В США придумали, как уберечь Грузию от «российской угрозы». Сша и грузия


В США придумали, как уберечь Грузию от «российской угрозы»

Спокойствие Южному Кавказу не грозит — его просто не допустят внешние игроки, которым выгодно держать регион и граничащую с ним Россию в постоянном напряжении. Основные закавказские фигуранты — Грузия, Армения и Азербайджан — «тоже хороши», проводя неадекватную политику в отношении друг друга и ближайших соседей. Достаточно вспомнить Карабах и оккупированные азербайджанские земли, Абхазию и Южную Осетию, отсутствие дипотношений между Арменией и Турцией, Россией и Грузией; стремление последней вступить в НАТО.   Считается, правда, что пока дальше очень сильного желания Грузии «нырнуть» в Альянс дело не идет. Своего рода трамплин для вступления — План действий по членству (ПДЧ) — стране так и не предоставлен, но руководство блока уже 10 лет твердит, что «двери НАТО для Грузии открыты». Кроме того, грузинский военный контингент принимает активное участие в натовских операциях  в различных странах — в Афганистане и Ираке он и вовсе был вторым и третьим по численности соответственно.   В общем, грузинское руководство и военных НАТО приваживает. Вот и на днях генеральный секретарь Альянса Йенс Столтенберг встретился в Брюсселе с президентом Грузии Георгием Маргвелашвили и пригласил его принять участие в июльском саммите этой организации. По официальной информации, стороны рассмотрели процесс интеграции Грузии с НАТО, динамику двустороннего сотрудничества и планы на будущее. В них входит и некое «решение», которое Альянс намерен принять по Грузии на летнем саммите.

Фото с сайта presidentruo.orgРоссия теперь может «не бояться» Грузии

Вся эта «дифирамбальная воркотня» могла, в принципе, ничего не значить, если бы Грузии предварительно и «невзначай» не подкинули идею ускоренной стратегии вступления в НАТО. Нет, не генсек Альянса  — пробный шар запустил эксперт влиятельного в США фонда «Наследие» (Heritage Foundation) Люк Коффи, обнародовавший доклад «Членство Грузии в НАТО входит в интересы США и Евросоюза».  Как передает «Голос Америки», Коффи пояснил, что хотя «многие опасаются, что членство Грузии в НАТО будет означать автоматическую войну с Россией в оккупированных регионах», но «Грузия может быть приглашена в НАТО путем внесения поправок в статью 6-ю Североатлантического договора 1949 года». Статья эта определяет конкретные территории в пределах конкретной страны, которые подпадают под гарантию безопасности Статьи 5-й. «Эта поправка, — сказал он, — может быть сделана вместе с протоколом присоединения Грузии, как это было в 1951 году, когда Турция и Греция присоединились к Альянсу». При этом должно быть указано, добавил аналитик, что восстановление территориальной целостности Грузии может быть достигнуто только мирным дипломатическим путем.   В Тбилиси, конечно, многие ухватились за идею  «ускоренной стратегии» вступления в НАТО и стали ее активно обсуждать как реалистичную и «спасительную». Иные же крутят пальцем у виска: ведь эта «гениальная мысль» означает присоединение Грузии к Альянсу без Абхазии и Южной Осетии, поскольку действие пятой статьи не распространяется на территории, которые мировое сообщество считает оккупированными. Иными словами, если сейчас Грузия не считает контролируемые Россией Абхазию и ЮО суверенными государствами и «выражает уверенность» в их возвращении мирным путем, то вступление в НАТО без «сепаратистов» будет означать, что Тбилиси согласился на их суверенитет.  А это для грузин не только политический вопрос, но и тяжелая эмоциональная тема, на которой могут хорошо сыграть противники вступления страны в Альянс.

Сайт президента ГрузииЕС советует грузинам поискать себе другое «убежище»

Конечно, при этом вся остальная Грузия, вроде бы, будет под защитой НАТО. Но желают ли все государства, входящие в блок, брать на себя бремя обороны страны, соседствующей с Россией? Почему бы вопрос безопасности не решить без НАТО, на двусторонней основе, то есть Грузии и США, размещением на территории «Сакартвело» пары-тройки американских баз? Такой сценарий не исключен, имея в виду, что в лице Турции США и НАТО уже не имеют в регионе надежного партнера, и его надо кем-то заменить — хотя бы и условно, чтобы так или иначе «стращать» своим присутствием Москву и Анкару, а также Южный Кавказ и часть Ближнего Востока. То есть речь идет о борьбе за влияние с Россией в этих двух регионах, выходящих, напомним, на Черное море и бассейн Каспия, что весьма существенно для РФ и многих других стран.

Безусловно, предоставив свою территорию в полное хозяйствование американцам, Грузия станет взрывоопасным плацдармом для геополитического противостояния России и США. Участь, скажем прямо, незавидная, и совершенно не входящая в список «трезвых интересов» Тбилиси — с учетом не только российского фактора, но и близости к террористически турбулентному Ближнему Востоку и наличия связанной с ним проблемы Панкисского ущелья.   Часть грузинской оппозиции, в том числе партия «Картули даси» и ее лидер Джонди Багатурия, «расшифровала» идею Коффи так: «НАТО требует от Грузии, чтобы она не рассчитывала на военную помощь государств Альянса. А это означает, что Грузия должна вступить в военную конфронтацию с Россией и стать мишенью для ее ядерного потенциала, ничего при этом не получив взамен от НАТО. Это совершенно не соответствует интересам нашей страны». Иные же припоминают, что США и Европа подняли бучу из-за присоединения Крыма к России, но не пошевелили и пальцем, когда РФ «оттяпала у нас Абхазию и Южную Осетию». Более того, Россия, на фоне серьезной политической конфронтации с Грузией, заполучила почти все стратегически важные объекты страны. Но если Россия — «оккупант», почему ей позволяют инвестировать в грузинскую экономику; почему она находится на втором месте во внешней торговле страны; отчего российский туризм занимает в Грузии лидирующие позиции? И почему, «если НАТО наше все», мы до сих пор не удостоились даже ПДЧ?

