Грузия россия отношения


Россия и Грузия будут развивать экономические отношения

О позитивных экономических тенденциях и заколдованном круге политических отношений рассказали главные переговорщики по российско-грузинским отношениям

ТБИЛИСИ, 28 дек — Sputnik. В 2017 году товарооборот между Грузией и Россией вырос более чем на 30% и РФ стала вторым по важности торговым партнером Грузии, заявил в интервью газете "Известия" заместитель министра иностранных дел РФ, статс-секретарь Григорий Карасин.

По его словам, тенденция к нормализации российско-грузинских контактов наметилась несколько лет назад, "когда партия Михаила Саакашвили проиграла парламентские выборы и было сформировано новое правительство страны".

Карасин подчеркнул, что после этого общими усилиями Москве и Тбилиси удалось "добиться заметных результатов в сферах торговли и транспорта, укрепить гуманитарные связи".

Дипломат выразил надежду, что "в будущем году удастся развить эти позитивные тенденции", а также добавил, что Москва готова к "всестороннему практическому сотрудничеству" и рассчитывает "на адекватную реакцию грузинской стороны".

"При этом не закрываем глаза на очевидные трудности, отсутствие дипотношений и геополитические тенденции в регионе Южного Кавказа", — отметил Карасин.

Решить транспортные проблемы

По слова Карасина, рост взаимной торговли привел к увеличению транспортных перевозок между Россией и Грузией.

На данный момент на российско-грузинской границе работает только один контрольно-пропускной пункт в Верхнем Ларсе, на который приходится большая нагрузка. Из-за этого на границе можно провести много часов томительного ожидания. Замминистра отметил, что Москва намерена решить эту проблему.

"Сейчас готовится масштабная реконструкция пропускного пункта "Верхний Ларс" на российско-грузинской границе. Эта мера призвана облегчить наземное сообщение между нашими странами", — сказал Карасин.

Экономические отношения России и Грузии в уходящем году

По данным Национальной службы статистики Грузии, торговля между двумя странами за январь-ноябрь 2017 года выросла на 35% по сравнению с тем же периодом прошлого года и составила примерно 1,1 миллиарда долларов, что составляет 11% от общего внешнеторгового оборота Грузии.

"В экономическом плане мы сделали важные шаги для восстановления торговли и активизации транспортных коммуникаций. Растет число российских туристов, приезжающих в Грузию, — более миллиона россиян, к которым у нас хорошее отношение, посетили страну в 2017 году. Гражданам России виза не нужна для поездок в Грузию",- заявил "Известиям" спецпредставитель премьер-министра Грузии по отношениям с Россией Зураб Абашидзе.

Из Грузии в Россию за январь-ноябрь экспортировали примерно 290,3 тысячи тонн ферросплавов, примерно 62 тысячи тонн минеральной и питьевой воды, около 6,2 тысячи тонн спиртных напитков с концентрацией спирта менее 80%, около 2,6 тысячи легковых автомобилей и более 33,2 тысячи тонн натурального виноградного вина.

Читайте также: Новый рекорд Грузии – почти 7 млн иностранцев за 11 месяцев >>

Россия остается главным импортером грузинского вина — за 11 месяцев 2017 года Грузия экспортировала в РФ около 43,9 миллиона бутылок вина. Рост экспорта в эту страну составил 76%, по сравнению с тем же периодом 2016 года.

Из России за этот период завезли около 467 тысяч тонн пшеницы, нефть и нефтепродукты общим весом около 205 тысяч тонн, нефтяные газы и газообразные углеводороды более 94 тысяч тонн, а также телефонные аппараты для сотовой или иной связи общим весом 72,3 тонн.

Политический кризис продолжается

Абашидзе отметил, что, несмотря на позитивные изменения в экономической и торговой сферах, в целом картина складывается противоречивая, поскольку политические отношения по-прежнему находятся в кризисе.

"В преддверии Нового года всегда есть желание быть оптимистом, но что касается политических отношений, они, к сожалению, по-прежнему находятся в тупике. Но мы хотели бы в будущем году найти какие-то пути выхода из заколдованного круга, в котором оказались наши отношения", — сказал "Известиям" Зураб Абашидзе.

Дипломатические отношения между Грузией и Россией прерваны с августа 2008 года по решению Тбилиси, в ответ на признание Москвой независимости Абхазии и Цхинвальского региона (Южной Осетии).

В настоящее время диалог между странами поддерживается в рамках Женевских дискуссий и регулярных встреч Абашидзе и Карасина.

Переговоры Карасина и Абашидзе традиционно проходят в Праге и предусматривают переговоры только по гуманитарным и экономическим вопросам.

Женевские дискуссии проводятся с октября 2008 года. На сегодняшний день это единственный формат диалога между представителями Грузии и де-факто властями Абхазии и Цхинвальского региона. В переговорах также участвуют представители России, США, ООН, ОБСЕ и ЕС.

sputnik-georgia.ru

Российско-грузинские отношения - Википедия

Датой установления дипломатических отношений между Россией и Грузией принято считать 1491 год, когда ко двору Ивана III прибыли послы единоверной Грузии, которые доставили грамоту от кахетинского царя Александра I. Александр I, который писал: «Пресветлый государь, из дальние земли ближнего мыслью меньшой брат твой Александр челом бью. Мы ещё здесь, в Иверской земле в здравии живём»[1]. В ознаменование крепнущих отношений между странами из Афонского Иверского монастыря в Россию была отправлена Икона Иверской Божьей Матери. Тогда же царь Алексей Михайлович пожаловал грузинам Никольский монастырь, который считается первым памятником русско-грузинских отношений[2]. Протяжённость государственной границы между странами составляет 894 км[3].

Общая характеристика стран[ | ]

Россия Россия Грузия Грузия
Площадь, км² 17 125 187 69 700
Население, чел. 146 759 300 4 497 600
Государственное устройство Смешанная республика Парламентская республика
Объём ВВП (ППС), $ млрд 2 376 23,9
ВВП на душу населения (ППС), $ 16 687 5 491
Военные расходы, $ млрд 70[4] 0,8
Численность вооружённых сил 1 037 000 20 655
Добыча нефти, млн т 542[5] 0,048
Добыча угля, млн т 329[5] 12
Производство стали, млн т 72,2 н/д
Производство алюминия, тыс. т 4 102 н/д
Производство цемента, млн т 48,7 н/д
Производство электроэнергии, млрд кВт·ч 1 040[6] 8,3
Сбор пшеницы, млн т 63,8[7] 0,083

Отношения Грузинского царства и Российской империи[ | ]

см. Георгиевский трактат

Отношения РСФСР и Грузинской Демократической Республики[ | ]

см. Московский договор РСФСР — Грузия (1920), Советско-грузинская война

Грузия в составе СССР[ | ]

Отношения РФ и Республики Грузия[ | ]

Сочинское соглашение (1992), после распада СССР.

Обе страны участвуют в ООН, Совете Европы, ОБСЕ, ранее также в СНГ (с 1993 до 2009).

