориальные споры с соседями (например, ФРГ с ГДР и Венгрия с Румынией), но никогда не было прецедентов, чтобы членами блоками становились страны в ситуации военного конфликта на своей территории». По мнению Игнатова, Грузия ближе, чем Украина, к вступлению в НАТО, но «запад не хочет пока закрывать для себя историю с Абхазией и Южной Осетией». Эксперт считает, что «принятие Тбилиси в альянс будет означать согласие его членов на де-факто независимость Абхазии и Южной Осетии и соответственно с признанием возможности изменения границ на постсоветском пространстве, и ни одна из стран-членов НАТО пока к этому не готова».

Несоответствие экономическим и военным стандартам Регулярные поставки западного вооружения странами НАТО на Украину и в Грузию дало много почвы для размышлений на тему перспектив вступления в альянс обеих стран. Что, впрочем, сбивает с толку и, наоборот, говорит об экономической несостоятельности обоих государств. Для вступления в НАТО необходимо иметь устойчивую экономику и отлаженную работу военных ведомств — чего ни Грузия, ни Украина на данный момент предоставить не могут.

Почему же тогда обе страны рвутся в Североатлантический альянс? Ростислав Ищенко полагает, что Украина и Грузия пытаются переложить свои проблемы «с больной головы на здоровую» и хотят решить свои проблемы за счет альянса. По его словам, «они будут вести себя более агрессивно из расчета, что все страны НАТО будут за них воевать. Понятно, что воевать за них никто не собирается, но зачем иметь политические проблемы и подставлять себя перед новыми вызовами? Если они откажутся их защищать, то все будут говорить, что НАТО не защищает членов альянса. Проще не принимать».

Ищенко сравнивает Украину и Грузию с Прибалтикой — не в пользу первых: «Прибалтика, когда ее принимали в НАТО, она на базе соглашений вступления в ЕС, выглядела красиво. Это были взаимодополняющие вещи. Когда Прибалтику принимали в ЕС и НАТО, она экономически чувствовала себя неплохо». А Грузию с Украиной, по мнению политолога, «надо содержать», причем «за огромные деньги». Ищенко считает, что базы НАТО «нужно обслуживать», «должна быть нормальная инфраструктура, хорошие коммуникации, спокойная обстановка: значительную часть тыловых работ должны выполнять местные структуры, даже продукты питания должны соответствовать стандартам, и ничего этого Украина гарантировать не может».

По мнению Олега Игнатова, «вступление в НАТО требует от страны-претендента проведения большого количества реформ в военно-политической сфере, в том числе перехода на стандарты альянса в управлении вооруженными силами». Политолог считает, что процесс этот еще не завершен, хотя «Грузия в больше степени готова в этом плане».

Прогноз Волкер озвучил то, что давно лежало на поверхности — Украина и Грузия имеют ряд неразрешимых проблем для вступления в НАТО сейчас. По мнению Ищенко, «выбрана стратегия откладывания этого вопроса на потом, причем, даже не в обозримом будущем», и это — «не обещания, а рассуждения на вольную тему». Украина с Грузией и НАТО по-разному отнеслись к североатлантическим перспективам обеих стран. Ожидания первых были вполне предметными, тогда как для НАТО это была не более чем гипотетическая дискуссия. Очевидно, что власти Украины и Грузии имели заоблачные ожидания по поводу вступления в альянс, и их мечтам в ближайшей перспективе не суждено будет сбыться. Автор: Владимир Завьялов

actualcomment.ru

Украина и Грузия против Саакашвили: куда податься бедному апатриду?

Городской суд Тбилиси 5 января признал бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили виновным по статье «злоупотребление служебным положением» и «определил в качестве меры наказания четыре года лишения свободы, которые сокращены согласно закону об амнистии на одну четверть и в конечном счёте составили три года лишения свободы». Об этом сообщает официальный сайт Тбилисского горсуда.

Саакашвили обвиняют в том, что в 2008 году он в обход закона своим указом помиловал четырёх офицеров МВД Грузии, «сидевших в тюрьме за убийство в 2006 году сотрудника «Объединённого банка Грузии» Сандро Гиргвлиани, создав этим правовую основу для их условно-досрочного освобождения».

В постановлении суда также говорится о том, что «Михаилу Саакашвили в течение 1,5 лет запрещено занимать в Грузии должность в государственных службах или в органах местного самоуправления».

