Грузия и турция


Турция и Грузия активизируют отношения

Александр Геловани

В Тбилиси приехал премьер-министр Турции Бинали Йылдырым. Приехал не один, вместе с шестью министрами. Сегодня же состоится встреча министров обороны Турции, Грузии и Азербайджана в Батуми. Налицо явная активизация контактов, при которых у каждой стороны имеются свои цели.

Экономическое партнерство

Вот уже более двадцати пяти лет Турция является главным экономическим партнером Грузии. По данным Госкомстата, импорт из Турции в Грузию в 2016 году составил 1,4 миллиарда долларов. Заметим, что этот год был далеко не лучшим. Для сравнения: за два года до этого, в 2014 году, Грузия закупила турецких товаров на сумму 1,7 миллиардов долларов. Для экономики Турции, импорт которой в том же 2014 году составлял более 85 миллиардов долларов, возможно, цифра и не столь значительная. Однако, не будем забывать, что речь идет о солидных суммах, за которыми стоят конкретные люди, получающие прибыль и развивающие свой бизнес.

Не менее впечатляющи и размеры турецких инвестиций в Грузию. Турция занимает второе место по инвестиционной активности в Грузии, уступая лишь Азербайджану. При этом объем частных инвестиций из Турции превышает инвестиции всех других стран. Это означает, что турецкие предприниматели хорошо себя чувствуют на грузинском рынке и, несмотря на определенную экономическую нестабильность, готовы вкладывать в экономику Грузии создавая рабочие места и, естественно, извлекая прибыль для себя. Учитывая то обстоятельство, что нынешняя турецкая власть особенно сенситивно относится к своим избирателям, можно сделать вывод, что приезд министра экономики Турции в составе делегации премьер-министра был далеко не случайным.

Завершая разговор об экономике, естественно, необходимо отметить глобальные проекты, в которых Турции, Грузии и Азербайджану отводится ключевая роль. Прежде всего это нефтепровод Баку —Тбилиси — Джейхан, а также железная дорога Баку — Тбилиси — Карс и южнокавказский газопровод TANAP. Все эти проекты являются жизненно важными как для Азербайджана и Грузии, так и для Турции. И дело не только в экономической составляющей. Существование этих проектов повышает уровень заинтересованности крупнейших мировых игроков в сохранении мира и стабильности на Южном Кавказе, что, в свою очередь, является необходимым условием для развития в целом.

Турция и большая политика

Мир вообще и Ближний Восток, в частности, вошел в период турбулентности. И чего греха таить – Турция, один из важнейших партнеров Грузии, находится в самом эпицентре. На самом деле у Турции очень серьезные проблемы, и связаны они как с внутренней политикой, так и с внешней, хотя грань между этими двумя понятиями в случае с Турцией настолько размыта, что часто одно переходит в другое.

В самой Турции пора больших перемен. Неудавшаяся попытка военного переворота и последовавшие за ней мероприятия, направленные против политических противников нынешней власти, а также прошедший в стране референдум, оформивший переход от парламентско-президентской республики к президентской, фактически разделили страну надвое, создав при этом серьезные внешнеполитические трудности.

Проблема на проблеме

К концу срока администрации Обамы отношения Турции с Соединенными Штатами были сильно испорчены. И хотя сейчас, после визита Эрдогана в Вашингтон, заговорили о восстановлении и даже развитии этих отношений, пока это всего лишь надежды.

Не стоит забывать, что американцы не отказались от идеи вооружения сирийских курдов. Причем цель американской администрации понятна — им необходимо, чтобы кто-то взял штурмом Ракку, практически единственный крупный город, который все ещё остается под контролем ИГИЛ. И самая подходящая кандидатура для этой миссии — курдские отряды YPG. И все бы хорошо, если бы те же самые отряды YPG не были бы практически одним целым с вооруженными группировками PKK, ведущими террористическую войну против Турции.

Сирийский гамбит является очень сложно разрешимой задачей для новой администрации США, да и от позиции самого Трампа зависит далеко не все.

