Грузия радио свобода


Грузия между интересами и ценностями

Вашингтон и Брюссель осудили приговор Азербайджанского суда в отношении оппозиционного журналиста Афгана Мухтарлы и потребовали от Тбилиси провести своевременное, прозрачное и полноценное расследование обстоятельств его похищения из грузинской столицы 29 мая 2017 года.

Грузинские власти оказались перед непростым выбором между сохранением добрососедских отношений с Азербайджаном, который с нынешнего года превратился в единственного поставщика природного газа стране, и соблюдением демократических норм – в соответствии со своими обязательствами перед западным сообществом.

Государственный департамент США вновь призвал власти Грузии "своевременно и полноценно" расследовать дело об похищении из Тбилиси азербайджанского журналиста Афгана Мухтарлы, который исчез из грузинской столицы вечером 29 мая прошлого года.

На другой день Мухтарлы обнаружили в бакинском следственном изоляторе. Сам журналист утверждает, что его похитили из центра Тбилиси сотрудники грузинской криминальной полиции, говорящие на грузинском языке, силой затолкали в машину, отвезли на грузино-азербайджанскую границу и передали властям Азербайджана.

Согласно другой версии, азербайджанские спецслужбы несколько месяцев следили в Тбилиси за оппозиционным журналистом и похитили его без согласования своих действий с грузинскими властями. Но в эту версию мало кто верит в среде экспертного сообщества Грузии. Тем временем оппозиционная партия Михаила Саакашвили "Единое национальное движение" неоднократно требовала отставки всего правительства в связи с "делом Мухтарлы", обвиняя премьер-министра Георгия Квирикашвили в попрании элементарных демократических норм. По делу о похищении журналиста в Грузии возбуждено уголовное дело, а руководитель департамента контрразведки Службы госбезопасности и глава Пограничной полиции отстранены от занимаемых должностей до конца расследования.

Бывший министр внутренних дел Георгий Мгебришвили, незадолго до своей отставки, намекал, что на самом деле Афгана Мухтарлы из Тбилиси никто не похищал, его якобы выманили на границу в результате хитроумной провокации и арестовали при попытке передать некоему азербайджанскому журналисту крупную сумму денег в т. н. "зеленой пограничной зоне".

Азербайджанский суд приговорил Афгана Мухтарлы, автора ряда журналистских расследований в отношении семьи президента Алиева, к шестилетнему тюремному заключению "за незаконный переход грузино-азербайджанской границы".

Тем временем Европейский союз, вслед за США, опубликовал официальное заявление на сайте ЕС, в котором также призвал грузинское правительство провести "полноценное и прозрачное расследование".

Петр Мамрадзе

Петре Мамрадзе, бывший руководитель государственной канцелярии, в течение многих лет принимавший непосредственное участие в разрешении самых сложных и деликатных дипломатических коллизий, заявил в интервью Радио Свобода, что нынешнее правительство не приняло необходимые "профилактические меры", которые могли бы разрешить проблему еще до ее крайнего обострения.

– Конечно, грузинские власти проявили в этом деле даже не просто "неумение", но "головотяпство". Разумеется, Грузия не может стать "заповедником" для диссидентов из Азербайджана или Турции, которые борются с режимами, существующими в этих странах. У нас нет таких возможностей: Грузия не США, – говорит Мамрадзе. – Но ведь все можно было решить без таких эксцессов. Нужно было поговорить "с кем надо", и Мухтарлы мог оказаться в Европе, Голландии или Германии со статусом политического беженца. А вместо этого... полицейские, не снимая формы, похитили человека и передали азербайджанским властям. Это страшный удар по престижу Грузии, но сейчас уже обратного пути нет, поскольку Мухтарлы не вернуть. Это похищение останется "черным пятном" на репутации нашей страны.

– То есть, на ваш взгляд, со стороны грузинских властей было бы разумно, "от греха подальше" посоветовать Мухтарлы просто уехать из Грузии в ту же Европу?

– Разумеется! Ведь в азербайджанской прессе появились статьи о том, что Грузия "клянется в дружбе Азербайджану, но превратилась в пристанище для деструктивных сил, стремящихся свергнуть любимого вождя с помощью Госдепартамента США". Так что вопрос надо было решать своевременно. Уж я-то много лет работал в государственных структурах и знаю, как это делается. Сами западные страны сообщили бы Мухтарлы и другим оппозиционерам: "Ваша безопасность здесь не может быть обеспечена", – и они могли выехать на Запад, а Грузия сохранила бы свой имидж", – заявил Петре Мамрадзе.

Торнике Шарашенидзе

По мнению политолога Торнике Шарашенидзе, Грузии остается лишь провести расследование и строго наказать чиновников, стоящих за похищением журналиста.

– Грузия не стоит перед выбором между Азербайджаном и Западом! Просто необходимо провести расследование и наказать виновных. Вот и все. Вроде кое кого сняли с должности, но эти чиновники всего лишь стали "козлами отпущения": за похищением Мухтарлы стоят гораздо более серьезные силы с грузинской стороны, – считает Шарашенидзе.

– Однако факт есть факт: грузинские власти уже несколько месяцев не могут расследовать инцидент с похищением журналиста...

– Потому что кое кто очень влиятельный стоит за этим похищением. Азербайджанцы хотели "получить" Мухтарлы, и они его "получили". Никто у них его уже не "отберет". Таким образом, Грузия не испортит отношения с Азербайджаном, проведя независимое, объективное расследование данного инцидента.

Профессор Тбилисского университета Илии Георгий Нодия говорит, что правительство попытается свести к минимуму "имиджевые потери" страны.

– Грузинские власти пытаются действовать прагматично. Они желают "лучше выглядеть" в глазах Вашингтона и Брюсселя, но это вовсе не значит, что они реально привержены демократическим ценностям. Власти сделали свой выбор, когда не помешали похищению Мухтарлы. Хуже того, скорее всего, они приняли в этом непосредственное участие. Сейчас они пытаются свести к минимуму проблемы для имиджа Грузии. Иного им уже не дано.

– Если в результате "объективного и прозрачного расследования" выяснится, что журналиста действительно похитили из центра Тбилиси азербайджанские спецслужбы без согласования с грузинской стороной, это негативно скажется на взаимоотношениях двух соседних стран?