Несмотря на то, что адвокаты бывшего президента Грузии пытались оправдать Саакашвили, прокурор Ираклий Надарейшвили заявил, что «право на помилование не является абсолютным». «Экс-президент стал осуждённым не из-за помилования, а из-за злоупотребления служебными полномочиями. С одной стороны, прискорбно, что бывший президент Грузии признан виновным, но есть вторая, правовая, сторона, и это дело должно стать… примером равноправия всех перед законом», – подчеркнул Надарейшвили.

Дело об убийстве сотрудника «Объединённого банка Грузии» в 2006 году – не единственное, по которому проходит Саакашвили. Есть ещё дела «о растрате государственных средств на личные нужды», «о превышении служебных полномочий в деле о разгоне акции 7 ноября 2007 года», «об избиении депутата парламента Валерия Гелашвили». И это только в Грузии, не считая Украины.

Бывший грузинский президент и бывший глава Одесской области не согласен с решением суда. «Приговор грузинского суда, находящегося под полным контролем крупнейшего частного акционера Газпрома Иванишвили, по отношению ко мне – полностью незаконный и противоречит всем международным, национальным нормам и здравому смыслу. Этот «приговор» так же, как и параллельный процесс в Киеве, показывают, что олигархические власти в Украине и Грузии действуют синхронно и в полной координации друг с другом против меня, как лидера борьбы против коррупции, олигархата и грабежа народа», – написал Саакашвили на своей странице в социальной сети Facebook.

А за всеми действиями и грузинских, и украинских властей стоит, конечно же, Путин, уверен Михо, потому что «все эти годы Владимир Путин требовал принять против меня эти репрессивные меры… Соответственные меры с целью моей нейтрализации были предметом встречи Порошенко и Иванишвили в Грузии за несколько дней до лишения меня украинского гражданства летом прошлого года».

А за два дня до вынесения приговора в Грузии окружной административный суд Киева отказался удовлетворить иск Саакашвили: тот добивался «отмены решения об отказе в предоставлении ему статуса лица, нуждающегося в дополнительной защите». Если бы Михаилу Николозовичу предоставили такой статус, то он и дальше бы занимался в Киеве «благородной борьбой с олигархами». Теперь Саакашвили, в принципе, могут депортировать с Украины на родину.

Однако адвокат бывшего президента Грузии Руслан Чернолуцкий уверен, что его клиенту ничего не угрожает: «Хочу отметить, что никакой экстрадиции после этого решения не будет. У нас есть 30 дней для обжалования решения, и мы им воспользуемся».

Поддерживающий «грузинскую команду» журналист Олег Сухов на своей странице в Facebook допускает, что «власти попытаются использовать решение суда об отказе в статусе политического убежища Михо как предлог для депортации или экстрадиции Саакашвили, но… депортация или экстрадиция подозреваемых в уголовных делах, включая Саакашвили... запрещена».

С ним согласен и бывший заместитель главы Администрации президента Украины Андрей Портнов: «Юридический итог человеческим языком – новых оснований для экстрадиции нет, депортация невозможна пока он будет обжаловать... решение админсуда в апелляционном и Верховном судах».

А вот депутат от Радикальной партии Игорь Мосийчук считает иначе: «Саакашвили приговорён к трём годам лишения свободы за превышение служебных полномочий пока в Грузии. Это решение суда открывает все юридические возможности для безотлагательной депортации Михо Саакашвили в Грузию». Ну на то он и радикал.

О том, что Михаила Саакашвили всё-таки могут выдворить из пределов Украины, говорит и Хатия Деканоидзе – бывший руководитель украинской полиции: «Я не исключаю экстрадиции Саакашвили, так как административный ресурс двух стран направлен против одного человека».

Куда же податься бедному Михо, против которого ополчились суды сразу двух стран? А сам он в это время ночует в палатке, как бомж. И не особенно переживает. И не собирается прекращать борьбу с «преступной владой» в лице Порошенко и всей компании «барыг». И не торопится уезжать в Нидерланды к семье, хотя там ему готовы предоставить политическое убежище.

Михомайдан стоит в Киеве с 17 октября. Если посчитать, сколько денег уже потрачено на это мероприятие, на содержание активистов и труппы Саакашвили с охраной и адвокатами, то понятно, что так просто Михо на родину не отправят. Ибо какой от него толк в грузинской тюрьме? Пока Саакашвили нужен на Украине. Так что самое интересное – впереди.

По материалам СМИ

pravdoryb.info


Смотрите также