Отношения с Европейским Союзом и того хуже. Европа и до этого не горела особым желанием видеть Турцию в своем составе, просто воспользовалась внутриполитическими трудностями Турции, для того чтобы раз и навсегда подчеркнуть — таким как Турция не место в Европейском Союзе. Ну, не место и не место, казалось бы, на этом вопрос можно было бы закрыть. Однако, из Брюсселя и ряда других европейских столиц постоянно слышится резкая критика турецкого внутриполитического курса, что, естественно, не может не раздражать руководство страны. Добавьте к этому недавнее обострение отношений между Турцией и Болгарией во время выборов в болгарский парламент, а также сохраняющуюся напряженность между Турцией и Грецией… Да и отношения с Россией все ещё не безоблачны. Несмотря на общее урегулирование отношений между Москвой и Анкарой после кризиса в 2015 году, отношения пока не восстановлены в полном объеме. Да и противоречия в Сирии сохраняются.

Не все в порядке и с ближневосточными соседями, так отношения с арабскими странами, и особенно с Египтом, мягко говоря, оставляют желать лучшего. Про Иран говорить излишне, там традиционное соперничество.

Добрые соседи

Таким образом мы имеем картину, при которой Грузия и Азербайджан остаются фактически единственными соседями, у которых у Турции нет особых проблем. В таких условиях поддержка на международной арене даже такого незначительного партнера, как Грузия, может оказаться весьма полезной для Турции. Тем более, что и сама Грузия жизненно заинтересована в стабильном и экономически сильном соседе на своих южных границах.

Что касается интереса Анкары, то он, в данной ситуации, понятен. С одной стороны, для Турции необходимо сохранить и упрочить свою роль энергетического хаба Европы, и в этой роли Грузия является необходимым компонентом. Кроме того, для Турции, как региональной державы, важно сохранение стабильности на Южном Кавказе, так как понятно, что когда вокруг и так все горит, возникновение ещё одного очага возгорания крайне нежелательно.

За почти три десятка лет, прошедших после того, как Турция открылась для Грузии, отношения между двумя странами развивались по хрестоматийно показательной схеме. Именно так и должны развиваться отношения между соседями.

Это совсем не значит, что в турецко-грузинских отношениях не было проблем. Проблемы были и есть, Но, если учесть то обстоятельство, что в Грузии достаточно активно велась и некоторыми политическими силами до сих пор ведется антитурецкая пропаганда, позиционирующая турок как исторических врагов, решение этих проблем вполне может войти в учебники дипломатии, как пример реалистичного подхода, при котором в выигрыше остаются обе стороны.

sputnik-georgia.ru

Грузия — Азербайджан — Турция: союз или мина замедленного действия?

На днях Баку стал местом очередной, уже шестой, встречи министров иностранных дел Грузии, Турции и Азербайджана. Комментируя итоги визита в Азербайджан и встречу со своими коллегами, глава МИД Грузии Михаил Джанелидзе дал им высокую оценку.

«Это действительно уникальный механизм, который сформирован между тремя соседями. Мы играем очень важную роль не только для нашего региона и трех наших стран, но и в сравнительно больших масштабах, глобально. Все три страны представляют центр связи Европы — Азии. Торгово-экономическое сотрудничество, которое углубляется ежегодно между Азией и Европой, происходит посредством этого коридора, и мы сотрудничаем, чтобы эффективно осуществить инфраструктурные инвестиции, делаем соответствующие политические шаги для реализации этих возможностей», — отметил он.

Глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу также остался чрезвычайно довольным итогами визита в Баку. Он заявил, что трехсторонние форматы играют большую роль в развитии сотрудничества трех стран. По его словам, в ходе встречи стороны придали особое значение сдаче в эксплуатацию железнодорожной магистрали Баку — Тбилиси — Карс, которая должна была заработать еще летом, но сроки были перенесены на октябрь. То, что высказывания Чавушоглу привлекают больше внимания, не удивительно. В этом своеобразном тройственном союзе Турция является первой скрипкой, и именно она больше всех заинтересована в подъеме трехстороннего сотрудничества на новую ступень. Однако словам турецкого министра об экономическом значении железной дороги придавать слишком большое значение не стоит.