– Именно поэтому Грузия очень не хочет портить отношений ни с Баку, ни с Вашингтоном, ни с Брюсселем. Скорее всего, ничего они делать не будут, а станут повторять, что расследование продолжается: "Вот мы освободили от должности двух чиновников, то есть делаем всё что можем, но больше не можем". "Действия" правительства будут выражаться в их бездействии. Вряд ли оно что либо придумает лучшего в создавшейся ситуации, – полагает Георгий Нодия.

В МВД Грузии Радио Свобода заявили, что пока нет новостей по делу о похищении азербайджанского журналиста, хотя допрошены сотни свидетелей и просмотрены все видеозаписи с места предполагаемого похищения Афгана Мухтарлы.

www.svoboda.org

"Россия готовила эту агрессию"

На этой неделе в Грузии будут вспоминать жертв пятидневной войны с Россией 2008 года. В результате начавшейся 8 августа российской операции по "принуждению Грузии к миру" погибли, по разным оценкам, от 1000 до 4000 человек. Южная Осетия и Абхазия были признаны Россией независимыми государствами, в сентябре 2008-го Грузия разорвала дипломатические отношения с Россией - они не восстановлены до сих пор. Военный журналист Аркадий Бабченко ехал на эту войну с уверенностью, что ее начал тогдашний президент Грузии Михаил Саакашвили, но через несколько лет понял, что заблуждался.

Спустя 9 лет Москва и Тбилиси по-прежнему придерживаются кардинально разных точек зрения на причины начала войны 2008 года: одни говорят о вероломном обстреле Цхинвали грузинскими "Градами" в ночь на 8 августа, другие – о предшествовавших этому провокациях России и осетинских "ополченцев". Владимир Путин в годовщину начала войны демонстративно посетил Абхазию, а премьер-министр Дмитрий Медведев, который формально отдавал приказ о начале той операции, написал в "Твиттере", что сделал это, "поступив по совести".

В 9-ю годовщину российско-грузинской войны произошло еще одно событие, напрямую с ней связанное, и случайно, или нет, совпавшее с печальной датой - в России вышли на свободу Марина Джанджгава и Анник Кесян, осужденные по статье о госизмене и помилованные Путиным в конце июля. Кесян и Джанджгава были осуждены Краснодарским краевым судом за отправку в 2008 году знакомым в Грузию сообщений о передвижении по железной дороге военной техники в сторону Абхазии. В 2013 году Джанджгава была приговорена к 12 годам лишения свободы, а в 2015 году суд приговорил Кесян к восьми годам колонии.

Год назад в эфире Радио Свобода своими впечатлениями о первых днях российско-грузинской войны делился популярный грузинский блогер Георгий Джахая, который не попал на передовую по чистой случайности – он был в отпуске, попал в автомобильную аварию и приехал на сборный пункт в Тбилиси только 9 августа, когда набор резервистов на фронт уже закончился. Сегодня воспоминаниями о трехдневной поездке в зону боевых действий делится журналист Аркадий Бабченко, дошедший до грузинского Гори вместе с воевавшим на стороне России чеченским батальоном "Восток" Сулима Ямадаева. Спустя полгода с небольшим Сулим Ямадаев будет убит в Объединенных Арабских Эмиратах, по основной версии – из-за конфликта с нынешним главой Чечни Рамзаном Кадыровым.

Сулим Ямадаев (в центре) в грузинском селе Земо-Никози

"Джава. Здесь проходит граница войны. Все – ты пересек черту, въехал в круг. Кто-то щелкает выключателем и все что имело значение до этого, остается там, за спиной. Обратной дороги больше нет. Теперь – только война. Беженцы, ополченцы, армия – все вперемежку. Тюки, холодильники, танки, диваны, козы, БТРы… Шанхай. Все орут, бегают, хотят уехать – туда и оттуда, лезут в автобусы и на броню, договариваются, сидят обреченно, спят или просто смотрят в одну точку. В магазине трое солдат покупают мешок лука и мешок помидор. Возбуждены и озлоблены. Осетин называют "осетрЫ". С ударением на "ы". Грузин – "грызуны". Рассказывают, что только что из города. Доставали своих из подвалов – передовые части пытались зайти в Цхинвал еще вчера и их там зажали. Город до сих пор не взят. Идут локальные стычки".

Вернувшись из Южной Осетии, Аркадий Бабченко написал серию репортажей (1, 2, 3, 4, 5), сопроводив их откровенными и порой страшными фото. В "Фейсбуке" в качестве фотографии профиля у него до сих пор один из снимков, сделанных во время той командировки – в Цхинвали, на центральной площади, которую во время войны окрестили "Площадью трех подбитых танков".

– С какими мыслями и с каким багажом знаний о войне вы ехали в 2008 году в Южную Осетию?

– Мыслей-то особых не было, потому что не было понятно, что там происходит. Такой пропаганды, как сейчас, еще не было. Зомбоящик все-таки не был тогда настолько сумасшедшим. В принципе, в целом я как-то доверял тому, что там говорили. И было ощущение, что Грузия напала на Южную Осетию. Примерно такие у меня были, скажем так, довольно отдаленные представления. Про две тысячи погибших я, конечно, не верил, потому что понятно, что это была пропаганда. Но я тогда думал, что, скорее всего, видимо, Грузия напала. Ну и поехал посмотреть, что там происходит. Багаж у меня до этого был: два раза я был солдатом в Чечне. Что такое война, я представлял. И поехал туда очень подготовленным.

Было ощущение, что Грузия напала на Южную Осетию

– Что вы увидели там, на месте?

– На месте все-таки не совсем понятно было. На месте выводы сделать сложно. Во-первых, стало понятно, что никаких двух тысяч погибших, о которых орала пропаганда, нет и быть не может. Это чушь собачья. Во-вторых, Цхинвал был, конечно, разрушен, но не так сильно, скажем, как Россия смела с лица земли Грозный. Грозный вообще превратили в Сталинград. Но при этом эти три дня войны (Бабченко приехал в Южную Осетию 10 августа, а покинул ее 13-го. – Прим. РС) были довольно жесткими. Я хочу сказать, что в Чечне бои такой интенсивности были не каждый день. А здесь три дня были насыщенными: с танками, с авиацией, с "Градами", то есть все как надо. Это была настоящая война. Не какой-то пограничный конфликт, а настоящая полноценная война. Просто повезло, что она продлилась недолго. Посмотрел на все это дело, посмотрел на российскую армию. Перехода на контрактную армию не было. Российская армия опять гнала на убой 18-летних мальчишек. Опять все то же самое, что и в Чечне.

Разрушенное здание университета в Цхинвали

– Какой из тех дней войны, которые вы застали, был для вас как для журналиста самым тяжелым?