Если завтра война

Возьмем крайний вариант: Грузию все же принимают в НАТО без Абхазии и Южной Осетии. Согласится ли на это грузинский народ? Вряд ли: он проклянет и власть, и НАТО. А чем ответит на это Россия? Она, в первую очередь, вернется к политике эмбарго на импорт грузинской продукции, основным рынком для которой является именно российский, прекратит транспортное сообщение с Грузией; выдворит «нежелательных» для своей страны грузин, устроит Тбилиси другие «мелкие пакости». И при этом в конфликтных зонах на границах Грузии непременно начнется военная «заварушка» под предлогом борьбы с терроризмом или чем-нибудь еще, угрожающим безопасности РФ. И непременно «раскачается» политическая обстановка в местах компактного проживания армян в Южной Грузии — она и сейчас там не самая устойчивая.

Еще один вопрос: если НАТО исключит из ареала своей «коллективной защиты» Абхазию и Южную Осетию, а Грузия, понятно, не пойдет на них войной, то зачем ей вступать в Альянс? Ведь Россия, в таком случае, ничем не будет угрожать Грузии, и войны можно не опасаться, потому как от других соседей угроз нет. Но угроза появится совершенно точно, если НАТО приблизится к границам РФ посредством территории Грузии. И тогда ее не спасут ни предоставленные ей американцами ПТРК Javelin, ни более грозное вооружение.

В общем, в лучшем случае Грузию ждет судьба буферной зоны в регионе — такой, какой является сейчас для России Абхазия и Южная Осетия. Разница только в непризнании последних мировым сообществом. Тбилиси предстоит сейчас решить, кому и какую политическую цену ему платить за гипотетическое вступление в НАТО в «усеченном виде» либо за усиление военного присутствия США на своей территории. Но есть, однако, и другой вариант — отношения с Москвой не обострять. Не позволить Западу использовать страну в качестве геополитической «красной тряпки».

Фото с сайта president.amСломают ли США «дружбу» Армении и РФ?

Словом, разложить по полочкам коллизии Грузия — НАТО, Грузия — США, сейчас очень сложно. За ними следит если не весь мир, то значительная его часть, включая региональных соседей Тбилиси и ближневосточных игроков. Как пишет армянское издание Lragir, «О том, что летом на саммите НАТО Грузия может, наконец, получить „пропуск“ в Альянс, экcперты говорят все увереннее. (…) Почему маленькая Грузия так важна для Альянса? Как говорят аналитики, вступление Грузии в НАТО может существенно изменить баланс сил в большом регионе. Этот процесс не может, прямо или косвенно, не затронуть Армению, Азербайджан, Россию и Турцию. Как будут складываться отношения Грузии с Арменией и Азербайджаном в случае вступления? И случайно ли на днях Грузия и Азербайджан подписали соглашение о военном сотрудничестве?»

В Ереване также обратили внимание на визиты, один за другим, грузинского премьера Георгия Квирикашвили в Армению и Азербайджан: «Надо полагать, темой бесед с руководством стран-соседей является, в том числе, вероятное вступление Грузии в НАТО». Кроме того, «Квирикашвили сделал еще один неожиданный шаг. Он направил письмо высшему руководству России с предложением, „чтобы, с осознанием ответственности перед сегодняшним днем и будущими поколениями, предпринять совместные шаги для преодоления этой сложной ситуации“. Премьер подтвердил готовность лично включиться в Женевский процесс и начать прямой диалог с абхазами и осетинами». И далее: «Является ли это предложением Грузии к России обсудить вероятное вступление Грузии в НАТО? Очевидно, что без диалога с Россией членство Грузии в НАТО может привести к новому витку конфронтации. А это, в свое очередь, может вылиться в новый фронт конфликта НАТО — Россия».

Как пишет издание, НАТО на брюссельском саммите в июле вновь может блокировать вступление Грузии в Альянс, однако «изменение геополитической ситуации в мире, обострение отношений Запада и России может привести к тому, что будут предприняты резкие шаги».

Андрей Николаев 

www.rosbalt.ru

Новая линия обороны США – Украина и Грузия

Заур Расулзаде, отдел политики 13 августа 2017, 23:39

Стремясь придвинуть свои военные силы поближе к границам России, Соединенные Штаты все настойчивее стараются использовать страны бывшего СССР в качестве потенциальных военных плацдармов. Особое внимание в последнее время они оказывают Украине и Грузию. Этим летом инженерно-строительные части ВМС США приступили к возведению в 250 км от Севастополя – в украинском порту Очаков - оперативного центра для украинских войск, сообщает официальный сайт американских военно-морских сил.

Строительство ведется по линии военной помощи, оказываемой Соединенными Штатами своим союзникам, а фундамент заложен непосредственно на Очаковской военно-морской базе ВМС Украины.

«Это улучшит обороноспособность и инфраструктуру принимающей страны, а также укрепит отношения и увеличит возможности двусторонней подготовки», – заявил лейтенант ВМС США Джейсон Макги, ответственный за строительство центра.

Оперативный центр – первый из трех запланированных здесь объектов. В дальнейшем будут также построены ремонтная мастерская для катеров и контрольно-пропускные пункты по периметру базы. Предполагается, что впоследствии центр будет применяться военнослужащими Украины для проведения военно-морских и общевойсковых учений.

Судя по тому, что в последнее время Грузию с завидным постоянством посещают представители высшего американского командования, в отношении этой страны у США планы не менее серьезные. Два дня назад туда прибыл главнокомандующий сухопутными войсками США генерал Марк Майли. Он встретился с главой Генштаба ВС Грузии Владимиром Чачибая и удостоил своего внимания многонациональные военные учения стран и партнеров НАТО «Достойный партнер - 2017» (NoblePartner 2017), которые проходят на аэродроме Вазиани в пригороде Тбилиси.

А еще прежде Минобороны Грузии сообщило, что между Вашингтоном и Тбилиси достигнута принципиальная договоренность об открытии в Грузии Центра военной подготовки. Надо полагать, что именно с этим и связаны активные и многосторонние контакты двух стран на правительственном уровне.

Насколько известно, США создадут на грузинской территории две сухопутные базы и одну морскую. То есть столько же, сколько Россия собирается развернуть в Абхазии и Южной Осетии. Назначение грузино-американских военных центров пока неясно, но наверняка одна из баз будет военно-воздушной.

США, как известно, располагают крупной военной базой Инжирлик в Турции, но контроль над ней осуществляется совместно с турецкими властями. Пользоваться базой Пентагон может только по согласованию с ними, и в иракской кампании турецкое правительство запретило использовать базу американским бомбардировщикам. Так что создание заменяющей базы в Грузии для США весьма желательно.