Железная дорога на Карс успешно функционировала еще в то время, когда этот город входил в состав Российской Империи. Никаких особых трудностей в транспортировке грузов из Азербайджана в Турцию сегодня не существует. С этим легко справляется действующая железная дорога, замыкающаяся на развитую инфраструктуру черноморских портов Батуми и Поти. Да и эксперты отмечают, что реальные показатели грузооборота в лучшем случае достигнут трети от пиковых нагрузок. Более чем сомнительной кажется и цифра ежегодного пассажиропотока в более чем миллион человек. Откуда возьмется в регионе такое количество пассажиров для железной дороги, особенно при наличии мощной конкуренции прекрасно развитого автомобильного и авиационного транспорта? А самый простой аргумент заключается в том, что будь эта дорога так экономически выгодна, она была бы построена много лет тому назад.

Этот проект изначально под верхним экономическим слоем имел менее заметный, но более важный военно-политический аспект. Для того чтобы началась реализация подобного проекта, к власти в Турции должен был прийти именно человек с политическими взглядами Эрдогана. Мечты о восстановлении османского величия и создании Великого Турана в турецком обществе всегда тлели, как угли под пеплом, даже в те годы, когда Турция, казалось, навсегда заняла место в списке отсталых стран.

Экономический подъем страны и появление новой политической элиты со старыми имперскими амбициями стал наполнять эти эфемерные мечты плотью и кровью. Сегодня уже все признают, что мир, во многом благодаря стараниям Соединенных Штатов Америки, вступил в эпоху устойчивой нестабильности, нового передела мира. Все это сопровождается кровавыми войнами, развалом существующих государств, гибелью сотен тысяч людей. Никто не станет отрицать, что Ливия, Ирак сегодня едиными государствами могут считаться чисто формально. Такая участь ждала и Сирию, государственность которой спасла своим вмешательством Российская Федерация. Но этот глобальный разрушительный процесс не закончен. Он только разгорается. Может быть, именно эта перспектива делает таким нужным для Турции и Азербайджана железнодорожный путь в регионе, где уже десятки лет тлеет пламя замороженных конфликтов.

Нельзя сбрасывать со счетов и тот фактор, что и в отношениях новоявленных союзников есть немало подводных камней. Грузию и Азербайджан как потерпевших военное поражение объединяют реваншистские намерения, так как одной из важнейших задач правящих элит в обеих странах является вопрос восстановления территориальной целостности. В связи с этим становится понятно, почему железная дорога в регионе, где замороженные конфликты способны разморозиться в любой момент, так важна.

Другой вопрос насколько прочен и долговременен новый тройственный альянс? Что произойдет, если уменьшится или исчезнет повод дружить против кого-то? У всех в шкафах немало скелетов.

При самых добрососедских и дружественных отношениях Грузия и Азербайджан имеют проблемы, которые время от времени всплывают наверх. Одна треть от общей границы, протяженностью более 400 километров, не имеет делимитации и демаркации. Одним из камней преткновения считается проблема древнего монастырского комплекса Давид-Гареджи. Святой Давид Гареджи — один из так называемых сирийских отцов, внесший огромный вклад в христианизацию Грузии, чрезвычайно почитаем, как церковью, так и народом. Так вот, и Грузия, и Азербайджан территорию комплекса и село Эрисимеди считают своими, и для обеих сторон этот вопрос является чрезвычайно болезненным.

Не менее болезненным является и другой территориальный вопрос. Грузия считает Закаталы, Кахи, Шеки своей исторической провинцией Саингило, а местное население грузинами, попавшими под насильственную исламизацию. В свою очередь Азербайджан считает несколько регионов Квемо-Картли (восточная часть Грузии) своим историческим районом, где проживало племя борчалу. Нужно отметить, что в научных кругах и неправительственных организациях Азербайджана все чаще звучит утверждение, что грузинское и армянское государства вообще созданы на азербайджанских землях.