– Самыми тяжелыми были, конечно, 10-е и 11-е число. Там (в Цхинвали. – Прим. РС) был штаб миротворцев, где находились все журналисты. Я вышел из этого штаба, смотрю – стоит какая-то колонна. Я попытался пристроиться к этой колонне, но военные уже тогда были для журналистов практически недоступны. На все вопросы они отвечали только по письменному запросу из Минобороны. Я пошел вдоль этой колонны. Смотрю, сидят чеченцы. Говорю: "Вы куда, пацаны?" Они говорят: "Тамарашени чистить, на четыре часа". Я говорю: "Можно с вами?" Они: "А, садись, конечно". Я запрыгнул к ним на броню, поехал с ними. Но оказалось, что никакой Тамарашени чистить армия тогда не поехала, а поехала она захватывать Гори. Это уже был марш вглубь Грузии.

Мы доехали до села Земо-Никози. Это село такое между Гори и Цхинвалом. Опять, как всегда, пропустили поворот. Армия туда не должна была заходить. Она его должна была обойти. Но карт нет, ни черта нет, никто ничего не знает. Карты старые, древние. Заехали в село. Колонна попала в засаду. Был бой. Был довольно серьезный бой. Там было, по-моему, 13 погибших, сожгли танк, две БМП, два КАМАЗа или два "Урала", сейчас уже не помню. Серьезный бой. Сутки мы там провели. На следующее утро поехали в Гори, наткнулись на грузинскую разбитую колонну, которая попала в засаду, уже устроенную головной частью нашей колонны, которая село [Земо-Никози] тогда прошла первой и ушла дальше. Было несколько разбитых машин, много погибших, сгоревшие люди. Доехали до Гори. И тут прилетел Саркози, с Медведевым договорился и войну отменили. Вот эти два дня, конечно, были самыми тяжелыми.

Российские войска в Рокском тоннеле на пути из Северной Осетии в Южную

– Какие воспоминания из той поездки останутся до конца жизни?

– Сгоревшие люди, конечно. Людей там пожгли... Три подбитых танка на "Площади трех танков". Я только заехал и сразу наткнулся на эти танки. Там лежит грудина танкиста обгоревшая. Ее собаки жрут. И запах, запах, запах. Запах сгоревших людей в жару – это что-то с чем-то. Он меня потом несколько лет преследовал. Открываешь тюбик зубной пасты, начинаешь чистить зубы, а у тебя из тюбика сгоревшими людьми пахнет. Вот это в мозг въелось сильно, да.

Открываешь тюбик зубной пасты, начинаешь чистить зубы, а у тебя из тюбика сгоревшими людьми пахнет

​– Когда начало меняться ваше отношение к этому конфликту? Когда вы стали понимать, что все, может быть, было не совсем так, как представлялось тогда, в 2008 году?

– Потом, позже, когда я начал заниматься этим уже как журналист. Потому что сначала съездил, написал репортаж, а потом начал анализировать, начал что-то выяснять, втянулся в эту войну. Потом я в Южную Осетию ездил еще несколько раз. Раза три, по-моему, до того момента, когда в Южной Осетии не прочитали мои репортажи. Просто ствол автомата мне в живот уткнули и сказали: "Лучше не приезжай сюда больше". Я их понял и больше не приезжал. Начал изучать этот конфликт как журналист. И потихоньку, постепенно начал понимать: "Ребята, а что-то, наверное, было несколько не так". Потом понимаешь, что было, наверное, очень "несколько не так", а потом понимаешь, что было "совсем не так". Изучая предысторию, сам конфликт, потом уже, не знаю, через несколько месяцев, может быть, через год или два, я пришел к выводу, что все это было то же самое, что и раньше, все то же самое, что и сейчас происходит в Украине. Это была агрессия России, это была имперская захватническая война. Россия эту агрессию готовила, как только могла. Россия провоцировала Грузию, как только могла. И при первой же возможности ввела туда свою армию и аннексировала часть грузинской территории. Ну, ладно, хорошо, пусть даже Южная Осетия, пусть там даже грузинский фашизм, проклятые грузинские фашисты напали на мирную Южную Осетию, но Абхазию-то зачем захватили? Это говорит о том, что война готовилась, и готовилась оккупация значительно большей части Грузии, либо ее полная оккупация. Слава богу, мировое сообщество успело вмешаться и остановить это дело.

Российские самоходные артиллерийские установки в районе грузинского села Земо-Никози

– Неужели в той войне не было каких-то более объективных предпосылок, чем в случае с российско-украинской войной, которые могли бы объяснить происходившее иначе, кроме как заранее продуманным планом России захватить Южную Осетию и Абхазию?

– Все войны похожи всегда, и все войны всегда разные. У южноосетинского конфликта есть свои отдельные особенности. Понятно, что этот конфликт начался не 8 августа и даже не 1-го, когда начались перестрелки из крупного калибра, артиллерийские обстрелы. Сам конфликт имеет гораздо глубокие корни. В принципе, все это идет с 1992 года, еще с первой войны. Россией это постоянно подогревалось, подогревалось и подогревалось. Россия эти бандитские республики всячески поддерживала и науськивала десятилетиями. Потому что говорить об устоявшемся государстве в Южной Осетии не приходится.

Россия эти бандитские республики всячески поддерживала и науськивала десятилетиями

Грузия пыталась решить эти проблемы. Безусловно, она хотела восстановить там свою государственность. Безусловно, Грузия решила применить силу, но, извините меня, это право Грузии. Грузинские войска были на грузинской территории. Я считаю, что в суверенное государство имеет полное право защищать свой суверенитет посредством своей армии. Но если твои войска, как войска России, вторгаются на территорию другого государства, то это вторжение, оккупация. Что тут еще говорить.

– Но тогда таких мыслей у нас не было. Вы летели в вертолете обратно в Цхинвал и писали, что пролетали полностью стертые с лица земли, буквально выжженные грузинские села. Когда вы видели тогда эту картину, эти уничтоженные населенные пункты, вам в голову уже закрадывались какие-то сомнения?