В самой Грузии новость об американских базах восприняли неоднозначно. Если председатель парламента Давид Усупашвили двумя руками голосует за их дислокацию в Грузии, то экс-спикер парламента Грузии, лидер «Демократического движения» Нино Бурджанадзе резко критикует вообще все военные контакты с американцами, считая, что это может привести к расколу страны.

Грузинский политолог Давид Дарчиашвили, комментируя возможное появление американских баз в Грузии, подчеркнул, что пока вопрос о том, быть базам или нет, четко не ставится.

«США намереваются и далее активизировать взаимоотношения с Грузией, придавая им оттенок стратегического партнерства. Сверхдержава предполагает существенную материальную, экономическую, военно-техническую, политическую поддержку в становлении и развитии нового грузинского демократического государства», - отмечает политолог.

Вместе с тем Дарчиашвили полагает, что Грузия становится союзником политики США во всем регионе, и это может распространиться на более обширные территории Среднего Востока. И для Грузии это очень важно, потому что никакой другой международный игрок не предоставит стране «столь существенную возможность стать государством».

По мнению другого грузинского политолога Вахтанга Маисая, высказанное им в беседе с haqqin.az, до существенного сотрудничества с США и НАТО Грузии пока далеко, а вот с Евросоюзом отношения все более тесные.

Грузия - стратегический партнер Альянса, отмечает Маисая. В стране под его эгидой функционирует Тренировочный центр боевой подготовки, усиливается двустороннее стратегическое сотрудничество по линии энергетической безопасности и кибербезопасности. Кроме того, Грузия является важным и вненатовским партнером организации в миротворческих операциях. Однако до членства в блоке пока говорить рано.

Грузия пока не присоединилась к Плану действий по членству в НАТО (Membership Action Plan – MAP status). Только после получения статуса кандидата в члены Альянса (пока она в списке стран-аспирантов) можно будет серьезно обсуждать вопрос, когда Грузию примут в НАТО.

«Самое интересное, что у Грузии сейчас гораздо более реальный шанс стать членом Евросоюза, нежели при Саакашвили. Даже что касается вооруженных сил, строительство идет по иной, чем у Альянса модели. Эта модель подразумевает готовность принимать участие в миротворческих операции за рубежом и в составе коалиционных сил быстрого реагирования в кризисных ситуациях в любой точке мира. Как, например, миротворческие силы под эгидой ЕС действуют в Мали», - считает политолог.

В.Маисая, кстати, напоминает, что в ноябре 2013 года в Вильнюсе на саммите ЕС параллельно с парафированием договора о ассоциативном членстве в ЕС Грузия подписала и другой договор - об участии в рамках Евросоюза в операциях по урегулированию кризисных ситуаций на международном уровне. Это означает, что страна будет участвовать в миротворческих акциях не только в рамках НАТО (на примере Международных сил содействия безопасности в Афганистане, где Грузия представлена контингентом в 1700 военнослужащих), но и в рамках ЕС.

По поводу же размещения американских военных баз в Грузии политолог уверенно заявил, что США в настоящее время не рассматривают создание своих баз на территории Грузии.

«Кроме того, действующей военной доктриной США предусматривается так называемый принцип «передовой обороны», что означает временное расположение гибких вооружённых формиров

haqqin.az

Американская военная база в Грузии: спекуляции или реальная угроза?

В последние дни грузинскими журналистами и политиками вновь стала подниматься тема относительно возможного появления военной базы США на территории их страны. 

Заметим, что данная тема незаслуженно оказалась обойдена российскими СМИ, слишком увлеченными Сирией, Украиной и драматический судьбой президента США Дональда Трампа. Тем не менее, ряд грузинских источников очень прозрачно намекают на то, что тема Грузии в обозримом будущем может стать весьма актуальной для России.  

Это далеко не первый подобный вброс. Тема возможного появления военных объектов стран НАТО в Грузии периодически всплывает среди местных политиков – особенно в годовщины поражения грузинских войск в Абхазии в 1993 г. и августовской войны 2008 года. 

Однако на этот раз представители местного политического «бомонда» заявляют об этом все чаще и увереннее, и при этом они допускают очевидно умышленные утечки, свидетельствующие о возможном обсуждении данной темы между грузинским руководством и США.

Интересно, что наблюдается это не при Михаиле Саакашвили, при котором отношения между Москвой и Тбилиси докатились до открытого военного столкновения, а при его «сменщиках», которые, казалось бы, не являются столь явными сторонниками антироссийской политики.

Напротив, пришедший к власти в ноябре 2013 года Георгий Маргвелашвили публично выступал за нормализацию отношений с Россией. В этом он сходился во взглядах с главой правительства страны в 2012–13 гг. Бидзиной Иванишвили, являвшимся российским бизнесменом, а также влиятельным политиком страны Нино Бурджанадзе, бывшим спикером национального парламента, которая еще более открыто демонстрировала свои пророссийские взгляды. 

Однако, несмотря на наличие такой сравнительно лояльной к России «партии», ситуация с момента Августовской войны до сих пор изменилась не сильно, хотя с тех пор прошло уже девять лет. 

Давно ушел с президентского поста Михаил Саакашвили, которого Кремль считал основной проблемой российско-грузинских отношений, но улучшились за это время они ненамного. Едва ли не единственными видимыми признаками потепления стало частичное возвращение в российские магазины грузинской продукции, включая вино и минеральную воду, а также, опять-таки, в сильно ограниченном варианте, транспортного сообщения.

Что же касается полноценного восстановления дипломатических отношений, то до сих пор реальных подвижек здесь не произошло.

Иначе говоря, проблема оказалась вовсе не в Саакашвили.

Так почему же российско-грузинские отношения находятся на таком низком уровне? 

На этот вопрос «Сути событий» ответили югоосетинский и грузинский эксперты Инал Плиев и Васико Папава.

Инал Плиев: «Возможность появления такого объекта в Грузии вполне реальна. После Саакашвили шанс на улучшение был и заключался он в революционном переосмыслении пройденного Грузией с 1991 года пути. Однако этого не случилось. Сегодня мы наблюдаем упрямое следование курсу, который показал свою ошибочность, тупиковость применительно к неоднократно проявленной к Южной Осетии агрессивности и желанию ее «раздавить». 