2006: Винный скандал (2006), Российско-грузинский шпионский скандал (2006), Депортация из России граждан Грузии в 2006 году

2008: Война в Южной Осетии (2008), три дела Грузия против России. 2 сентября 2008 года были разорваны дипломатические отношения (интересы стран представляются посольствами Швейцарии, соответственно, в Москве и Тбилиси).

В феврале 2012 года Грузия ввела безвизовый режим для краткосрочных поездок россиян в Грузию[8]. В декабре 2012 года дипломаты России и Грузии провели первые двусторонние переговоры после войны.[9]

Визовый режим[ | ]

В 2006 году в течение четырёх лет единственный легальный пограничный КПП Казбеги-Верхний Ларс на границе между Россией и Грузией был закрыт по инициативе российской стороны. КПП был открыт только в марте 2010 года.[10]

Отмена Грузией визового режима для жителей некоторых российских регионов Северного Кавказа

11 октября 2010 года президент Грузии М. Саакашвили подписал указ, по которому при пересечении границы гражданами России, которые зарегистрированы в Чечне, Ингушетии, Северной Осетии, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгее, будет задействован 90-дневный безвизовый режим. По заявлению заместителя министра иностранных дел Грузии Нино Каландадзе 11 октября, «упрощение визового режима для жителей республик Северного Кавказа обусловлено тем фактом, что на пограничном КПП Казбеги-Верхний Ларс визы не выдаются, и жителям этих республик для получения визы с целью пересечения сухопутной границы приходилось ехать в Москву».[11]. До этого, выступая на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре 2010 года, Саакашвили заявил, что Северный Кавказ и Южный Кавказ представляют собой единый организм, в котором Тбилиси принадлежит роль центра и образца для подражания[12]. По словам Каландадзе[кто?], решение правительства «вводится в рамках политики либерализации правительства Грузии и исходя из продолжения традиционных отношений с народами Северного Кавказа»[13].

МИД России решение грузинских властей объявить в одностороннем порядке о введении безвизового режима для проживающих на Северном Кавказе граждан РФ расценил как провокацию[14].

Жители республик Северного Кавказа, по информации агентства «Кавказский узел», приветствовали отмену визового режима с Грузией, как снимающий многие проблемы, при пересечении границы с этой страной. Вместе с тем, люди выражают опасения, что российские власти могут теперь ужесточить для своих граждан правила пересечения государственной границы. Жители Чечни не могут понять, почему власти России так негативно отреагировали на данное решение Грузии. По их мнению «любое государство должно было бы выразить одобрение тому факту, что их гражданам не придется испытывать лишних проблем при поездке в соседние страны». «Оказывается, руководство Грузии настолько плохое, что оно решило облегчить жизнь части граждан России, живущих на Северном Кавказе. Вероятно, Кремль не устраивает то, что теперь жители нашего региона не будут ездить в Москву за визами, и тем самым потеряется пусть и небольшой, но все же источник доходов» — заявляет сотрудник одной из общественных организаций. Вместе с тем собеседники «Кавказский узел» отметили, что их беспокоят возможные проблемы на пограничном посту с Грузией: "Руководство России уже показало, что оно не одобряет решение Грузии отменить визы для жителей Северного Кавказа. Боюсь, что теперь они ужесточат правила перехода границы — с тем, чтобы как можно меньше людей могли беспрепятственно посещать Грузию.Ранее «Кавказский узел» приводил также мнения жителей Адыгеи, которые считают открытие таможенного поста «Верхний Ларс» для безвизового въезда жителей ряда республик Северного Кавказа в Грузию естественным, но не полноценным шагом. «Если мы можем выезжать в Грузию, то почему краснодарцы, живущие в 10 км от нашего поселка, уже не имеют этого права?» — пожаловался один из жителей Адыгеи. «Снятие лишних преград для въезда в Грузию только сближает наши страны, делает их жителей более близкими друг к другу» — отметил другой собеседник[15].

Испанское издание El País замечает, что Михаил Саакашвили начал проводить на Кавказе политику единства. Согласно этой политике, представленной Саакашвили на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре 2010 года, российский Северный Кавказ и Южный Кавказ (Грузия, Армения, Азербайджан и три спорных региона Южная Осетия, Абхазия и Нагорный Карабах) представляют собой единый организм, в котором Тбилиси принадлежит роль центра и образца для подражания. Инициативы Грузии, в том числе и отмена виз для жителей Северного Кавказа, могут осложнить проведение зимних Олимпийских игр в Сочи 2014 года, отмечает издание, упоминая, что до войны 2008 года Москва разрешала жителям Абхазии и Южной Осетии безвизовый въезд на территорию Российской Федерации, требуя виз от остальных жителей Грузии[12].

Кавказский корреспондент BBC считает, что, возможно, президент Саакашвили отменил визовый режим для жителей республик Северного Кавказа с целью использовать рабочую силу этого региона для развития туристической индустрии своей страны, так как из-за последствий военных действий половина трудоспособного населения республик Северного Кавказа осталось безработной[16] (хотя, как показывают цифры, настолько высокий уровень безработицы наблюдался только в Чечне и Ингушетии[17]).

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

Литература[ | ]

  • Ammon, Philipp: Georgien zwischen Eigenstaatlichkeit und russischer Okkupation: Die Wurzeln des russisch-georgischen Konflikts vom 18. Jahrhundert bis zum Ende der ersten georgischen Republik (1921). — Klagenfurt: Kitab Verlag, 2015. — 232 с. — ISBN 978-3-902878-45-8.
  • Густерин П. Российская империя и Кавказ. — Саарбрюккен: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2014. — 64 с. — ISBN 978-3-659-15032-6.

Ссылки[ | ]

encyclopaedia.bid

Российско-грузинские отношения - это... Что такое Российско-грузинские отношения?

Датой установления дипломатических отношений между Россией и Грузией принято считать 1491 год, когда ко двору Ивана III прибыли послы единоверной Грузии, которые доставили грамоту от кахетинского царя Александра I. Александр I писал:

Пресветлый государь, из дальние земли ближнего мыслью меньшой брат твой Александр челом бью. Мы ещё здесь, в Иверской земле в здравии живём.[1]

В ознаменование крепнущих отношений между странами из Афонского Иверского монастыря в Россию была отправлена Икона Иверской божьей матери. Тогда же царь Алексей Михайлович пожаловал грузинам Никольский монастырь, который считается первым памятником русско-грузинских отношений.[2]

Общая характеристика стран

 Россия  Грузия
Площадь, км² 17 098 246 69 700
Население, чел. 143 142 000 4 497 600
Государственное устройство смешанная республика президентская республика
Объём ВВП (ППС), $ млрд 2 376 23,9
ВВП на душу населения (ППС), $ 16 687 5 491
Военные расходы, $ млрд 70[3] 0,8
Численность вооружённых сил 1 134 800 20 655
Добыча нефти, млн т 488[4]
Добыча угля, млн т 329[4]
Производство стали, млн т 72,2 н/д
Производство алюминия, тыс. т 4 102 н/д
Производство цемента, млн т 48,7 н/д
Производство электроэнергии, млрд кВт·ч 1 040[5] 8,3
Сбор пшеницы, млн т 63,8[6] н/д

Отношения Грузинского царства и Российской империи

Георгиевский трактат

Отношения РСФСР и ГДР

Московский договор РСФСР — Грузия (1920), Советско-грузинская война

Отношения РФ и Республики Грузия

Сочинское соглашение

Обе страны участвуют в ООН, Совете Европы, ОБСЕ, ранее также в СНГ (с 1993 до 2009).