– Да, уже, конечно, начали закрадываться. Это было 12-е число. Я летел обратно на вертолете. И вот долетаешь до грузинского анклава, и там, действительно, горело от горизонта до горизонта. Все грузинские села, которые там были, выжигались полностью. Там просто прошла толпа людей, которые сравнивали эти села с землей. Кокойты (Эдуард Кокойты, тогдашний президент самопровозглашенной Южной Осетии. – Прим. РС) сказал: "Мы там все сровняли с землей". И это полная правда. Слава богу, грузинское население собралось и ушло оттуда за одну ночь. От этого тоже волосы дыбом. Был нормальный цветущий регион, потому что Грузия туда вкладывала деньги. А потом – бац! – и за одну ночь все люди оттуда ушли. Это тоже страшно. И вот когда летишь, еще о политических предпосылках не думаешь, но ты видишь действия одной стороны и действия другой стороны. И когда ты понимаешь... А потом я прилетел в Джаву, спустился вниз по дороге, по Транскаму, вернулся в Цхинвал и ехал через этот анклав, через Тамарашени, где как раз в этот момент его жгли и мародерили. Когда ты видишь эти толпы мародеров, которые тащат все (а там тащили все – от бытовой техники, холодильников и телевизоров до подушек, одеял и фикусов, фикус там какой-то мужик вез себе на мотороллере), ты понимаешь, что все-таки, ребятки, как-то, наверное, может быть это и не совсем правильно. Когда ты видишь такие действия... Такие действия тебе дают многое в осознании правомерности или неправомерности сторон, даже не логически, а подсознательно, по ощущениям.

Житель одного из грузинских сел в Южной Осетии - его дом к моменту, когда была сделана фотография, уже разграбили и сожгли. Самого старика пощадили

– Испытываете ли вы чувство вины перед грузинским народом за то, что произошло тогда? Приходилось ли вам встречаться с грузинами и рассказывать им, что, да, вы были тогда в Южной Осетии, в Цхинвале, в Гори, и извиняться за происходившее от лица России?

– Да, приходилось. Я извинялся, но это чувство вины все-таки не такое острое по сравнению с чувством вины, которое я испытываю перед Украиной. Потому что тогда, во-первых, я был журналистом. Во-вторых, я работал в "Новой газете", а это оппозиционная газета. Но при всем при этом, да, безусловно, я себя ассоциировал тогда с Россией. Россия была моя страна. Я себя ассоциировал с этой армией, безусловно. Российская армия была моя армия. Я уже тогда относился крайне негативно к этой власти, но все-таки моя позиция была такая, что Россия – моя страна, пусть она не права, но это моя страна, пусть моя армия не права, но это моя армия. Я все-таки, наверное, как бы на этой стороне, на стороне России, на стороне российской армии, хотя и говорю, что "друзья мои, вы не правы, вы преступники и убийцы".

Россия была моя страна. Я себя ассоциировал с этой армией

Но потом, чем дальше, тем меньше я ассоциировал себя с этой страной. А после того, как Россия вторглась в Украину, я себя с Россией не ассоциирую совершенно. Мне по барабану, что будет с этой страной. Мне по барабану, что она творит. Единственное, в чем я себя до сих пор упрекаю и со своей виной я, безусловно, соглашаюсь – это то, что мы не смогли скинуть эту узурпационную власть, чтобы она не лезла к соседям и не убивала соседей. Вот это, да, в этом моя вина, безусловно, есть. Я выходил на митинги. Я пытался что-то сделать, но мы проиграли. Не получилось. Действительно, их больше, их много, их миллионы. Они, действительно, хорошо зомбированы. Тем не менее я виноват, что как гражданин я не смог повлиять на эту страну.

Бойцы батальона "Восток" и брошенный грузинской армией "Лендровер"

– После войны с Грузией, после войны с Украиной, при всех тех миллионах людей, о которых вы так говорите, существует ли опасность повторения этой истории еще где-нибудь?

– Я думаю, что Донбассом все не закончится. Понятно, что этот режим будет загнивать. То, что этот режим рухнет, понятно, но продержится он долго, к сожалению. В какой-то момент он дойдет до такой стадии, когда никакого другого варианта решения внутренних проблем, кроме как внешняя война, не останется. Так что, я думаю, эта страна полезет еще куда-нибудь.

– Поддерживаете ли вы связь с кем-то из тех, кого повстречали тогда, во время этой небольшой командировки в Южную Осетию?

– Нет, практически ни с кем. Было два человека, которые мне какое-то время звонили после этой войны, если вы имеете в виду военных. Они мне звонили, но потом случился Крым. Они "крымнашисты". Были журналисты. С некоторыми из них мы попали непосредственно в бой, в саму заваруху. Сейчас они тоже "крымнашисты". Тогда они были пацифистами. Они понюхали запах горелых людей и начали писать, что война – это плохо, мир, дружба, жвачка, не будем воевать. А потом произошла оккупация Крыма. И все! И у них в головах повернулось – величие, мы все правильно делаем и так далее, грузинская война была правильная, грузины фашисты, украинцы фашисты. Все фашисты, а мы только одни в белом и пушистом. Мне с такими людьми больше разговаривать не о чем и незачем.

www.svoboda.org

Грузинские варианты

Сторонники и противники бывшего президента Грузии готовятся к его возможной экстрадиции. Оппозиция анонсирует массовые акции протеста, если Михаил Саакашвили окажется в тбилисской тюрьме. В ближайшие дни городской суд вынесет вердикт по первому из четырех уголовных дел, возбужденных против экс-президента. Но неясно, заинтересованы ли нынешние власти Грузии в экстрадиции Саакашвили, поскольку его появление на родине в любом качестве может спровоцировать политическую напряженность и даже противостояние в стране, имеющей опыт гражданской войны

Поздно вечером во вторник бывший президент Грузии Михаил Саакашвили, уже освобожденный своими сторонниками из машины, на которой его должны были отвезти в Киевский суд, дал интервью грузинской оппозиционной телекомпании "Рустави-2". Прямое включение было организовано из палатки, стоящей недалеко от проходящего там же митинга.

Сторонники освободили Саакашвили прямо из полицейского автомобиля

Экс-президент заявил, что чувствует себя как легендарный фокусник Гарри Гудини, поскольку тот "умел высвобождать руки из наручников". Лидер партии "Движение новых сил" назвал все обвинения против себя "идиотскими" и предупредил, что наручники (их он все время интервью держал в руках) "скоро наденут на Петра Порошенко", причем сделают это те самые сотрудники СБУ, пришедшие утром его арестовывать.

Саакашвили утверждал, что представители правоохранительных органов Украины якобы шептали ему на ухо ругательства в адрес президента Порошенко. Экс-президент уверен: все обвинения против него украинские власти выдвинули лишь с целью дискредитации. А на самом деле никто судить его в Украине не намерен, поскольку все "сфабрикованные и липовые доказательства" развалятся на первом же судебном заседании. Поэтому Михаил Саакашвили считает наиболее вероятным его экстрадицию в Тбилиси сразу после повторного ареста, которого он, судя по всему, не исключает. "Украина для меня важна, но мое сердце – с Грузией", – многозначительно заключил экс-президент, призвав уже своих грузинских сторонников действовать активно для окончательной победы.