Сегодня мы видим, что Грузия широко распахнула двери всему западному и европейскому. К ужасу настоящих патриотов Грузии, даже сохранение национальной самобытности самого грузинского народа подвергается сейчас серьезнейшим испытаниям. 

Ситуацию в Грузии могло бы улучшить построение конструктивных отношений с Россией, но для того, чтобы это понять, нужны не просто умные и образованные люди, но люди, которые уважают такие высокие нравственные ценности как верность, честность, справедливость. Если государство желает долгосрочных успехов в политике, то должно строить свое поведение совсем на других основах». 

Васико Папава: «В последнее время грузинское общество и известные общественные деятели страны обсуждают вопрос о размещении на постоянной основе военной базы США в Грузии. Я считаю, что это связано с тем глубоким разочарованием, которое существует среди населения Грузии: у них нет никакой надежды на возвращение своих территорий мирным путем и потеряно чувство защищенности перед нынешней политикой России. 

В случае, если подобная тенденция (демонстративное игнорирование интересов Грузии; ущемление ее суверенных прав на возвращение сепаратистских регионов; продолжающаяся т.н. «ползучая оккупация» и т.д.) будет сохраняться и расширяться, то вопрос о размещений военной базы США в Грузии может реально актуализироваться. В добавок, если к этому добавиться и желание самого Вашингтона быть представленным на Южном Кавказе в военном плане, то размещение военной базы США в Грузии может стать реальностью и исключительно делом времени.

Говоря о возможности появления базы, необходимо обратить внимание на недавний визит вице-президента США Майка Пенса в Грузию, который имел под собой геополитическую составляющую. Это первый официальный визит представителя новой американской администрации. Он ясно показывает, что Вашингтон вновь стал уделять значительное внимание региону и своим союзникам. Высказавшись в поддержку территориальной целостности и суверенитета Грузии, вице-президент Пенс обещал грузинскому руководству помощь в развитии демократических институтов.

Параллельно, президент РФ Владимир Путин посетит Абхазию в день начала российско-грузинской войны. В Тбилиси это трактуют, как некий демарш в связи с визитом Пенса и прямой вызов ее территориальной целостности. В грузинском обществе полагают, что Россия таким образом показывает – в своей политике в отношении Грузии Москва опирается на сепаратистов и не проявляет никакого желания нормализации отношений с Тбилиси.

После прихода к власти «Грузинской мечты» Иванишвили складывалось впечатление, что существует хорошая возможность улучшения отношений с Россией. Но этого не произошло. В первую очередь преградой на данном пути является вопрос о сепаратистских регионах Грузии (Абхазии и т.н. Южной Осетии). Россия явно не намерена менять свою позицию о признании независимости Сухуми и Цхинвали, а Грузия не может смириться с потерей контроля над своими регионами. В этой сложной геополитической борьбе подключаются и другие внешние акторы, имеющие в регионе свои интересы. В данном случае речь идет о США. В Вашингтоне хорошо осознают, что потеря позиции в Грузии повлечет укрепление влияния России, Турции и Ирана, а в такой комбинации американцам будет очень сложно продвигать свои геополитические интересы». 

«Пророссийская партия» в Грузии — достаточно слабая, и ее явно перевешивает по влиянию условно «антироссийская» партия. Значимость последней во многом определяет наличие сотен тысяч грузинских беженцев из Абхазии и Южной Осетии периода 1992 – 93 гг. К ним добавились и беженцы из прилегающих к Цхинвали районов после поражения в войне 2008 года, где Грузия столкнулась непосредственно с Россией.

Представители данной группы в массе своей уверены, что это именно «злая воля» Москвы лишила их малой Родины, и влияние этой активной и довольно большой части грузинского общества нельзя недооценивать. 

К их негодующим голосам добавляется возмущение тех, кто был вынужден уехать из России после августа 2008 г. в связи с целенаправленным преследованием «грузинского бизнеса» в России, ставшим ответом на попытку Саакашвили вернуть контроль над Цхинвалом военным путем. При этом речь шла не только о московских казино. Как свидетельствуют многие грузины, уехавшие тогда из РФ, полицейские преследования касались и мелкого бизнеса.

Но и это еще не все. Грузинская сторона обвиняет Россию в «потакательстве сепаратистам», продолжающим захватывать грузинские территории». Речь, в частности, идет о соседних с Цхинвали селах, откуда, согласно утверждениям Тбилиси, медленно, но верно выдавливается грузинское население. 

Это якобы происходит после того, как югоосетинские силовики «передвигают» на сотню-другую метров границу, мотивируя свои действия тем, что речь идет «о возвращении исконно осетинских земель».

Учитывая тот факт, что на северо-востоке страны проживали десятки и сотни тысяч этнических осетин, проблема для Грузии очень болезненная, а вопрос о том, что таким образом она может лишиться с будущем значительной части своей территории поднимается постоянно.

Поскольку до недавнего времени границу Южной Осетии охраняли российские пограничники, с точки зрения грузинской стороны, именно Москва несет ответственность за «посягательство на территориальную целостность Грузии». 

И, наконец, недовольные действиями России указывают, что она сама разместила несколько военных баз в Абхазии и Южной Осетии, и поэтому появление в Грузии соответствующего объекта НАТО, способного защитить Тбилиси «от окончательного поглощения» северным соседом, лишь уравновесит отчасти «данную угрозу».

Не находя никаких перспектив решения проблем с Россией и гарантий обеспечение собственной безопасности, Грузия стремится укрыться за американским «военным зонтиком».

В ответ на это представители Абхазии и Южной Осетии могут вполне резонно возразить, что присутствие российских военных объектов на их территории обусловлено очевидной угрозой со стороны грузинских реваншистов вернуть их под свой контроль военным путем. 

Иными словами, все стороны имеют свои подкрепленные аргументами точки зрения, не дающие, однако, двум странам найти общий язык.

Между тем, отсутствие в будущем прогресса на данном направлении способно привести к еще более негативным политическим последствиям. 

Дело в том, что обе стороны сейчас находятся в условиях, при которых никто из них не в состоянии сделать шаг назад от «барьера» — Кремль понимает, что его действия могут быть истолкованы как слабость, а Тбилиси попросту уже некуда дальше отступать.

В этой ситуации можно быть уверенным, что если пути к нормализации отношений России и Грузии не будут найдены своевременно, при любой благоприятной политической ситуации Тбилиси неизбежно попытается взять реванш и вернуть утраченные территории. И в этом Грузия, активно стремящаяся уже сейчас заручиться поддержкой Запада, наверняка встретит понимание в Вашингтоне и Брюсселе. 