Винный скандал (2006), Российско-грузинский шпионский скандал (2006), Депортация из России граждан Грузии в 2006 году

Война в Южной Осетии (2008), три дела Грузия против России.

Разрыв дипломатических отношений (интересы стран представляются посольствами Швейцарии, соответственно, в Москве и Тбилиси).

В феврале 2012 года Грузия ввела безвизовый режим для краткосрочных поездок россиян в Грузию[7]. В декабре 2012 года дипломаты России и Грузии провели первые двусторонние переговоры после войны.[8]

Отмена Грузией визового режима для жителей некоторых российских регионов Северного Кавказа

В 2006 году в течение четырех лет единственный легальный пограничный КПП Казбеги–Верхний Ларс на границе между Россией и Грузией был закрыт по инициативе российской стороны. КПП был открыт только в марте 2010 года.[9]

11 октября 2010 года президент Грузии Михаил Саакашвили подписал указ по которому при пересечении границы гражданами России, которые зарегистрированы в Чечне, Ингушетии, Северной Осетии, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгее, будет задействован 90-дневный безвизовый режим. По заявлению заместителя министра иностранных дел Грузии Нино Каландадзе 11 октября, «упрощение визового режима для жителей республик Северного Кавказа обусловлено тем фактом, что на пограничном КПП Казбеги-Верхний Ларс визы не выдаются, и жителям этих республик для получения визы с целью пересечения сухопутной границы приходилось ехать в Москву».[10] До этого, Саакашвили выступая на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре 2010 года заявил что Северный Кавказ и Южный Кавказ представляют собой единый организм, в котором Тбилиси принадлежит роль центра и образца для подражания[11].

По словам Каландадзе, решение правительства «вводится в рамках политики либерализации правительства Грузии и исходя из продолжения традиционных отношений с народами Северного Кавказа»[12].

МИД России решение грузинских властей объявить в одностороннем порядке о введении безвизового режима для проживающих на Северном Кавказе граждан РФ расценил как провокацию[13].

Реакция жителей Северного Кавказа

По информации агентства «Кавказский узел» жители республик Северного Кавказа приветствовали отмену визового режима с Грузией, как снимающий многие проблемы, при пересечении границы с этой страной. Вместе с тем, люди выражают опасения, что российские власти могут теперь ужесточить для своих граждан правила пересечения государственной границы.

Жители Чечни не могут понять, почему власти России так негативно отреагировали на данное решение Грузии. По их мнению «любое государство должно было бы выразить одобрение тому факту, что их гражданам не придется испытывать лишних проблем при поездке в соседние страны». «Оказывается, руководство Грузии настолько плохое, что оно решило облегчить жизнь части граждан России, живущих на Северном Кавказе. Вероятно, Кремль не устраивает то, что теперь жители нашего региона не будут ездить в Москву за визами, и тем самым потеряется пусть и небольшой, но все же источник доходов» — заявляет сотрудник одной из общественных организаций. Вместе с тем собеседники «Кавказский узел» отметили, что их беспокоят возможные проблемы на пограничном посту с Грузией: «Руководство России уже показало, что оно не одобряет решение Грузии отменить визы для жителей Северного Кавказа. Боюсь, что теперь они ужесточат правила перехода границы — с тем, чтобы как можно меньше людей могли беспрепятственно посещать Грузию. И без того мне рассказывали, что на пограничном посту „Верхний Ларс“ в Северной Осетии с людей берут взятки, а сейчас может стать еще хуже»[14].

Ранее «Кавказский узел» приводил также мнения жителей Адыгеи, которые считают открытие таможенного поста «Верхний Ларс» для безвизового въезда жителей ряда республик Северного Кавказа в Грузию естественным, но не полноценным шагом. «Если мы можем выезжать в Грузию, то почему краснодарцы, живущие в 10 км от нашего поселка, уже не имеют этого права?» — пожаловался один из жителей Адыгеи. «Снятие лишних преград для въезда в Грузию только сближает наши страны, делает их жителей более близкими друг к другу» — отметил другой собеседник[15].

Реакция международной прессы

Испанское издание El País замечает, что Михаил Саакашвили начал проводить на Кавказе политику единства. Согласно этой политике, представленной Саакашвили на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре 2010 года, российский Северный Кавказ и Южный Кавказ (Грузия, Армения, Азербайджан и три сепаратистских региона Южная Осетия, Абхазия и Нагорный Карабах) представляют собой единый организм, в котором Тбилиси принадлежит роль центра и образца для подражания. Инициативы Грузии, в том числе и отмена виз для жителей Северного Кавказа, могут осложнить проведение зимних Олимпийских игр в Сочи в 2014 году, отмечает издание, упоминая, что до войны 2008 года Москва разрешала жителям Абхазии и Южной Осетии безвизовый въезд на территорию Российской Федерации, требуя виз от остальных жителей Грузии[11].

Кавказский корреспондент BBC считает, что возможно президент Саакашвили отменил визовый режим для жителей республик Северного Кавказа с целью использовать рабочую силу этого региона для развития туристической индустрии своей страны, так как из-за последствий военных действий половина трудоспособного населения республик Северного Кавказа осталось безработной[16] (хотя, как показывают цифры, настолько высокий уровень безработицы наблюдался только в Чечне и Ингушетии[17]).

Примечания

  1. ↑ Н.Карамзиню История гос. Российского, т. 15, прим 30
  2. ↑ Б.Андроникашвиди, «Станицы прошлого читая», стр. 5
  3. ↑ The FY 2009 Pentagon Spending Request — Global Military Spending
  4. ↑ 1 2 [1] // Росстат
  5. ↑ [2] // Росстат
  6. ↑ [3] // Росстат
  7. ↑ Саакашвили издал указ об отмене визового режима с Россией ИА REGNUM 29.02.2012
  8. ↑ Россия и Грузия вызвались на разговор Коммерсант 15.12.2012
  9. ↑ РБК: С.Лавров рассказал об открытии КПП между РФ и Грузией
  10. ↑ Грузия устанавливает безвизовый режим жителям северокавказских республик // Civil Georgia, Тбилиси / 11 окт. 2008
  11. ↑ 1 2 Saakashvili busca el apoyo del Cáucaso del norte frente a Rusia // PILAR BONET / El Pais, 14/10/2010
  12. ↑ Грузия вводит безвизовый режим для жителей Северного Кавказа // «Кавказский узел», окт. 11, 2010
  13. ↑ МИД России считает отмену Грузией виз для жителей Северного Кавказа провокацией // «Кавказский узел» окт. 14, 2010
  14. ↑ Жители Чечни приветствуют отмену визового режима с Грузией // «Кавказский узел», окт. 17, 2010
  15. ↑ Жители Адыгеи считают открытие безвизового въезда в Грузию неполноценным шагом // «Кавказский узел», окт. 16, 2010
  16. ↑ Russia denounces Georgian visa scheme as 'provocation' // BBC 15 October 2010
  17. ↑ Уровень безработицы и занятости на Северном Кавказе