Митинг у памятника

В среду, в центре Тбилиси, у памятника средневековому поэту Шота Руставели, состоится митинг, а затем шествие сторонников Михаила Саакашвили. Такое решение принято на заседании его партии "Единое национальное движение" (ЕНД). Председатель политсовета ЕНД Ника Мелия заявил на чрезвычайном брифинге, что грузины должны выйти на митинг с тем, чтобы "продемонстрировать свою решимость противостоять олигархам Украины и Грузии".

Оппозиционер убежден: последние решения украинских властей – результат "сговора" руководителей Украины и Грузии. Главным действующим лицом с грузинской стороны оппозиция считает основателя правящей коалиции "Грузинская мечта" Бидзину Иванишвили.

В эксклюзивном интервью Радио Свобода член политсовета ЕНД Нугзар Циклаури сказал, что считает наиболее вероятным вариантом развития событий экстрадицию Михаила Саакашвили в Грузию. Хотя не исключает и других возможностей: тюремное заключение в Украине или выдворение в третью страну.

"Вне зависимости от того, будет он экстрадирован или нет, наша партия начинает масштабные акции в защиту Михаила Саакашвили", – заявил Нугзар Циклаури, предупредив, что ЕНД "будет действовать по обстановке" после того, как основатель и бессменный руководитель партии окажется в грузинской тюрьме.

Нугзар Циклаури не смог ответить на вопрос РС, попытаются ли соратники экс-президента сразу освободить Михаила Саакашвили, как это произошло в Киеве. "Это связано с чисто логистическими проблемами: мы ведь не знаем куда Мишу [Михаила Саакашвили] отвезут из аэропорта и в какую тюрьму поместят", – посетовал собеседник РС. Впрочем, Циклаури убежден: в какое бы учреждение пенитенциарной системы страны не поселили третьего президента, "у этой тюрьмы начнутся многотысячные перманентные митинга протеста". "Михаил Саакашвили – создатель нового грузинского государства. Поэтому протест против его тюремного заключения будет очень острым", – предупредил член политсовета оппозиционной партии.

Кто и почему опасается Саакашвили?

А вот лидеры правящей партии "Грузинская мечта" все это время демонстрируют олимпийское спокойствие. Они считают вполне естественным и ожидаемым экстрадицию Михаила Саакашвили, поскольку по их мнению, бывший президент должен ответить за все преступления, совершенные в Грузии.

Депутат от "Грузинской мечты", режиссер Нукри Кантария назвал "позорным" поведение Михаила Саакашвили. В частности, режиссера и политика задело то, что третий президент Грузии "бегает по крышам". А по словам депутата Екатерины Беселии, вопрос экстрадиции Михаила Саакашвили "относится к компетенции прокуратур двух стран и не имеет отношения к политике".

Георгий Квирикашвили

Премьер-министр Георгий Квирикашвили, обладающий, согласно конституции, всей полнотой власти в стране, все это время хранит молчание. Но, судя по многим признакам, ему невыгодна экстрадиция Михаила Саакашвили, поскольку это может привести к дестабилизации: у экс-президента в Грузии есть не только фанатичные сторонники, но и не менее фанатичные противники. А как в случае экстрадиции бывшего главы государства будут развиваться события в стране, имеющей опыт гражданской войны, предсказать трудно.

В ходе недавнего телефонного разговора с российским пранкером бывший глава МВД Георгий Мгебришвили, приняв собеседника за своего украинского коллегу Арсена Авкова, утверждал, что премьер Квирикашвили просит украинское руководство не экстрадировать бывшего президента на родину, поскольку "у нас сейчас все спокойно, а появление в Грузии этого авантюриста может дестабилизировать обстановку".

Руководитель коалиции неправительственных организаций "Европейская Грузия" Кети Габиани убеждена: арест Михаила Саакашвили – заказ не грузинских властей, а Москвы и лично Владимира Путина. "Все приказы исходят из Москвы. Украинские и грузинские власти их лишь выполняют", – уверена Кети Габиани. "Это действие не только против Михаила Саакашвили, но против всего свободного мира", – заявила Габиани РС. "Саакашвили толкает народы к лучшей жизни, чтобы их не обворовывали", – считает она.

По мнению бывшего начальника госканцелярии Петра Мамрадзе, лично хорошо знающего Михаила Саакашвили, в случае экстрадиции бывшего президента никакой дестабилизации не будет, но только если власти страны станут действовать "правильно и адекватно": "После того как Порошенко сыграл роль полезного идиота и пропустил его через [польско-украинскую] границу, рейтинг Саакашвили в Грузии вырос, – заметил Мамрадзе, – но лишь на некоторое время, а вскоре вновь упал почти до нуля".

Четырежды подозреваемый

На родине Михаил Саакашвили обвиняется сразу по нескольким статьям уголовного кодекса: "злостное использование служебных полномочий", "превышение служебных полномочий" и "растрата государственных средств".

В ближайшие дни тбилисский городской суд вынесет вердикт по первому из уголовных дел – за создание привилегированных условий в тюрьме и последующее помилование высокопоставленных полицейских, осужденных за похищение и смерть молодого тбилисского банкира Сандро Гиргвлиани. Кроме того, Саакашвили вменяется в вину растрата госсредств на дорогие подарки приближенным, инъекции ботокса и обучение сына за госсчет в американском вузе.

Прокуратура обвиняет бывшего президента еще и в жестоком разгоне митинга оппозиции 7 ноября 2007 года и, наконец, в организации избиения спецназом МВД депутата и бизнесмена Валерия Гелашвили, грубо оскорбившего в одном из газетных интервью его жену – первую леди страны Сандру Руловс.

С учетом законодательной нормы о "поглощении сроков заключения", бывшему президенту грозит до одиннадцати лет лишения свободы.

www.svoboda.org

Личные бойцы Саакашвили

В Донецкой области Украины под городом Светлодарск 18 декабря в результате массированного артобстрела позиций добровольческого "Грузинского легиона", сформированного по инициативе Михаила Саакашвили в 2014 году для борьбы с донбасскими сепаратистами, ранения различной степени тяжести получили восемь бойцов. Поскольку этот обстрел совпал с активизацией сторонников Саакашвили в Киеве, среди украинских и грузинских политиков и аналитиков вновь зазвучали различные версии и предположения о возможном участии "грузинских легионеров" в политических процессах на Украине и в Грузии.