 

Загрузка...

argumentiru.com

США и Грузия расширяют сотрудничество в военной сфере

Находящаяся с визитом в США министр обороны Грузии Тина Хидашели провел ряд встреч в Пентагоне. Как сообщает оборонное ведомство Грузии, целью визита является разработка конкретного плана по осуществлению достигнутых ранее договоренностей между США и Грузией. В частности, речь идет о меморандуме об углублении партнерства в сфере обороноспособности и безопасности, подписанном госсекретарем США Джоном Керри и премьер-министром Грузии Георгием Квирикашвили 6-го июля в Тбилиси. Как сообщил тогда госсекретарь, помимо возможности приобретения оборонного снаряжения, меморандум также подразумевает проведение совместных американо-грузинских учений, обмен опытом и информацией, а также сотрудничество в сфере безопасности.

Согласно сообщению грузинского министерства обороны от 20-го июля, в министерстве обороны США стороны обсудили перспективы военного сотрудничества на ближайшие три года, рассмотрели приоритетные направления и новую программу военной помощи, которую США начнут осуществлять в Грузии с 2017 года. До этого, в сентябре в Грузию прибудет группа американских военных экспертов для уточнения деталей этой программы.

Как заявила СМИ глава грузинского оборонного ведомства, до сегодняшнего дня военная помощь США Грузии была связана лишь с международными миссиями и подготовкой страны к вступлению в НАТО. Однако теперь, по словам Хидашели, американская сторона поможет в осуществлении намеченной грузинским руководством цели, согласно которой, грузинские вооруженные силы должны быть полностью готовы для выполнения задач по территориальной обороне.

«Впервые наш партнер помогает нам не только в миротворческих миссиях или операциях НАТО, но и в том, в чем больше всего нуждается грузинское государство. Программа готовности Вооруженных Сил будет переломным моментом и началом принципиально новой эпохи в ВС Грузии ... У нас будет возможность с помощью инструкторов и военных США перевести всю грузинскую армию посредством этой программы на принципиально новый режим обучения, при наличии нового оснащения и возможностей, которых грузинская армия не имела ранее», – заявила Тина Хидашели.

Первый заместитель начальника Генерального штаба ВС Грузии Омар Бегоидзе в свою очередь заявил, что программа поддержания боеготовности ВС Грузии, обеспечит «институциональные изменения по всем направлениям в системе обороны», что, по его словам, приведет к «повышению готовности и возможностей подразделений при проведении оборонительных операций для нашей национальной безопасности».

«Не впервые»

Согласно мнению профессора грузинского Института государственного управления Торнике Шарашенидзе, дальнейшее расширение сотрудничества США и Грузии в сфере обороны является положительным фактом, хотя эксперт уточнил в интервью «Голосу Америки», Соединенные Штаты помогают Грузии в повышении обороноспособности не впервые. Шарашенидзе напомнил об американской программе по вооружению и обучению грузинских вооруженных сил «Обучение и оснащение» (Georgia Train and Equip Program), которая началась в мае 2002 года и продлилась 18 месяцев.

«Тина Хидашели, которая вскоре уйдет с поста министра обороны, так как её партия решила выйти из правящей коалиции и самостоятельно участвовать в парламентских выборах в октябре, подобными заявлениями скорее всего, старается получить дополнительные политические очки, хотя сама по себе новая программа военной помощи со стороны США является крайне значимым фактом», – считает эксперт.

Весомый аргумент для прозападных сил

Директор института политологии Тбилисского государственного университета профессор Малхаз Мацаберидзе отметил в интервью с «Голосом Америки», что так как детали новой программы военной помощи Соединенных Штатов пока неизвестны, судить о ней можно лишь на основании официальных заявлений. Исходя из того, что было сказано со стороны Тбилиси и Вашингтона, речь о беспрецедентной поддержке грузинских ВС со стороны стратегического партнера, включая их обеспечение новейшим оснащением.

«До сих пор в арсенале грузинских вооруженных сил было преимущественно советское и российское вооружение, а после российско-грузинской войны 2008 года, на поставки вооружения в Грузию, по настоянию РФ, с которой тогда западные страны считались в большей мере чем сейчас, действовало неофициальное эмбарго. Соответственно, при отсутствии вооружения, обороноспособность Грузии постепенно снижалась», – напомнил Мацаберидзе в беседе с Русской службой «Голоса Америки».

Эксперт убежден, что масштабная помощь Соединенных Штатов будет очень «важным фактором» для сохранения западного вектора в стране, так как, по его словам, созданные грузинскими властями «слишком большие ожидания» в связи с интеграцией в ЕС и НАТО, постепенно вылились в разочарование среди определенной части грузинского населения. Расширение партнерства с США, как говорит политолог, сможет компенсировать оттягивание шагов по принятию Грузию в Североатлантический альянс.

«Эта программа, которую осуществит уже то правительство, которое придет к власти в Грузии после выборов, является сильным аргументом для прозападных сил в пользу того, что попытки Грузии сблизиться с западными структурами не являются тщетными и что прозападная политика имеет смысл и приносит конкретные результаты, включая безопасность», – считает Мацаберидзе.

Эксперт полагает, новая программа помощи Соединенных Штатов Грузии и на этот раз вызовит раздражение России. Хотя, как отметил Мацаберидзе, с 2012 года грузинские власти «всячески старались» урегулировать отношения с Россией, это, тем не менее, «не остановило ползучую аннексию». Согласно политологу, Грузия должна усиливать сотрудничество в военной сфере с партнерами, не принимая во внимание реакцию третьих стран, так как, считает политолог, «беззащитная страна является более соблазнительной мишенью для агрессии, чем та, которая имеет высокий уровень самообороны и сильного партнера».

www.golos-ameriki.ru

Причины вмешательства США во внутреннюю политику Грузии

Введение

Проблема взаимоотношений Грузии с Соединенными Штатами Америки на сегодняшний день является одной из важных в международных отношениях. Вопрос по данному сотрудничеству был очень популярен на протяжение последних 10 лет. На данный момент, актуальность этих связей немного спала, возможно, это зависит от смены властей и нового президента Грузии. Однако и сейчас, США пытается наладить новый контакт с действующим лидером страны Г. Маргвелашвили.