Почти аналогичная мина замедленного действия заложена под грузино-турецкие отношения. Грузия считает, что в нынешнем составе Турции находятся грузинские исторические области Тао-Кларджети. Турки в свою очередь считают своими историческими территориями чуть ли не весь запад Грузии, что уже находит свое отражение в картографии. Если к этому добавить и все возрастающую экономическую зависимость Грузии от Турции и Азербайджана, то картина и вовсе становится тревожной.

Особенно «преуспела» в этом деле партия Михаил Саакашвили «Единое национальное движение». Под флагом борьбы с сепаратизмом ей удалось изгнать из Аджарии Аслана Абашидзе и широко распахнуть двери автономии перед Турцией. Борясь с зависимостью от российского газа, Грузия полностью меняет его на азербайджанский, сознательно попадая в полную зависимость уже от другой стороны. Чего только стоит тот факт, что самым крупным налогоплательщиком в Грузии является азербайджанская нефтяная компания SOCAR. А, как известно, кто платит, тот и заказывает музыку.

Ираклий Чхеидзе (Тбилиси)

Источник: EADaily

Новости партнеров (RedTram)

Loading...

geoclub.info

Грузия и Турция после мятежа

В последнее время внимание всего мира переключено на драматические события в Турции. Точно так же и даже в большей степени это касается Грузии, так как мало какая страна имеет такие тесные политические, экономические, да и какие угодно контакты с Турцией. Все, что происходит в соседней крупной и очень мощной державе, имеет большое значение для нас.

Не секрет, что Турцию в Грузии слегка побаиваются. Ну, не то чтобы очень, не то чтобы боятся по-серьезному, но побаиваются. Примерно так, как положено стране с населением в 3,7 миллиона человек и подушным ВВП в 4000 долларов относиться к 80-миллионной державе с ВВП почти в 10 000 долларов – с некоторой опаской.

Естественная осторожность дополняется усиленно внедряемой ксенофобией, которая преимущественно идет от грузинского совково-православного быдла – нас уже третье десятилетие пугают турецкой экспансией, тем, что на каких-то диковинных картах Аджария изображена как часть будущей Османской империи. Тем, что турецкий бизнес, который инвестирует в соседнюю Аджарию, на самом деле стремится не к какому-то там зарабатыванию денег, а к захвату грузинских территорий.

Причем турецкой экспансией пугают уже с конца аж 80-х годов, показывая нам в качестве ее иллюстрации гостиницы в Батуми и одну из улиц в Тбилиси, где расположено с десяток турецких ресторанов. Почти 30 лет турки мечтают заграбастать себе Грузию, но никак руки не доходят.

И они не сделали этого даже в 90-е годы, когда вся страна лежала на боку, даже не помышляя о том, чтобы сдвинуться с места, и когда турки легко могли взять всю Аджарию одним батальоном – сопротивляться было просто некому. Почему турки, даже не попытавшиеся захватить Аджарию в 90-е годы, должны сделать это сейчас, в XXI веке, – наука умалчивает... Откуда такое представление о политике Анкары?

Вероятно, тут дело в остаточном советском менталитете среднестатистических национально-ориентированных религиозных грузинцев: они искренне уверены в том, что сейчас, в XXI веке, территория так же является наивысшей ценностью, как и в XVIII. Уверены в том, что любая страна обязательно стремится всех вокруг покорить, задавить, стереть с лица земли, превратить в вассалов. Они никак не могут отказаться от советского мышления и понять: чужие территории в XXI веке мало кому интересны – ну, пожалуй, кроме одной, давно с колен встающей стране, которая никак не может уместиться на «маленьком» клочке земли в 17 млн кв. км.

Об особом месте Турции в Грузии свидетельствуют и многочисленные метаморфозы, которые происходят с грузинскими политиками в этом вопросе после того, как они из оппозиции переходят во властные коридоры.

Пока они свободны и предоставлены сами себе, – легко могут себе позволить и открыто антитурецкие заявления, и обещания «навести порядок в миграционной политике», и «прекратить продажу Аджарии туркам»... Но стоит только попасть в заветные «дамки», риторика тут же меняется: «нас неправильно поняли» и «мы не это имели в виду» – все это лишь формальные оправдания. В реальности же каждая новая власть все более активно сотрудничает с турками, вне зависимости от того, кто что обещал перед выборами.