Бывший пресс-атташе посольства Грузии в Киеве Бачо Корчилава сообщил, что боестолкновение произошло 18 декабря в районе Луганска, у так называемой "Светлодарской дуги", где дислоцируется "Грузинский легион" – одно из подразделений 25-го батальона "Киевская Русь" Вооруженных сил Украины. Как позднее пояснил посол Грузии в Киеве Гела Думбадзе, среди раненых – шесть грузин и двое украинцев. Один из них находится в тяжелом, но не критическом состоянии.

С 2014 года, когда на востоке Украины начал действовать "Грузинский легион", сформированный из бывших военнослужащих ВС Грузии, в боях в Донбассе, по разным данным, погибли от шести до десяти его бойцов. Это подразделение действует на Украине полулегально, и отношение к нему властей Грузии неоднозначно: ранее грузинские министерство обороны и МВД даже выступили с официальным предупреждением о недопустимости участия грузинских граждан в боевых действиях на территории других государств.

Бессменный командир "Грузинского легиона" Мамука Мамулашвили и многие бойцы отправились на Украину по призыву экс-президента Михаила Саакашвили еще в начале 2014 года. При этом против бывшего президента в Грузии возбуждены четыре уголовных дела по обвинению в растрате государственных средств и злоупотреблении служебными полномочиями. С другой стороны, Михаил Саакашвили считается одним из самых непримиримых противников Москвы и политики Кремля. Одновременно экс-президент руководит массовым оппозиционным движением в Киеве, напоминает грузинский политолог Торнике Шарашенидзе, который заявил в интервью Радио Свобода, что считает правдоподобной версию, согласно которой нападение на "Грузинский легион" неслучайно совпало с активизацией политической деятельности Саакашвили и акциями в столице Украины:

– Москву не устраивает усиление Саакашвили, а "Грузинский легион" Россия рассматривает в качестве его "силового инструмента". Нападением на "Грузинский легион" Москва демонстрирует недовольство развитием событий в Киеве.

– Может ли "Грузинский легион" повлиять на политические процессы в Киеве?

– Вмешательство вооруженных грузин в киевские события очень нежелательно, поскольку появление там бойцов "Легиона" лишь ослабит, а не усилит Саакашвили: они все-таки граждане Грузии, а не Украины.

Мамука Мамулашвили

20 декабря версию о "заговоре" против грузинских бойцов, воюющих в Донбассе, в интервью тбилисским журналистам анонимно подтвердил один из военнослужащих "Легиона". В интервью грузинскому информационному агентству Timer этот боец сообщил о серьезных подозрениях, возникших у его соратников после артиллерийского удара. Он утверждает, что артиллеристы, обстрелявшие позиции грузинского формирования, "точно знали все координаты", а у легионеров создалось впечатление, что обстрел велся не только со стороны формирований ЛНР, но и ВСУ. Кроме того, бойцы "Грузинского Легиона" утверждают, что непосредственно перед артобстрелом они якобы получили от украинского командования устный приказ идти в атаку на позиции формирований ЛНР, в нарушение минских договоренностей, но атака захлебнулась, поскольку противник "ждал их в засаде". Командир "Грузинского легиона" Мамука Мамулашвили отказался подтвердить или опровергнуть эту информацию.

Насколько деятельность "Грузинского легиона" и ее бойцов на Украине легальна с точки зрения законодательства Грузии? Доктор военных наук Вахтанг Маисая отмечает, что закон, запрещающий гражданам участвовать в боевых действиях за рубежом, "грузинские легионеры" на Украине не нарушают, поскольку он направлен против участников незаконных вооруженных формирований. Например тех, кто отправился воевать на Ближний Восток на стороне запрещенной в России террористической организации "Исламское государство". А бывшие военнослужащие из Грузии, по словам Маисая, воюют в составе официальных формирований, легально входящих в систему Вооруженных сил Украины:

В данный момент в составе "Легиона" воюют до 150 бойцов, но среди них нет действующих военнослужащих грузинской армии

"Они воюют там, и на совесть, в рамках правового поля Украины. Если эти бойцы приедут в Грузию и предпримут тут противоправные действия, они будут наказаны по всей строгости закона. В данный момент в составе "Легиона" воюют до 150 бойцов, но среди них нет действующих военнослужащих грузинской армии. Все они либо уволены, либо сами уволились и добровольно уехали на Украину".

В Тбилиси многие политики считают "Грузинский легион" вооруженным формированием, полностью подконтрольным Михаилу Саакашвили. Но как считает один из лидеров партии экс-президента "Единое национальное движение" (ЕНД) Нугзар Циклаури, грузины, воюющие в Донбассе, "укрепляют грузино-украинский союз против общего врага. Они никаких партийных целей не ставят, а лишь выполняют свой долг в отношении дружественного народа, который активно поддержал Грузию в 2008 году во время российской агрессии". Тем не менее, Нугзар Циклаури признает: "Михаил Саакашвили лично знает и командира, и многих бойцов легиона, часто к ним ездил и даже оставался у них ночевать".

То, что ситуацию вокруг "Грузинского легиона" уже открыто комментирует посол Грузии на Украине, – явный признак обеспокоенности официального Тбилиси. Правительство премьер-министра Георгия Квирикашвили, судя по многим признакам, осознаёт многочисленные политические риски, связанные с "Грузинским легионом", как в плане отношений с Россией, так и с оппозиционным движением в самой Грузии, поскольку фактический основатель и вдохновитель "Грузинского легиона" Михаил Саакашвили, а также его оппозиционная партия не скрывают планов по усилению давления на власти. В том числе – в случае экстрадиции Саакашвили на родину.

www.svoboda.org

"С Россией надо говорить очень четко"

В Грузии в конце этой недели состоятся выборы в парламент страны. В преддверии дня голосования корреспондент Радио Свобода встретился с грузинским президентом Георгием Маргвелашвили, чтобы обсудить будущее внешней политики страны – отношения Грузии с Россией, Украиной и странами Запада. Беседа состоялась после встречи Маргвелашвили с папой римским Франциском, который в минувшую пятницу прибыл в Грузию с двухдневным визитом.

– Господин президент, спасибо, что согласились на интервью Радио Свобода. Несколько минут назад завершилась ваша встреча с папой римским Франциском. Какое значение вы придаете миротворческому визиту понтифика в Грузию, на Кавказ, и какие главные темы поднимались в ходе беседы с глазу на глаз?