Ссылки

dic.academic.ru

Налаживание отношений между Россией и Грузией

Вызовы и реалии

Политический, ментальный и психологический дуализм в отношении грузин к России как к бывшей метрополии, к российскому народу и к российской политике и культуре, является, пожалуй, одним из важных факторов, предопределяющих противоречивость отношений между двумя странами и народами. С одной стороны, Россия воспринималась в Грузии как страна, заинтересованная в ослаблении грузинской государственности и превращении Грузии в безропотного исполнителя российской политики на Кавказе. А с другой стороны, единоверная страна и народ, спасший Грузию и грузин (как утверждается в РФ и разделяется частью грузин) от геноцида во времена персидского нашествия, и позволившей стране встать на ноги и быть в условиях СССР одной из «привилегированных» республик.

В первой половине 90-х годов после безвозвратной потери для Москвы прибалтийских стран, остальное постсоветское пространство воспринималось и воспринимается РФ зоной своих жизненных интересов. Россия не оставила попытки воссоздать на этом пространстве некое надгосударственное образование вроде конфедерации юридически суверенных субъектов с разной степенью привязанности к центру – Москве. В настоящее время предпринимаются попытки создания Евразийского Союза, который, скорое всего, замышляется как наследник постепенно увядающего СНГ. В отношении Грузии, представляющей интерес для НАТО, и в которой явно столкнулись интересы России и США, главным орудием воздействия в плане «мотивирования к реинтеграции» или «принуждения к единству» являются этнополитические конфликты – абхазский и юго-осетинский. В их разжигании Россия играла активную роль, и завершилось все это оккупацией этих регионов после пятидневной российско-грузинской войны в августе 2008 года. Однако, динамика международных процессов, идущие по восходящей тенденции глобализации, диктуют обеим странам даже после этого трагического эпизода в двусторонних отношениях поиск пути выхода из казалось бы тупиковой ситуации.

Целью данной работы является внести посильный вклад в этот процесс. Поскольку именно обмен мнениями на общественном уровне и интенсификация человеческого фактора в двусторонних отношениях в  виде людских контактов на уровне народной дипломатии, является одним из важных инструментов для перевода в позитивное русло политических процессов.

Глава 1. Обзор российско-грузинских отношений до августа-2008

1.1    После развала СССР. Попытка первой «перезагрузки»

Отношение к происходящим в Грузии процессам в России было неоднозначным. Несмотря на официально заявленную позицию в поддержку целостности Грузии, российский истеблишмент и СМИ однозначно заняли позицию сепаратистов и оказали им помощь, которая выходила далеко за пределы моральной поддержки. Несмотря ни на что, как во время грузино-абхазской войны 1992-1993 годов, так и после её трагического исхода Россия была в глазах руководства Грузии стороной, реально владеющей «ключами» от конфликтов, с которой необходимо поддерживать стабильные отношения. В 1993 году вступление Грузии в СНГ положило начало периоду относительной стабилизации отношений с Россией и первой попытке «перезагрузки» отношений после войны в Абхазии и Южной Осетии. Однако политику «перезагрузки» в Москве и Тбилиси понимали, скорее всего, по-разному. Первые же попытки Грузии начать самостоятельную внешнюю политику в плане укрепления отношений с ЕС и НАТО, натолкнулись на ожесточенное сопротивление Москвы, которое приняло характер откровенного давления после того, как Грузия предложила свою территорию в качестве альтернативного (в обход России) маршрута для транзита энергоносителей. Прокладка трубопроводов Тбилиси-Баку-Джейхан и Баку–Супса и рост американского присутствия в Грузии (особенно – после начала масштабной программы для грузинской армии «обучи и оснасти») были первыми сигналами для России об ослаблении ее позиций в Грузии. Приход к власти в России Владимира Путина ознаменовался для Грузии новыми вызовами. С одной стороны – попытками Кремля вернуть утраченные позиции за счет предложения позитивных для Грузии сдвигов в вопросах территориальной целостности (например поэтапное возвращение беженцев в Гальский в район, а затем и в другие регионы), а с другой – ужесточения  визового режима, наращивания военного потенциала России у грузинских границ и других мер. Несмотря на всю сложность и противоречивость восприятия России в Грузии и недоверия к ней, Россия не воспринималась однозначно в качестве врага вплоть до 2004 года. И в этом, пожалуй, один из результатов первой «перезагрузки». Еще одним результатом стала  серьезная разрядка напряженности в отношениях между грузинами и юго-осетинами.

Грузия под руководством Эдуарда Шеварднадзе, придерживавшегося «политики балансирования» между РФ и НАТО, решила оживить политику «перезагрузки» и интенсифицировать диалог с Москвой (были проведены несколько встреч на высшем уровне и достигнуты предварительные договоренности о том, как сдвинуть с мертвой точки конфликты в Абхазии и ЮО). В основном это были квази-мирные инициативы, связанные, прежде всего, с неприменением силы, однако не поддержанные взаимоприемлемыми политическими механизмами (Россия всегда стремилась представить абхазских и осетинских сепаратистов как стороны, с которым Грузия должна договариваться как с независимыми государственными образованиями)  Однако, развернувшиеся внутриполитические процессы в Грузии, а также новый проект администрации США «распространение свободы и демократии» направили процессы в иное русло.

1.2    После «Революций Роз» — имитация «перезагрузки»

После «Революции роз», сопровождавшейся периодом эйфории и практически беспредельным лимитом доверия, которым народ наделил новые власти для осуществления реформ и модернизации страны, в истеблишменте Грузии сформировался синдром дерзости, вседозволенности и непобедимости. Все это не в последнюю очередь подпитывалось однозначной поддержкой США, которые стали использовать Грузию и правительство Саакашвили как некий форпост для ущемления интересов РФ, которое заключалось в экспорте «цветных революций» и проведении интересов США на постсоветском пространстве, и в качестве некоего инструмента-раздражителя России. Примеров тому немало.