Более чем двукратная разница ВВП играет свою роль точно и без осечек...

Так или иначе, сейчас всех в Грузии волнует вопрос, как на нас отразится подавление мятежа в Турции. Сколько людей, столько и мнений. Самое популярное мнение – отразится плохо, потому, что Эрдоган сейчас начнет строить халифат, поссорится с Западом, начнет жить по своим, неизвестно откуда взявшимся и непредсказуемым правилам игры. А это в любом случае плохо для Грузии. Для нас самый предпочтительный вариант – всегда и вне зависимости от обстоятельств – стабильная светская Турция.

Впрочем, я с такой постановкой вопроса не согласен. Более того, уверен, что в отношениях Турции со странами Южного Кавказа – в первую очередь с Грузией и Азербайджаном – не будет никаких существенных изменений.

Да, и могу предположить, что и в самой Турции никто по пути Ирана идти не собирается и никакой удушающей диктатуры строить не будет. В конце концов Эрдоган у власти уже не год и не два, все его повадки уже хорошо известны и детально изучены, все мы прекрасно знаем, что от него можно ожидать. Во внутренней политике, конечно, будет некоторое зажатие гаек, но Турция – государство демократическое, это страна больших и развитых городов, которые вряд ли потерпят полноценный авторитарный режим.

Вспомните недавние массовые выступления в Турции. Их участники сопротивлялись наполеоновским замашкам Эрдогана, и на этом фоне очень сложно предположить, что в стране действительно по-серьезному может измениться политический курс.

Скорее всего, Эрдоган еще пару месяцев будет активно демонстрировать «вставание с колен» и «духовные скрепы», арестует народу больше, чем сможет уместить в тюрьмах. А потом – постепенно все закончится... И будет Эрдоган таким же, каким был все эти годы: потенциальным диктатором, который в конечном итоге по различным объективным причинам так и не смог стать диктатором настоящим. А большинство арестованных потихоньку выпустят: кого-то амнистируют, кто-то докажет, что вообще ни о чем не имел понятия, кого-то освободят за прошлые заслуги и нынешнее хорошее поведение.

Турция – слишком современная, слишком продвинутая и слишком важная страна, чтобы она могла стать по-настоящему диктаторской и по-настоящему исламистской.

В общем, все будет примерно так, как сейчас. А уж в отношениях с нами – тем более. Грузия не является такой значимой частью турецкой политики, чтобы отношение к ней менялось в зависимости от настроений политиков. За 27 лет независимости Грузии в Турции поменялось немало президентов и премьер-министров, а отношения между Тбилиси и Анкарой не менялись даже символически.

Так что не вижу причин для серьезных тревог. Могу ошибаться по поводу убежденности в том, что внутренняя политика Турции не претерпит серьезных изменений и останется примерно такой, какой всегда была при Эрдогане.

Но в чем уверен на сто процентов, – так это в том, что отношения Грузии с Турцией не изменятся ни на йоту...

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

www.ekhokavkaza.com

Грузия и Турция расширяют экономическое сотрудничество

В первый день визита делегации правительства Турции во главе с премьер-министром Бинали Йылдырымом в Тбилиси стороны начали переговоры о либерализации соглашения о свободной торговли и договорились о расширении сотрудничества в транспортировке каспийских ресурсов на запад

Турция является торговым партнером Грузии номер один. Оборот за первый квартал 2017 года между странами составил более 330,7 миллионов долларов. Основными статьями экспорта в Турцию являются трикотаж, ферросплавы, полуфабрикаты углеродистой стали, пластмассы. Из Турции в Грузии больше всего завозится готовая одежда, лекарственные средства, металлоконструкции и трубы из черных металлов и санитарно-гигиеническая продукция.

Представители властей Турции уже не раз выражали заинтересованность в развитии грузино-турецких торговых отношений, в том числе и в переходе торговли между странами на расчет в национальных валютах.