Папа римский и Маргвелашвили

– Это исторический визит духовного и государственного лидера католической церкви и государства Ватикан. Главные акценты, естественно, исходят из сути политики, с одной стороны, государства Ватикан и, с другой стороны, христианства как миротворческой религии, ориентированной на любовь, на процветание народов. Политический вес папы огромен. Эмоции, пожелания, с которыми мы общались друг с другом, – пожелания лучших дней, успокоения конфликтов, напряженности, чтобы страны, отдельные люди, народы, смогли мирно развиваться, – имеют огромное политическое значение для миллионов, я бы сказал более миллиарда прихожан католической церкви по всему миру. А также и для стран, исповедующих христианство и принципы доброй воли.

– На брифинге вы заявили, что в 40 километрах от резиденции, где проходила ваша встреча, "протянута колючая проволока". Судя по всему, поднималась и тема российско-грузинских противоречий. Российские лидеры неоднократно говорили, что признание независимости Абхазии и Южной Осетии необратимо. Но как, в таком случае, можно развивать отношения с Россией и урегулировать российско-грузинские противоречия?

Не думаю, что оккупация Сухуми и Цхинвали и то, что там стоят российские войска, как-то повлияло на уровень жизни в России

– Эту проблему урегулирует лишь добрая воля. Я не вижу иного ресурса урегулирования проблем, по сути лишенных всякого смысла. Ведь если рассмотреть то статус-кво, которое мы имеем и в Грузии, и в регионе в целом, то увидим странную реальность. Реальность, в которой фактически не решаются проблемы ни одной из конфликтующих сторон. Ситуация попросту абсурдна. Судите сами: в начале 1990-х годов в ряде регионов нашей страны была осуществлена этническая чистка. В 2008 году регулярная российская армия оккупировала два региона Грузии. Это очень трагично для нашей страны, грузинского народа, для грузинского государства. Это дань, которую мы платим за свою свободу и независимость.

Но давайте посмотрим с другой стороны: ведь и для наших сограждан абхазской и осетинской национальности тоже не открылось никакой новой перспективы! Они живут на оккупированных территориях без реальной перспективы, без будущего.

Российские военные в Абхазии

Теперь рассмотрим вопрос с позиции России. Разве какой-либо внутрироссийский вопрос решился посредством этой оккупации, этой агрессии? Я не думаю, что оккупация Сухуми и Цхинвали и то, что там стоят российские войска, как-то повлияло на уровень жизни в России, решило проблему демографии, проблему проведения реформ, то есть те вопросы, которые, насколько я знаю, теоретически стоят перед российским государством. Думаю, как раз наоборот: для России то, что она сделала в Грузии, обернулось проблемой с международным сообществом. Более того, возник вопрос достоинства: как может дружественная страна, ядерная держава, признавшая независимость Грузии в 1990-х годах и способствовавшая этому процессу, атаковать и оккупировать своих соседей – грузин, которые вместе с россиянами развивали совместную культуру, боролись с фашизмом и в каком-то смысле создавали единое культурное социальное сообщество?! Мне трудно это понять. Думаю, всё вышеописанное ложится тяжким бременем на российское государство и общество с эмоциональной и моральной точек зрения. Может быть, это и не ощущается сегодня, но в будущем оккупация Грузии не будет считаться "великим походом" русских военачальников.

Но политики часто действуют, не исходя из логики даже внутренних интересов страны, а исходя из неких иных соображений. К сожалению. Таков нынешний статус наших отношений. Но я думаю, всё решаемо. Решаемо как раз потому, что в ином нет никакой логики и нет никакой перспективы.

Запад не осмыслил всю абсурдность и трагичность того, что произошло в 2008 году. В результате уже в 2014 году мы получили "украинский фронт"

​– В ходе брифинга с папой римским вы также упомянули важность вовлеченности Запада в урегулирование кавказских конфликтов. Но мы видим на примере Украины (Крыма и Донбасса), что Запад действует очень осторожно, чтобы не доводить конфликт с Москвой до новой холодной войны. Причем, если в связи с событиями на Донбассе и в Крыму против России были введены санкции, то после "пятидневной войны" 2008 года против Москвы никаких санкций не вводилось. Почему так произошло, на ваш взгляд?

Беженцы из Абхазии в 2008 году

– Думаю, в 2008 году еще не было осознания сути той политики, которую Россия проводит на международной арене. Тогда были попытки как-то "объяснять" абсурдные действия Москвы по вводу войск в Грузию. Мы все заплатили за то, что не было и нет очень принципиального и твердого ответа на российскую политику. Ведь дело в том, что Россия ясно и четко декларировала: то, что на российском сленге называется "ближним зарубежьем", является "зоной привилегированных интересов РФ". Судя по всему, имеется в виду, что на эти государства, на эти "территории" как бы международное право вовсе не распространяется. А если и распространяется, то лишь в каком-то странном, искаженном формате, в котором формально действуют международные правила, но последнее слово остается за Россией и за российским оружием. Такой подход чреват проблемами не только во взаимоотношениях России с ее соседями. Если "развить" подобную "логику" в глобальном масштабе, то получим дестабилизацию не только на границе с Россией, но в любом регионе мира, где существуют сильные государства с ядерным потенциалом и теоретической возможностью относиться к слабым соседям так же, как к своим соседям относится Россия.

Запад, к сожалению, не осмыслил всю абсурдность и трагичность того, что произошло в 2008 году. В результате уже в 2014 году мы получили "украинский фронт". А Россия, имея "опыт 2008 года", была намного организованнее, стремительнее, поскольку российское руководство считало приемлемым агрессивный стиль действий.

Я считаю, принципиальность Запада сегодня должна быть основана именно на этом печальном опыте. Когда я общаюсь с коллегами на западе, всегда им говорю: "Главное, быть с русскими очень честными и честно сказать им: для нас это неприемлемо!" А также подтвердить, что Запад рассматривает Грузию, Украину и других соседей России в качестве субъектов международного права, обладающих суверенитетом. Это и есть "сермяжная правда" международных отношений. То есть с Россией надо говорить очень четко. Думаю, именно посредством таких отношений наступит мирное будущее и для самой России, и для Грузии, и для других государств.

– Сразу после избрания главой государства вы заявили в интервью Первому каналу российского телевидения: "То, что сделал Саакашвили, не должно помешать нашему диалогу и развитию сотрудничества". Вы имели в виду то, что "сделал Саакашвили" в августе 2008 года?