Осуществление в кратчайшие сроки серии социально-экономических экспериментов, большей частью непродуманных и рискованных, шло на фоне беспрецедентного легковерия со стороны населения страны, не среагировавшего даже на введение суперпрезидентской формы правления. С другой стороны, все понимали, что выполнение главного обещания «розовой революции» — восстановления территориальной целостности страны – вряд ли было осуществимо в рамках политической жизни «розовой команды» без активного содействия этому со стороны России. Весной 2004 года делались шаги по сближению в виде официальных визитов, бизнес-форумов и приглашения к инвестициям. Но чрезмерное сближение с Россией могло вызвать отчуждение Вашингтона, у которого в то время были свои планы на развитие ситуации на пост-советском пространстве, и здесь надо было делать выбор. Возникало впечатление, что молодые лидеры-демократы бархатной революции и адвокаты либеральных ценностей почему-то предпочитают не предотвращать кризисы и регулировать конфликты, а самоутверждаться путём их эскалации и доведения до кульминации, с последующим восстановлением порядка силовыми методами. Это не укладывалось в обычные представления о рациональности способа мышления лидеров, объявляющих своей целью построение современного демократического государства европейского типа. Выбор был сделан, «перезагрузка» постепенно превратилась в имитацию, и это не могло остаться незамеченным в Кремле. Форма, в которую вылился резкий поворот в отношениях, проявилась в откровенной поддержке Москвой сепаратистских регионов Грузии. Пожалуй, поворотным пунктом ухудшения двусторонних отношений можно считать известные события 2006 года. Грузия ввела воинские подразделения в Кодорское ущелье. Затем имело место демонстративное выдворение из Грузии в конце 2006 года арестованных четырёх российских военных (офицеров ГРУ), объявленных шпионами, что не могло не вызвать озлобленной реакции в России; и существует обоснованное мнение, что это было сделано именно в расчёте на то, чтобы вызвать подобную реакцию. Уже тогда в руководстве Грузии просматривалась линия на отчуждение России, как усиливающееся направление государственной стратегии, и задача заключалась в том, чтобы отчуждение было обоюдным: если в результате пропаганды и постоянного прокручивания в СМИ примеров негативного опыта можно добиться усиления антироссийских настроений внутри небольшой страны, то как добиться того же в огромной и неподвластной тебе державе?

Противоречивой особенностью поведения лидеров Грузии выглядели публичные насмешливые и оскорбительные оценки тех, с кем предстояло решать важные вопросы за столом переговоров. Главным жупелом для антигрузинской пропаганды в России было стремление Грузии интегрироваться в НАТО, что воспринималось в Москве в контексте стремления нового руководства Грузии завоевать доверие «западных хозяев» путём создания зон напряжённости и военных баз НАТО у южных границ России. В ослабленной конфликтами и синдромом собственной уязвимости Грузии вопрос интеграции в Европейское сообщество, по которому в обществе существовал и существует консенсус, напрямую связывался с вопросом вхождения в ту же систему коллективной безопасности, в которую входит объединённая Европа, т.е. — НАТО; поэтому и возник в грузинском внешнеполитическом дискурсе объединяющий термин «евро-атлантическая интеграция». Тем более, при виде того, что на волне «очередного расширения» в ЕС были приняты балтийские и восточно-европейские государства.

Попытки радикального решения вопроса территориальной целостности Грузии в отношении Южной Осетии, сложившиеся летом 2008 года, были реализованы в результате цхинвальской операции Саакашвили и последующей ответной карательной операции со стороны российских войск.

Глава 2.  Российско-грузинские отношения после августа-2008

После победы в августовской войне и после поражения лидеров «оранжевой революций» на выборах в Украине грузинская политика в приоритетах России временно отошла на задний план в ареале, называемом Россией «ближним зарубежьем». И в Вашингтоне и в Брюсселе вскоре после августа возобладали новые тенденции – перезагрузка, сотрудничество, конструктивное вовлечение России во взаимовыгодное сотрудничество. Грузия после войны потеряла роль лидера в Закавказском регионе.

Совокупность этих факторов способствовало тому, что место Грузии в международном арсенале средств взаимного воздействия временно отошло на задний план.

Когда Владимир Путин и Дмитрий Медведев заявили осенью 2008 года, что не будут разговаривать с Михаилом Саакашвили, это замкнуло российско-грузинские отношения в рамках определённой конфигурации, которая отражала послеавгустовские реалии и должна была зафиксировать новый «статус-кво» простейшим и безболезненным способом вместо того, чтобы переводить всё в плоскость длительных переговоров и разборок, да ещё возможно при чьём-то посредничестве. Российским лидерам определённо требовалось время для стабилизации ситуации и восстановления международного имиджа после августовского кризиса, и вeроятность реакции грузинской стороны на заявления Путина и Медведева была хорошо просчитана. Стабилизационный период нужен был и грузинскому руководству, и схема срабатывала и в их пользу.

В настоящее время условия и среда по сравнению с пост-августовскими совершенно другие. И со стороны международного и со стороны экспертного сообществ высказывается серьёзная озабоченность затянувшимся периодом молчания сторон. Международное сообщество озабочено тем, что отсутствует процесс диалога, ввиду чего затруднена деятельность международных и межправительственных структур по многим направлениям, и в результате возрастает риск вооружённых провокаций и резкого осложнения ситуации в регионе, в том числе – в плане осуществления крупных энергетических проектов. Ни Абхазия, ни Южная Осетия не могут основывать своё будущее лишь на мощи российских баз, бдительности пограничного режима и поддержании жупела внешней угрозы со стороны грузинского государства.

Грузинское руководство и лично президент Саакашвили приложили немало усилий для реактивации грузинской тематики и утверждения термина «оккупация» в международной дипломатической лексике в отношений Грузии. Они постоянно  требовали  большей активности международного сообщества с целью привлечения России к ответу за содеянное и отрицали возможность «вести какие-либо переговоры с агрессором», пока продолжается «оккупация грузинских земель».  Большинство грузинских оппозиционных партий не решались давить на власть с целью форсировать вопрос о диалоге, из страха перед маргинализацией, навешиванием ярлыков и обвинением в непатриотичности. Хотя дальнейшие события показали непродуктивность чрезмерно жесткой линий властей и в 2010 году Саакашвили впервые озвучил готовность к диалогу с РФ.

Команда Саакашвили нашла тот баланс внешних и внутренних стабилизирующих факторов, который позволяли минимизировать критику Запада – ранее более громкую – по поводу нездоровой избирательной системы, несвободных масс-медиа и судопроизводства. Команда президента, мастерски используя пиар-технологии и медиа-эффекты, создавала на внутриполитической арене впечатление экономической динамики и собственной растущей популярности у населения. Сам президент продолжал сохранять на Западе имидж прогрессивного реформатора, немного эксцентричного, борющегося вместе со своей командой с тяжелым наследием постсоветского коррумпированного сообщества и пророссийской пятой колонной в лице обанкротившейся оппозиции и недовольной реформами отсталой интеллигенции.

В 2009-2010 гг. под нажимом изменившегося международного контекста, руководители Грузии заявляют о готовности начать диалог с Москвой, но параллельно и периодично происходят события, блокирующие ситуацию в прежнем состоянии. Ещё один, далеко не завершающий аккорд оркестровки отчуждения звучит в виде уже написанного, презентованного и готового к массовому использованию в учебном процессе труда об истории двухсотлетней оккупации Россией Грузии. Даже то, что раскрытие масштабной российской шпионской сети в Грузии (т.н. операция «Энвер») совпало с отмечаемым 5 ноября в России днём разведчика, не было случайным совпадением: Рустави-2 и Имеди радостно подчёркивали в новостях, что в этот день в Москве испытывают такой шок, что им не до праздников вообще.