В данной проблеме очень заинтересованно Российское г-во, которое выступает в этом сотрудничестве, как 3-е лицо, но без права вмешательства. Еще в 90-х годах о своих интересах не только в Грузии, но и на Закавказье, заявили США и НАТО. Данные интересы сталкивались с российскими, что и привело к ухудшению связей между Россией и Грузией. Но после выборов на пост президента Грузии в 2013 году, произошли изменения в лучшую сторону для России. Позже глава российского правительства Дмитрий Медведев заявил в интервью телеканала "Russia today", что после смены власти в Грузии, отношения с Россией наладятся. Кроме этого, планируется предложить воссоединение народов Грузии, Абхазии и Южной Осетии.

 

Целью данной работы является изучение связей различного характера между США и Грузией, исследование интересов и анализ внутренней и внешней политики обеих стран. Кроме этого необходимо подчеркнуть причины сотрудничества и их реализацию.

Объектом исследования является главные направления в сотрудничестве США и Грузии.

Предметом исследования считаются причины развития международных отношений между США и Грузией в период 2000-2012 гг.

Базу исследования составляют материалы государственных документов, газеты и журналы, научная литература, а также информация, полученная на разных сайтах в сети Интернет.

Основной методикой проведения исследования является детальное изучение экономических, политических и социальных факторов обеих стран.

Структура курсовой состоит из: введения, 3-х глав, личного мнения, заключения и списка источников.

 

Глава I. Развитие связей между США и Грузией.

 

Причины вмешательства США во внутреннюю политику Грузии

 

После того, как Советский Союз распался, оформилось многополярное политическое пространство. Оно представляло Россию, Грузию, Турцию, Болгарию, Абхазию, Румынию, Украину, а также ряд стран, являющихся причерноморскими: Азербайджан, Армения, Греция, Молдова, Албания.

 

Черноморский регион представляет собой географическую зону, стратегически расположенную на пересечении Европы, Центральной Азии и Ближнего Востока. Также данный регион богат натуральными ресурсами. Регион является растущим рынком с большим потенциалом развития и важным центром энергетических и транспортных потоков.

 

То, что сегодня происходит в Черноморском бассейне вызвано повышением геополитического потенциала[1] региона во многих сферах. Черное море стало центром конкуренции за нефть и газ. Россия имеет явное преимущество в данном регионе по сравнению с США и Евросоюзом, которые заинтересованы в проекте по транспортировке сжиженного газа в Европу. Сталкиваются интересы, которые в дальнейшем переростают в конфликты.

 

В связи с данной ситуацией, США и НАТО начинают укреплять свои связи с отделившимися от СССР государствами и с начала 1990-х гг. регион становится центром активности стратегических доктрин. Одновременно с операциями НАТО в регионе увеличивает свое влияние такая политическая организация, как Европейский Союз, политика которого в отношении черноморского региона направлена на формирование новых идеологий, интересов и ценностей, являющихся исключительно европейскими и противопоставленных российским.

 

Однако, США использует данный регион не только в экономических целях, но и в военных. Так как поддержку американское правительство стало оказывать Южному региону Черноморского бассейна, т.е. Грузии. Этот регион представляет собой тыл Ближнего Востока, где США ведет войны против Ирака и Афганистана. Заручившись поддержкой с Грузией, это сыграло преимущество в ведение войн.

 

 

В течение долго времени Черное море считалось несущественным по своему политическому и экономическому значению регионом, кроме России. На тот страны окружающие Черное море страны, кроме Турции, были мелкими и неспособными игроками на политическом поле. Это были страны, входившие в состав СССР например, Болгария и Румыния, либо государства, недавно образовавшиеся на постсоветском пространстве, такие как Украина и Грузия, у которых постоянно были внутренние политические кризисы.

 

Исключение составляет Турция - государство, исторически претендующее на политическое доминирование в регионе, но ее пока еще довольно слабая экономика и зависимость от экспорта природных ресурсов мешают оказывать институциональное воздействие на региональную политику и диктовать другим игрокам свои условия.

 

В военном плане Черное море ничего из себя не представляет, так как его площадь невелика, крупным соединениям кораблей там просто негде развернуться. Кроме того, вся акватория Черного моря как на ладони для систем слежения, расположенных на прибрежных военных базах: крупная война в этих условиях невозможна. Однако терять это регион было нельзя. Средиземноморские проливы были полностью под контролем Турции, что сразу заметило США. При таком раскладе американское правительство начинают устанавливать новые связи с Турцией, в следствие которых Поэтому уже не раз еще с советских времен высказывалось мнение, И проблема базирования российского флота в Севастополе - это вопрос, имеющий для России скорее внешнеполитическое значение, чем военное. Хотя в этой проблеме важную роль играет и экономическая составляющая (военная инфраструктура Севастополя грандиозна, она создавалась десятилетиями огромной страной - СССР), и функция сдерживания для мелких агрессоров типа Грузии. Определенное значение наличие российских военных баз в Крыму имеет и для безопасности Украины, в которой уже открыто обсуждается вопрос, сможет ли украинская армия, пережившая несколько сокращений, отразить высадку турецкого десанта, если такое вдруг случится.

 

Нестабильность в странах Черноморского региона, обретших независимость с распадом Союза, напрямую затрагивает национальные интересы России: бывшие союзные республики являлись звеньями единого с Россией хозяйственного организма; на их территории проживает значительная часть диаспоры народов России; страны, ранее входившие в состав СССР, занимали и занимают определенное место в военно-стратегических планах России.

 

Усиление влияния на постсоветском пространстве Черноморского региона сил, явно не доминировавших здесь в советский период, также кардинально отразилось на национальной безопасности России. Стремление государств - бывших союзных республик - поменять свой внешнеполитический вектор в противоположную от России сторону обусловило вовлечение их в орбиту влияния НАТО, стремящегося к усилению своего военно-политического присутствия в Черном море, что, в свою очередь, может повлечь к контролю альянса за важными транзитными коммуникациями энергоносителей, обеспечивающими, в том числе и российские внешнеэкономические потребности.