Во время визита экономическое сотрудничество между странами и его возможное расширение стало основной темой переговоров между правительствами Турции и Грузии.

Расширение торговли

Основным итогом визита стало подписание между Грузией Турцией декларации о создании совместного комитета по вопросам экономики и торговле (JETCO), а также переговоры о расширении Соглашения о свободной торговле между странами.

Стороны уже договорились о том, что переговоры по этому вопросу завершатся до конца года, после этого вина, меда, живого скота, винограда, чая, фруктов, сухофруктов, джемов, соков и других продуктов.

Турецкая сторона не скрывала своей заинтересованности, премьер-министр Турции с уверенностью заявил, что переговоры по этому вопросу завершаться уже до конца года.

"Мы верим, что объем торговли не выражает существующего потенциала, и это то направление, которое мы рассматривали. Мы приняли решение создать совместный комитет и продолжить встречи по этой сфере. Что касается увеличения возможностей свободной торговли, сферы услуг и вывоза новых продуктов на рынок, то переговоры в этом направлении в рамках соглашения завершаться до конца года", — заявил Бинали Йылдырым

В будущем торговый оборот удвоится, и мы внесем вклад в это, отметил он.

Заинтересованность в развитии торговых отношений выразила и грузинская сторона.

"Мы выразили особую заинтересованность в максимальном расширении соглашения о свободной торговле и его двухсторонней пользе, что даст нам возможность представить более широко грузинскую продукцию на турецком рынке" — сказал премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили.

Последний рывок

Еще одной важной темой для обсуждения стал завершающийся в июне этого года проект строительства железной дороги Баку-Тбилиси-Карс.

Железная дорога Баку-Тбилиси-Карс строится на основании азербайджано-грузино-турецкого межгосударственного соглашения. Реализация проекта началась в 2008 году. В рамках проекта на территории Турции строится железнодорожная линия от станции Ахалкалаки в Грузии до железнодорожной станции в городе Карс.

© Sputnik / Denis Aslanov

"Шелковый путь" и другие проекты обсудили премьеры Грузии и Турции

Общая протяженность БТК составит 826 километров. Пиковая пропускная способность коридора оценивается в 17 миллионов тонн грузов ежегодно, на начальном этапе эксплуатации коридора этот показатель будет находиться на уровне одного миллиона пассажиров и 6,5 миллиона тонн грузов в год.

Стороны обсудили успех проекта и отметили важность продолжения сотрудничества в этом направлении.

"На встрече мы зафиксировали готовность сторон продолжить тесное сотрудничество для обеспечения реализации Южного энергетического коридора и транспортировки на запад каспийских энергоресурсов" — отметил премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили.

В свою очередь его турецкий коллега отметил, что этот проект будет способствовать возрождению Шелкового пути и будет иметь стратегически важное значение для региона.

Политическая встреча

В рамках своего визита премьер-министр Турции Бинали Йылдырым уже встретился с президентом Грузии Георгием Маргвелашвили.

На встрече стороны обсудили интеграцию Грузии в НАТО и Бинали Йылдырым заверил президента Грузии в поддержке со стороны Турции.

После встречи Георгий Маргвелашвили отметил важность визита главы правительства Турции в преддверии саммита НАТО в Брюсселе.

"Страны члены НАТО готовятся к саммиту в Брюсселе и исходя из этого встреча с высокопоставленным лицом страны-члена НАТО для нас очень важна. Турция активно поддерживает интеграцию Грузии в НАТО" — отметил Маргвелашвиили.

Стороны также обсудили положение в регионе и важные вопросы отношений между странами.

sputnik-georgia.ru

Грузия становится заложницей Турции | Центр поддержки русско-армянских стратегических и общественных инициатив

Турция и Азербайджан, используя все виды шантажа, активно пытаются втянуть Грузию в новые региональные авантюры. По отношению к Грузии азербайджано-турецкий тандем применяет не только экономическую, но уже и военно-политическую экспансию. Грузинскую элиту принуждают идти путем, намеченным в Анкаре и Баку, что, в свою очередь чревато серьезными угрозами для территориальной целостности Грузии.