Внешним отправным пунктом для обоснования действий грузинских лидеров служило то, что как бы непропорционально мощный агрессор не чувствовал себя уверенно по поводу достигнутых целей, у нас есть моральное право противиться этому и бороться, если понадобится – даже в форме необъявленной партизанской войны.

И всё же, повинуясь привычке попытаться найти в любых действиях рациональное зерно, хочу отметить и такую мотивацию политики отчуждения. В грузинском политическом дискурсе во все постсоветские годы присутствуют опасения, что постепенно иссякнет тема НАТО и Евросоюза, Америка потеряет к нам интерес, маятник качнётся в другую крайность и придут на смену этим другие руководители, которые предпочтут не насаждать антагонизм, а совсем наоборот, продаться России с потрохами, и получить от этого немедленные выгоды для себя. Опасения эти включают и то, что многие сограждане могут поддаться на такой поворот событий, если это провернуть с умно построенной пиар-кампанией и особенно – если это совпадёт с периодом экономического спада. Формально оставаясь независимой, Грузия может в таком случае снова стать вассальной территорией России, теперь уже по собственной инициативе.

Можно сказать с уверенностью, что большую часть грузинского общества подобная перспектива далеко не радует: есть ожидание, что Запад может от нас окончательно отвернуться, и страна опять вернется под влияние России, тем более, что из Москвы уже слышатся осторожные намеки на приглашение Грузии в Евразийский союз. Однако вряд ли это явится наилучшим выбором для Грузии в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Одной из причин тому является то, что  Россия же очень далека от того образа демократического государства европейского типа, под эгидой которого грузины могли бы чувствовать себя безопасно и в то же время свободно. Опасения большей части грузин заключаются как раз в том, что Россия использует потепление отношений с Грузией в ущерб её национальным интересам. Именно поэтому политика отчуждения воспринимается многими как профилактическое средство, некоторая доза которого всегда полезна, дабы не позволить будущим лидерам Грузии играть в опасные игры по смене ориентации. Вся проблема в том, что доза этого «лекарства» уже превысила все мыслимые размеры и способна стать летальной.

Глава 3. Перспективы российско-грузинских отношений после смены власти в Грузии. Третья попытка «перезагрузки»

После парламентских выборов в октябре 2012, на которых победила коалиция «Грузинская мечта» во главе с миллиардером Бидзиной Иванишвили, накопившем состояние в России, в российско-грузинских отношениях наметились тенденции, которые перевели эти отношения, по крайней мере, в спокойное русло обсуждения сфер возможного сотрудничества.

«Мы обязательно наладим отношения с Россией. Для этого необходимы правильное правление, правильная дипломатия и правильные шаги. Мы покажем вам, что это всё возможно», — это программное заявление Иванишвили начинает медленно, но верно претворяться в жизнь, несмотря на сильное противодействие различного (в основном, пока что информационно-пропагандистского) характера со стороны президента Саакашвили и его партии, имеющей в парламенте солидную фракцию.

Грузия, которая, исходя из своего нынешнего положения, больше заинтересована в налаживании диалога с Москвой, сделала первые шаги и гораздо больше примирительных жестов, чем Россия. Поэтому некоторым местным и зарубежным наблюдателям и политикам это видится как постепенная смена внешнеполитического вектора Грузии в ущерб заявленному прежним правительством про-западному курсу. Грузия назначила спецпредставителя по вопросам урегулирования отношений с Россией, анти-российская риторика, обильно исходившая из уст прежних правителей страны, практически сведена к нулю, политика экспорта «цветных революций» на постсоветском пространстве, включая Россию, сдана в архив. Грузинские власти прекратили анти-российские заигрывания с республиками Северного Кавказа и подпитку там сил сопротивления, что активно проводило правительство Саакашвили. Грузия подтвердила решение участвовать в олимпиаде-2014 в Сочи.  И, наконец, наметились неплохие возможности интенсификации экономического и гуманитарного сотрудничества. Хотя процесс идет со скрипом. Со стороны РФ до сих пор воздвигаются  искусственные и бюрократические барьеры для допуска грузинских минеральных вод и алкогольных напитков в Россию. Привязаны ли они к политическим факторам, покажет ближайшее будущее. Ближайшее прошлое показало, что привязаны.

Однако, не успели российско-грузинские дипломатические контакты на уровне спецпредставителей разогнаться, как стали просматриваться попытки Кремля постепенно подменить альтернативными механизмами идущий в Женеве многосторонний диалог с участием США, Европы, России и Грузии, а также – представителей сепаратистских регионов. В российских экспертных кругах, приближенных к Кремлю, стали появляться призывы создать в дополнение к женевской переговорной площадке «московский формат» диалога молодых экспертов, предусматривающий проведение трех- и четырехсторонних консультаций с участием абхазских и осетинских коллег при посредничестве и поддержке России. Это, с одной стороны, безобидное предложение фактически направлено на постепенное выведение из игры представителей Запада. Вряд ли такая инициатива найдет поддержку в грузинских политических кругах.

Примечательно также, что первые шаги в экономическом сотрудничестве сделаны (правда на уровне намерений), и сделаны на самом приоритетном направлении – в энергетической сфере. И это знаменательный признак, имеющий не только экономическое измерение. Заявление министра энергетики Кахи Каладзе о том, что Грузия, возможно, возобновит импорт энергоносителей из России, не было неосторожно оброненной фразой. Например, проекты, подобные тем, которыми будет заниматься российское «РусГидро» на грузинской территории, позволяют восстанавливать в некоторой степени утраченные экономические позиции России в Грузии. «РусГидро» заинтересована в строительстве гидроэлектростанции в Грузии, а это – один из важнейших альтернативных источников энергии для Грузии, которая сейчас в основном сидит на «азербайджанской энергетической игле». Надо полагать, что возрастающее российское экономическое проникновение в Грузию, где некоторые ключевые экономические объекты и так находятся в руках российских компаний, с одной стороны, сулит экономические и социальные выгоды Грузии (создание новых рабочих мест, стабилизация энерго-сектора и дополнительные поступления в госбюджет), но с другой – содержит риски возрастания политической зависимости от России. Заявления российских экспертов о том, что рост российского экономического и энергетического присутствия в Грузии свободен от политики, звучат мало убедительно на фоне недавних примеров активного использования РФ энергоносителей в качестве инструментов давления на постсоветском пространстве.

Можно предположить, что в краткосрочной перспективе в российско-грузинских отношениях ожидать ощутимых прорывов не стоит. Парадоксально на первый взгляд, но причиной тому являются больше внешние факторы, чем внутренние. Одним из таких факторов являются взятые Грузией обязательства перед Западом, которые прописаны в целом ряде соглашений. Например, хартия стратегического партнерства между Грузией и США, участие Грузии в ряде программ НАТО, направленных, в конечном счете, на интеграцию в альянс. Заявление премьера Иванишвили о том, что в 2014 году Грузия сделает все, чтобы заполучить от НАТО вожделенный ПДЧ (План действий по членству) никак не пришлись бы по вкусу Москве. Попытки Иванишвили и его правительства одной рукой договариваться с Москвой для нахождения решения проблемных вопросов двусторонних отношений, а другой рукой отворять двери в НАТО, кажутся проявлением политического инфантилизма и наивности. Ссылка на примеры стран Балтии и Восточной Европы, что нормализация отношений с Россией не помешала им добиться членства в НАТО, является проявлением слабого представления о международной политической конъюнктуре и истории международных отношений. Близоруко ставить Грузию на одну доску с этими странами, которые традиционно воспринимались Западом как  неотъемлемая часть Европы. Вступление в НАТО вначале ухудшило их отношения с Россией, но в дальнейшем эти отношения удалось стабилизировать, так как Россия, видимо, решила, что ей недостает ресурсов для обострения отношений на этом направлении. К тому же, видимо, были достигнуты какие-то закулисные соглашения, которые могли снять озабоченность Москвы в этом плане.