– Я не собираюсь "разбирать" Саакашвили и его политику. Давайте рассмотрим те новые возможности, которые мы создали для урегулирования отношений с Россией. Вспомним 2013 год, к которому относится приведенная вами цитата: тот год создал новые возможности, новый потенциал для урегулирования российско-грузинских отношений. Российские лидеры заявляли, что именно агрессивная позиция Саакашвили стала причиной всего. Мы сказали, что готовы начать отношения с "чистого листа", и предложили коллегам: давайте прекратить бранить друг друга, давайте строить отношения не на основе агрессивной риторики, а рационального анализа ситуации – исходя из реально создавшейся ситуации и интересов россиян, грузин, включая абхазов и осетин, всех этнических групп, живущих в Грузии. Это были эмоциональные надежды. Я тоже был им подвержен. Ведь когда приходит новый президент, новое правительство, ориентированные на рациональный диалог, это создает возможность выхода из проблематичной ситуации.

Россия сделала новый шаг по углублению проблемы оккупированных регионов и якобы "признания" их в качестве "независимых государств"

Кстати, были первые "ростки", первые намеки на то, что дело идет к реальному диалогу по проблемам, существующим между российским и грузинским государствами: восстановили экономические связи, намного больше россиян начали приезжать в Грузию… Однако с 2014 года мы наблюдаем процесс, выпадающий из логики создавшихся возможностей. Я имею в виду подписание неких "стратегических соглашений" между Россией и Абхазией, Россией и Южной Осетией. То есть Россия сделала новый шаг по углублению проблемы оккупированных регионов и якобы "признания" их в качестве "независимых государств". Таким образом, негативный процесс вдруг, ни с того ни с сего начал углубляться без видимого повода. Весь этот фарс "международных отношений", когда подписываются подобные "соглашения", потом подписываются другие "соглашения" с Абхазией и Южной Осетией, для меня и сейчас необъясним. Зачем же углублять конфликт, когда создаются новые возможности для сотрудничества?

– Но может быть, в Москве возобладала логика, согласно которой, поскольку вы и другие грузинские лидеры заявили о неизменности курса на вступление в НАТО, они решили ответить ужесточением своей политики по Абхазии и Южной Осетии?

Генсек НАТО Йенс Столтенберг и президент Грузии в Тбилиси

– Наш евроатлантический курс никогда не ставился под вопрос. Когда мы шли к власти в 2012 году, ни разу не говорили, что намерены сменить внешнеполитический курс – курс на вступление в ЕС. Кстати, если отбросить все эти геополитические термины, теории, вообще всю эту мишуру, то мы увидим, что подобные вопросы нисколько не проблематичны для России. Разве у России есть какие-либо проблемы, например, торговли с Европой? Или туризмом в страны ЕС? Может, российские компании не представлены на европейских рынках? Россияне что, не ездят в Лондон и Париж? Для их защищенности как-то проблематично, что Польша и Болгария являются членами ЕС? Очень даже мирно сотрудничали.

– Но НАТО воспринимается многими в России как военно-политический блок, представляющий опасность…

Политики живут мифами о том, что политика НАТО и ЕС направлена против России

– А вы мне скажите: разве граница России с НАТО не была и есть самой спокойной и безопасной? Политики как раз и живут мифами о том, что политика НАТО и ЕС направлена против России. Скажите, чем для России проблематично, если Грузия, будучи членом ЕС, станет гораздо более развитым государством, в том числе с экономической точки зрения? И для российского бизнеса, который получит возможность развивать отношения? Чем стабильная Грузия, привносящая стабильность в регион, проблематична для России?

За всеми этими "геополитическими терминами" стоит то, что мы, простые люди, не можем осязать. А когда, исходя из этих "геополитических теорий", происходят конфликты и одно государство оккупирует территорию другого государства, то уже страдают простые люди, простые граждане. За подобными "теориями" не стоит ничего реального. Оккупация Грузии – факт, к сожалению. Нужно работать над тем, чтобы перешагнуть через это.

– Незадолго до олимпиады в Сочи президент Путин заявил в ходе беседы с грузинскими журналистами, что он не исключает встречи с вами. Почему ваша встреча не состоялась?

Мы желаем и надеемся строить добрососедские отношения с Россией, но с одним единственным условием: наш суверенитет должен признаваться

– Я и сам не исключаю встречи с президентом Путиным. Однако встреча должна быть ориентирована на честное рассмотрение того, куда мы должны двигаться. И осознание того, что страдает мирное население и что за всеми "геополитическими терминами" стоят простые люди. А также признание факта этнической чистки, осуществленной в XXI веке в Грузии: люди изгнаны из мест их обитания, многие деревни сравнены с землей. Необходимо сделать пусть маленькие шаги по преодолению абсурдной ситуации. Необходимо также осознать, что Грузия является для России добрым соседом. Мы желаем и надеемся строить добрососедские отношения с Россией, но с одним единственным условием: наш суверенитет, наша независимость должны признаваться русскими.

– Украина – дружественное для Грузии государство. Она сталкивается с аналогичными проблемами. Но Киев, по сути, предоставил политическое убежище, а затем и гражданство бывшему президенту Михаилу Саакашвили, против которого в Грузии возбуждены несколько уголовных дел. Он назначен главой Одесской области. Это может негативно повлиять на грузино-украинские отношения?

– Мы, грузины, вообще славимся эмоциональностью и вспыльчивостью. Но в этом случае грузинское государство показало "уровень" дипломатии и такта. В трудные для украинского государства моменты мы никогда не поднимали этот щепетильный вопрос. Я несколько раз касался данной темы, но лишь в общих чертах: высокое должностное лицо дружественного нам государства не должно высказываться против грузинского правительства и делать резкие заявления против дружественного государства.

Но наши заявления не выходили за рамки ремарок общего плана. Между Украиной и Грузией должен соблюдаться именно такой дипломатичный тон. Однако должен соблюдаться не только грузинской стороной, а в той же степени проявляться и в риторике высокопоставленных представителей украинского государства. Этим и ограничусь. В течение больше чем одного года очень тактично говорю: прошу высокопоставленных лиц в Украине быть немного сдержаннее в отношении Грузии. При этом не могу не подчеркнуть дипломатичность, сдержанность и такт нашего МИД и правительства Грузии в целом относительно тех высказываний, которые мы, к сожалению, слышим из Одессы.

www.svoboda.org


Смотрите также