 

Основные направления в Черноморском регионе, стала поддержка администрацией Б. Клинтона региональных энергетических проектов, таких как нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан. В январе 1997 г. она заявила, что три государства Южного Кавказа и 5 бывших советских республик Центральной Азии имеют «жизненно важное политическое и экономическое значение для США». В тот период при президенте США был учрежден пост специального советника по вопросам Прикаспийского региона. Особенно быстро связи с регионом стали расширяться после событий 11 сентября 2001 г., хотя главные усилия Вашингтона в этом направление сосредоточились на Центральной Азии и Ближнем и Среднем Востоке. Тем не менее Кавказско-Прикаспийский регион отнюдь не выходил из-под внимательного наблюдения Вашингтона. В этом контексте его позицией была весьма близка той, которую сформулировал аналитик фонда «Наследие» А. Коэн: « США не должны забывать о своих целях в экономически и политически важных регионах мира. Кавказ и Центральная Азия относятся именно к таким регионам. Поддержка своих друзей на Кавказе и в Центральной Азии, тесное сотрудничество с Турцией позволит США защитить свои будущие многомиллиардные инвестиции в энергоресурсы, которые станут жизненно важными в следующие тысячелетии, проложить Шелковый путь в Центральную Азию и на Дальний Восток и не дать России и Ирану подмять под себя их малых прозападных соседей».

 

Для Запада Грузия представляет интерес прежде всего в качестве территории, через которую проходят стратегический нефтепровод Баку – Тбилиси – Джейхан и газопровод Баку – Тбилиси – Эрзерум. Нельзя забывать, что на севере Грузия граничит с Россией – главной соперницей и партнером Запада. Инфраструктура Грузии позволяет регулировать транспортные потоки в Турцию и Армению, обеспечивать транзит каспийского углеводородного сырья. С ее территории весьма удобно следить за событиями и процессами, происходящими в Иране. Грузия окрыла воздушное пространство и дала разрешение на использование своей территории для транспортных средств Вооруженных сил США. Она направила сравнительно внушительный с учетом ее возможностей контингент вооруженных сил в Ирак. США сыграли ключевую роль в формировании, подготовке, экипировке, финансировании и вооружение грузинской армии. Этим объясняется почти беспрецедентные привилегии, которыми пользуются в Грузии американские военные. К примеру, для посещения республики им не нужны визы и какие – либо другие принятые в мировой практике документы, достаточно водительского удостоверения.

 

В свою очередь, Грузия всеми силами показывает, насколько она близка Западу: она и США – это тоже самое, «мы с тобой одной крови – ты и я». Этим объясняются и комичные факты постоянных выступлений грузинских лидеров на фоне флага Евросоюза ( в то время как сама Грузия членом ЕС не является), и намного более серьезные попытки Саакашвили во время августовской войны 2008 года завоевать симпатии западной аудитории и заставить их надавить на Россию, чтобы показать Грузию на фоне общности не только ее судьбы, но и западных стран. Грузия полностью перенимает западную риторику и политическую лексику. Если в начале XX века правильной и выигрышной фразой была «борьба с большевиками», то теперь место их занимают слова «демократия» и «европейские ценности». Чтобы быть похожими на своих покровителей, грузинские лидеры употребляют их по делу и без дела, доходит до того, что лидеры Грузии уже объявляют о своем желании учить демократию других народов.

 

Итак, сегодня во внешнеполитических приоритетах США территория постсоветского пространства является одной из важнейших, особенно в отношении государств Каспийского региона, как обладателей энергоресурсов. Запасы углеводородного сырья в районе Каспия сопоставимы с залежами в Северном море. И хотя Грузия не располагает значительными запасами нефти и газа, она занимает важное положение в Закавказье. Грузия для США - это "ворота" из Причерноморья в Каспийский регион и далее в Среднюю Азию. Стратегический интерес США в Грузии заключался и заключается в обеспечении транзита каспийских энергоресурсов к Черному морю и в Турцию. Кроме того, Грузия является зоной активного противостояния двух важнейших планетарных сил: сухопутной евразийской России и атлантистской Америки. Россия стремится продлить свое влияние на юг к теплым морям. Задача Америки - блокировать это движение. Поэтому США так заинтересованы в поддержке проамериканского режима в Грузии. Никакого иного значения, кроме геополитического, эта страна, практически лишенная ресурсов и испытывающая сегодня существенные экономические проблемы, не имеет.

stydopedia.ru

США и Грузия: как будут развиваться отношения?

в Huffington Post следует, что Барак Обама отдаляется от Грузии из-за Михаила Саакашвили, его импульсивности, его ошибок. Вы считаете, что дело в личности грузинского президента? Не кажется ли вам, что у Барака Обамы и у демократов просто иное видение проблем и задач США в мире?

Саймон Шустер: Да, совершенно верно. В статье я обсуждал личность Саакашвили, его поступки, которые может быть вызвали бы недоверие со стороны США. Но главную роль здесь играет зругой подход к этому региону, к России, Восточной Европе и Евразии. Одна из слабостей американской системы- это когда каждые 4 или 8 лет может прийти новая власть. И демократы и республиканцы часто имеют разные точки зрения нак внешнюю политику. Буш очень активно вел политику “цыетных революций”, в том числе и в Грузии, и Саймон Шустерстарался как бы окружить Россию дружными государствами. Обама очень сильно отходит от этого. Главную роль здесь играет отрицание этой философии неконсерватизма. Он считает, что надо напрямую вести диалог с Россией. И если идти по этому пути, то с Грузией напрямую уже дружить может быть невыгодно и даже опасно, потому что это противоречит диалогу с Россией.

Дэмис Поландов: Тенгиз, я думаю, что многие в Грузии стараются сохранить оптимизм в отношении грузино-американских отношений. У вас этот оптимизм есть после заявлений Барака Обамы?

Тенгиз Пхаладзе: Естественно, оптимизм есть. И он вполне объективный. Если говорить в общем о подходе американской администрации к внешней политике, здесь вырисовываются два подхода- soft power и hard power. Администрация Буша как раз была сторонником жесткой политики, а администрация Обамы делает больший акцент на сотрудничество, в том числе и по сложным вопросам. И то, что США будут продолжать сотрудничать с Россией, это ни в коем случае не воспринимается так, как будто Америка бросила Грузию. Я против того стереотипа, что если кто-то с кем-то дружит, это обязательно должно быть против кого-то. Грузия более чем заинтересована, чтобы у России были нормальные отношения с США, НАТО и Евросоюзом. Чем больше будет Россия вовлечена в международные проекты, чем больше будет доверие между нашими друзьями и Россией, тем легче нам будет разговаривать с Россией. Я никакого трагизма не вижу. То, что президент Обама заявил, что Грузия не является камнем преткновения в решении ядерной проблемы, это совершенно верно. Есть такая стратегия,

Тенгиз Пхаладзекоторая разработана в США, которая называется “ведение принципиальных переговоров”, когда акцент делается на урегулирование определенной проблемы по формуле- от простого к сложному. То есть мы сегодня договариваемся по тем вопросам, по которым может договориться, а завтра, когда уровень доверия будет гораздо выше, сможем обсуждать сложные проблемы, такие как Грузия.