Поэтому, учитывая всю сложность двусторонних взаимоотношений и переплетение сложных исторических, военно-политических и других факторов, потепление в российско-грузинских отношениях некоторыми экспертами в Грузии воспринимается как «атипичный процесс».

Для того, чтобы найти достойный выход из сложившегося конфликта между Россией и Грузией, следует четко понимать задачи сторон и исходить из сугубо государственных и общественных интересов и потребностей (практически все опросы показывают, что общественность Грузии выступает за диалог с Россией, чтобы разрядить напряженность), а не интересов криминальных и олигархических классов, которые стремятся получить выгоду из напряженных отношений, постоянно предлагая себя в качестве неких медиаторов. Важно отметить, что грузинская сторона выступает принципиально открыто, озвучивая свои условия и свои видения будущего и перспективы Грузинского государства. В качестве примера можно привести мирные предложения, озвученные президентом Грузии в 2006, а потом в 2009 году.

Грузия заявляет о себе как о демократическом государстве. Россия точно также заявляет о демократическом пути собственного развития и позиционирует себя на международной арене как демократическая страна. Хотя международное сообщество придерживается иного мнения. Так или иначе, но демократические реформы могли бы стать полем для сотрудничества. Общеизвестно, что российские политические и общественные круги проявляли интерес к отдельным реформам в Грузии (напр. реформе полиции).

Однако, в результате рассмотрения основных направлений политики и геополитических интересов обеих стран, Грузия и Россия пока не могут найти общий язык и выявление причин тому является одной из первоочередных задач.

Заключение

Прежде всего, среди проблем двусторонних отношений остаются абхазский и южноосетинский вопросы. Без их решения отношения России и Грузии могут долго оставаться в тупике. Однако важно понимать, что двусторонний диалог по следам событий 2008 года неплодотворен, так как проходит без участия двух ключевых участников процесса.

При этом, сама грузинская сторона открыто и честно заявляет о собственной доктрине, а российская сторона так ни разу не сформулировала свою позицию по Грузии. Таким образом, создается впечатление, что никакой политики и в целом понимания по отношению к Грузии у России нет.

Первостепенной задачей грузинских властей (эта задача первостепенна и для грузинского народа в целом) является восстановление целостности государства и освобождение оккупированных Россией территорий. Желание это вполне объективно, поскольку любое государство поступало бы аналогично.

Грузия выбрала путь интеграции в европейское сообщество. И Россия должна с пониманием к этому отнестись. Задача сторон снять озабоченности друг друга и встречи общественных групп и экспертные диалоги — один из инструментов для достижения этой цели.

Развитие российско-грузинского диалога позволяет искать новые форматы двустороннего сотрудничества вне политических вопросов. Речь идет об экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве. Это означает необходимость выхода за пределы формата чисто экспертных встреч и разработку иных мероприятий, содействующих публичной дипломатии. Кроме того, уместным было бы проведение для грузинской молодежи лекций российских ученых о текущих направлениях отечественной фундаментальной и прикладной науки с целью поиска партнеров по исследованиям на территории Грузии. Возможна также поддержка программ научного обмена и стажировки грузинских молодых специалистов в российских вузах и НИИ. А Россия и Грузия получат шанс перешагнуть негативный опыт конфронтации и попытаться перевести отношения в русло мирных на первом этапе, а потом, в случае позитивной динамики, к добрососедским и партнерским.

 

Николоз Анджапаридзе

Comments

regional-dialogue.com

прогноз из Москвы на 2018 год

Sputnik попросил ведущих российских экспертов, специалистов по Кавказу прокомментировать текущее состояние и перспективы развития грузино-российских отношений

Заместитель главы МИД России Григорий Карасин в интервью газете "Известия" заявил, что отношения РФ и Грузии восстанавливаются, а гуманитарные связи – укрепляются. Тенденция к улучшению наметилась после ухода от власти Михаила Саакашвили. Вместе с тем, несколько дней назад тот же Григорий Карасин сделал довольно жесткое заявление о том, что расширение НАТО вовсе не гарантирует безопасности Грузии.

Жест доброй воли

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев отметил, что спорить с заявлением, прозвучавшим в интервью высокопоставленного политика, смысла не имеет. Рост взаимной российско-грузинской торговли есть. Кроме этого, развивается взаимодействие в транспортной сфере.

"Восстановился экспорт из Грузии, который упал было в 2015 году, — отметил эксперт. — Россия стала вторым по важности торговым партнером и главным рынком сбыта для Грузии. Мне кажется, что Григорию Карасину очень важно было продемонстрировать добрую волю Москвы в отношении такого сложного партнера, которым является Грузия. Важно продемонстрировать готовность российской стороны развивать процесс нормализации отношений".

Силаев подчеркнул, что потенциал нормализации еще не исчерпан, несмотря на НАТОцентричность официальных деклараций правительства республики.

"Ранее Карасин заявлял, что Грузия сознательно выбрала себе роль элемента американской политики сдерживания России на постсоветском пространстве, и что эта политика не укрепляет безопасность Грузии, — отметил Николай Силаев. — Главное в сочетании двух этих заявлений, что политический курс властей Грузии в последнее время входит в противоречие с реальными достижениями, которые есть в экономической и гуманитарной сфере".

Москва не намерена вводить никакие экономические ограничения, говорит эксперт.

"Опыт показал, что эти меры бесполезны, и от них только страдают люди, — считает он. — Конечно, Россия не будет ухудшать положение и подрывать достигнутый позитивный результат. А грузинские власти должны осознать, что их подходы могут привести к тому, что те позитивные тенденции, которые сейчас есть, не получат развития".

На фоне нормализации сфер торговли, транспорта и гуманитарных связей встает вопрос о том, когда же будут восстановлены дипломатические отношения между государствами. И вот тут инициатива – целиком на стороне Грузии.

"Число виз, выданных грузинским гражданам, растет, — отметил эксперт. — Другое дело, что Грузия отказывается восстанавливать дипломатические отношения с Россией. Восстановлены они могут быть только по инициативе грузинской стороны, поскольку именно Грузия была инициатором разрыва. Я бы не ожидал, что на фоне тех политических настроений, которые сейчас существуют у Тбилиси по отношению к Москве, возможен результативный диалог по поводу дальнейшего упрощения визового режима. Он уже и так сильно упрощен".

Под шум заявлений

С этой позицией солидарен и заместитель директора Института стран СНГ, член Совета по национальной стратегии Владимир Жарихин.

"Это не мы разрывали дипломатические отношения, — отметил эксперт. — Это – решение Грузии. И Россия готова восстановить дипотношения в любой момент, как только на это согласится Грузия. Что касается вступления Грузии в НАТО, то позиция, оглашенная ранее Григорием Карасиным, сформировалась не сегодня, и даже не позавчера. Это — долгосрочная позиция".

По словам Владимира Жарихина, НАТО тоже не очень рвется включать Грузию в свой состав. Потому что страна тогда может поставить вопрос о восстановлении территориальной целостности с помощью сил Североатлантического блока. А НАТО этого совсем не хочется.

"Поэтому Грузия будет и дальше заявлять, что она готова вступить в НАТО, — предполагает эксперт. — А Североатлантический блок будет повторять, что для тех, кто хочет вступить, он всегда открыт, но нужно выполнить некие условия, чего пока Грузия не сделала. Так будет продолжаться и дальше".

Но расслабляться России не надо. Потому что Соединенные Штаты выбрали для отношений со своими союзниками несколько другой, не североатлантический, формат, а систему двусторонних военных договоров.

"У США есть двусторонний военный договор с Южной Кореей, который вовсе не гарантирует американскому союзнику восстановления "территориальной целостности", — отметил Владимир Жарихин. – С Грузией будет то же самое, на двусторонней основе. Тем временем правительство, которое пришло после Саакашвили, воспроизводя весь набор ритуальных заявлений, на деле прагматично, самым активным образом, развивает отношения с Россией. В одностороннем порядке оно отменило визы для российских туристов. Так что отношения действительно развиваются, но на неформальной основе".

sputnik-georgia.ru

Российско-грузинские отношения — WiKi

Сочинское соглашение (1992), после распада СССР.

Обе страны участвуют в ООН, Совете Европы, ОБСЕ, ранее также в СНГ (с 1993 до 2009).

2006: Винный скандал (2006), Российско-грузинский шпионский скандал (2006), Депортация из России граждан Грузии в 2006 году

2008: Война в Южной Осетии (2008), три дела Грузия против России. 2 сентября 2008 года были разорваны дипломатические отношения (интересы стран представляются посольствами Швейцарии, соответственно, в Москве и Тбилиси).

В феврале 2012 года Грузия ввела безвизовый режим для краткосрочных поездок россиян в Грузию[8]. В декабре 2012 года дипломаты России и Грузии провели первые двусторонние переговоры после войны.[9]

Визовый режим

В 2006 году в течение четырёх лет единственный легальный пограничный КПП Казбеги-Верхний Ларс на границе между Россией и Грузией был закрыт по инициативе российской стороны. КПП был открыт только в марте 2010 года.[10]

Отмена Грузией визового режима для жителей некоторых российских регионов Северного Кавказа

11 октября 2010 года президент Грузии М. Саакашвили подписал указ, по которому при пересечении границы гражданами России, которые зарегистрированы в Чечне, Ингушетии, Северной Осетии, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгее, будет задействован 90-дневный безвизовый режим. По заявлению заместителя министра иностранных дел Грузии Нино Каландадзе 11 октября, «упрощение визового режима для жителей республик Северного Кавказа обусловлено тем фактом, что на пограничном КПП Казбеги-Верхний Ларс визы не выдаются, и жителям этих республик для получения визы с целью пересечения сухопутной границы приходилось ехать в Москву».[11]. До этого, выступая на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре 2010 года, Саакашвили заявил, что Северный Кавказ и Южный Кавказ представляют собой единый организм, в котором Тбилиси принадлежит роль центра и образца для подражания[12]. По словам Каландадзе[кто?], решение правительства «вводится в рамках политики либерализации правительства Грузии и исходя из продолжения традиционных отношений с народами Северного Кавказа»[13].

МИД России решение грузинских властей объявить в одностороннем порядке о введении безвизового режима для проживающих на Северном Кавказе граждан РФ расценил как провокацию[14].

Жители республик Северного Кавказа, по информации агентства «Кавказский узел», приветствовали отмену визового режима с Грузией, как снимающий многие проблемы, при пересечении границы с этой страной. Вместе с тем, люди выражают опасения, что российские власти могут теперь ужесточить для своих граждан правила пересечения государственной границы. Жители Чечни не могут понять, почему власти России так негативно отреагировали на данное решение Грузии. По их мнению «любое государство должно было бы выразить одобрение тому факту, что их гражданам не придется испытывать лишних проблем при поездке в соседние страны». «Оказывается, руководство Грузии настолько плохое, что оно решило облегчить жизнь части граждан России, живущих на Северном Кавказе. Вероятно, Кремль не устраивает то, что теперь жители нашего региона не будут ездить в Москву за визами, и тем самым потеряется пусть и небольшой, но все же источник доходов» — заявляет сотрудник одной из общественных организаций. Вместе с тем собеседники «Кавказский узел» отметили, что их беспокоят возможные проблемы на пограничном посту с Грузией: "Руководство России уже показало, что оно не одобряет решение Грузии отменить визы для жителей Северного Кавказа. Боюсь, что теперь они ужесточат правила перехода границы — с тем, чтобы как можно меньше людей могли беспрепятственно посещать Грузию.Ранее «Кавказский узел» приводил также мнения жителей Адыгеи, которые считают открытие таможенного поста «Верхний Ларс» для безвизового въезда жителей ряда республик Северного Кавказа в Грузию естественным, но не полноценным шагом. «Если мы можем выезжать в Грузию, то почему краснодарцы, живущие в 10 км от нашего поселка, уже не имеют этого права?» — пожаловался один из жителей Адыгеи. «Снятие лишних преград для въезда в Грузию только сближает наши страны, делает их жителей более близкими друг к другу» — отметил другой собеседник[15].

Испанское издание El País замечает, что Михаил Саакашвили начал проводить на Кавказе политику единства. Согласно этой политике, представленной Саакашвили на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре 2010 года, российский Северный Кавказ и Южный Кавказ (Грузия, Армения, Азербайджан и три спорных региона Южная Осетия, Абхазия и Нагорный Карабах) представляют собой единый организм, в котором Тбилиси принадлежит роль центра и образца для подражания. Инициативы Грузии, в том числе и отмена виз для жителей Северного Кавказа, могут осложнить проведение зимних Олимпийских игр в Сочи 2014 года, отмечает издание, упоминая, что до войны 2008 года Москва разрешала жителям Абхазии и Южной Осетии безвизовый въезд на территорию Российской Федерации, требуя виз от остальных жителей Грузии[12].

Кавказский корреспондент BBC считает, что, возможно, президент Саакашвили отменил визовый режим для жителей республик Северного Кавказа с целью использовать рабочую силу этого региона для развития туристической индустрии своей страны, так как из-за последствий военных действий половина трудоспособного населения республик Северного Кавказа осталось безработной[16] (хотя, как показывают цифры, настолько высокий уровень безработицы наблюдался только в Чечне и Ингушетии[17]).

ru-wiki.org


Смотрите также