Дэмис Поландов: То есть вы не разделяете подход Маккейна, который говорит, что у России развязаны руки в отношении Грузии и других бывших советских республик. Но, все таки, политику Россия ведет достаточно жесткую на этом пространстве.

Тенгиз Пхаладзе: То что Россия ведет жесткую политику, это однозначно. Надо, чтобы Россия максимально была интегрирована в те процессы, которые происходят в мире. И не надо сегодня строить железный занавес. Наоборот, чем больше будет доверия…Мы не должны говорить о противниках. Если Россия станет партнером для наших друзей, тогда легче с Россией будет договариваться.

Дэмис Поландов: Саймон, какой вообще настрой в американском обществе, медиа-среде, в отношении Грузии?

Саймон Шустер: Если судить по комментариям, которые сегодня оставляли американские читатели к моей статье, они считают, что довольно опасно дружить с Грузией, пока президентом Грузии остается Саакашвили. Потому что неоднократно президент Медведев говорил, что он и российское правительство не хотят иметь дело с Саакашвили, вступать с ним в диалог. В этом плане я с Тенгизом не согласен. Россию, конечно, важно интегрировать в системы безопасности и экономики разных стран Европы и Евразии, но они говорят очень открыто, что с Саакашвили они не хотят иметь дело. В связи с выступлением Тальявини о том, что Грузия начала эту войну 2008 года, и после эфира “Имеди” многие в Америке думают, что [Саакашвили] довольно опасный партнер. Он непредсказуемый.

Дэмис Поландов: А в политической среде…Мы можно условно говорить, что руспубликанцы все таки поддерживают Грузию.

Саймон Шустер: Республиканцы, я бы сказал, да. Они поддерживают идею сохранения американских идеалов демократии по всему миру. И Грузия это блестящий пример этому. И это идея республиканцев, что это должно продолжаться. Демократы с этим не согласны. Большинство американцев сейчас поддерживает как раз демократическую партию в том плане, что надо вести диалог, а не ставить дружные государства в разных точках мира, через даже эти революции.

www.europalibera.org

ПОЯВИТСЯ ЛИ ВОЕННАЯ БАЗА США В ГРУЗИИ?

КВИРИКАШВИЛИ_ПЕНС

Вопреки надеждам ряда российских политиков и экспертов, позиция Белого дома с приходом в него республиканца Дональда ТРАМПА в отношении Кремля не только не смягчилась, она становится все более жесткой.

Принятие нового пакета антироссийских санкций, где Москву прировняли к авторитарному режиму Пхеньяна, вряд ли можно назвать шагами к разрядке. Равно как накачивание наступательными видами вооружений (якобы для защиты от возможной агрессии России) членов НАТО по периметру границ России и Евразийского экономического союза в целом.

Ни одно из государств Южного Кавказа официально пока не в составе Североатлантического альянса. Однако предпосылки к серьезным изменениям в регионе очевидны — вплоть до размещения военных баз США, считает основатель Центра грузинских исследований Виталий АРЬКОВ.

ПОЯВИТСЯ ЛИ ВОЕННАЯ БАЗА США В ГРУЗИИ?

ВИТАЛИЙ АРЬКОВ

«Если Армения вряд ли пока переметнется из ОДКБ в НАТО, то Азербайджан достаточно активно «обрабатывают» — в том числе и якобы вновь дружественная России Турция, являющаяся форпостом НАТО в регионе. В Грузии военная база НАТО и вовсе уже существует де-факто с 2015 года в Кртцаниси под видом совместного с Министерством обороны Грузии учебного центра. Дело за малым — снять фальш-вывеску учебного центра и признать военную базу де-юре», — считает Виталий АРЬКОВ.

Вновь зачастившие в Тбилиси высокопоставленные чиновники США и НАТО, по его мнению, вместе с проведением на грузинской земле различных мероприятий альянса — от заседаний Парламентской ассамблеи до военных учений — отчетливо свидетельствуют о планах Вашингтона как главного оператора НАТО.

Еще несколько лет назад, после победы «Грузинской мечты» и на волне антисаакашвилевских настроений, общество Грузии в вопросе вступления НАТО и открытия военной базы США придерживалось во многом сдержанной, а, подчас, и негативной позиции.

Однако под влиянием внутренних (при правлении Михеила СААКАШВИЛИ экономическая ситуация была лучше) и внешних (отсутствие решения по «оккупированным» территориям и получение «безвиза») факторов настроение грузинского общества заметно изменилось.

ПОЯВИТСЯ ЛИ ВОЕННАЯ БАЗА США В ГРУЗИИ?

ВАСИЛИЙ ПАПАВА

«В последнее время в Грузии начало укореняться новое восприятие существующего положения страны, а именно — вернуть мирным путем сепаратистские регионы Сухуми и Цхинвали довольно призрачны и нереалистичны, а Москва не готова идти на уступки Тбилиси в этом вопросе. Предстоящий визит Президента России в Сухуми еще больше укрепляет данное мировоззрение. Отсюда и та крайность, что мы можем сейчас наблюдать — в грузинском обществе все больше людей начинает склоняться к мысли о желательности размещения в стране военной базы США. Раньше такого настроя не было», — комментирует ситуацию грузинский политолог Василий ПАПАВА.

В случае, если в Вашингтоне пойдет на такой шаг, то, как считает эксперт, в Грузии они встретят массовая поддержку среди населения. Чувство незащищенности перед т.н. «ползучей аннексией» лишь подталкивает граждан к такому выбору, который, безусловно, является навязанным той сложной геополитической ситуацией в котором находится Грузия.

«При таком стечении обстоятельств — появление военной базы США в Грузии лишь вопрос времени», — убежден Василий ПАПАВА.

 Давид ВАЛИШВИЛИ, специально для PolitRUS.com.

Фото: Reuters.

www.politrus.com


Смотрите также