При участии Тбилиси, в Закавказье сегодня формируется новый военный союз, направленность которого не только в противостоянии оси Москва-Ереван-Тегеран, но и в серьезном изменении существующего баланса сил. Создание нового военно-политического союза было прямо проанонсировано в ходе встречи министров Обороны Грузии, Азербайджана и Турции, состоявшейся 15 мая текущего года. Было объявлено, что в 2017 году пройдут первые военные ученья представителей Вооруженных Сил трех стран.

После пятидневной войны 2008 года Грузия официально вышла из всех военно-политических и экономических объединений связывающих страны постсоветского пространства и взяла путь на сближение с евроатлантическими структурами, в том числе и с НАТО. Россия, признав независимость Абхазии и Южной Осетии, потеряла рычаги воздействия на Грузию.

С другой стороны, грузинские власти, ничем более не скованные, взяли прямой курс на Запад, получили свободу объединения в любом, антироссийском союзе. Сложившейся обстановкой незамедлительно начали пытаться пользоваться Азербайджан и Турция. Усилились попытки втянуть Грузию не только в антироссийский блок, но и в всяческие авантюры направленные против Армении. С целью склонения Грузии и преломления ее сопротивления, Анкара и Баку полномасштабно подключают все имеющиеся у них рычаги и механизмы экономического и военно-политического давления на Грузию. 

Военно-политический фактор

Турция пытается убедить Грузию в том, что ключ возможного членства Грузии в НАТО хранится именно в Анкаре, и соответственно, Тбилиси обязан углубить свое военное сотрудничество с Турцией. Удивительно, но подобную точку зрения разделяет и грузинская элита. Несколько дней назад министр Обороны Грузии –Тина Хидашели заявила, что «Турция –единственная страна-член НАТО, которая полностью поддерживает Грузию в вопросе ее евроатлантической интеграции».

В Тбилиси пытаются закрывать глаза на тот факт, что подобная позиция Анкары направлена в первую очередь против Москвы. В отличии от Турции, остальные члены НАТО, не желая излишне задевать самолюбие России, предельно осторожно высказываются по поводу перспективы интеграции Грузии в НАТО. Однозначно, что турецкие заявления эмоционально более близки грузинской элите. Военное сотрудничество Грузии с Турцией, начало развиваться еще в 2007 году. Тогда это сотрудничество было составной частью сотрудничества НАТО с Грузией. Однако, в последние году замечается неприкрытое желание Турции втянуть Грузию в свои личные программы и проекты, не связанные с НАТО.

Габалинская встреча и совместное заявление от 15 мая свидетельствуют о том, что хоть и частично, но все же Анкара значительно преуспела в своих действиях. Она смогла втянуть Грузию в программу, не являющеюся программой НАТО. Заявление было преподнесено под соусом НАТО, однако, ни Грузия, ни Азербайджан тем более членами данной структуры не являются.

Присоединяя Грузию к военной оси Баку-Анкара создается попытка изоляции Армении. Используя Грузию турецкие государства попытаются накалить обстановку вокруг Абхазии и Южной Осетии. Естественно, реакция России не заставит себя ждать и тогда, пользуясь отвлеченность России турецкие государства предпримут новую авантюру против Нагорного Карабаха.

В случае возможного возгорания грузино-осетинского либо грузино-абхазского нового противостояния, 102-ая военная база РФ будет вынуждена сосредоточится на грузино-российской границе и не сможет оказать существенной поддержке Вооруженным Сила Республики Армения. Данный расклад может соблазнить турецкие государства предпринять военную авантюру не только по направлению Арцаха, но и в Нахиджеванском направлении. Там самым создавая второй фронт для армянских Вооруженных Сил.

Фактор Территориальной целостности

Новый уровень сотрудничества с Анкарой и Баку делает двусмысленными отношения Грузии с Арменией. Грузинские власти множество раз акцентировали «дружественный» уровень армяно-грузинских взаимоотношений. Однако, объединение Грузии в союз с двумя откровенно анти армянскими государствами бросает тень на искренность данных заявлений грузинской элиты. Анкара и Баку пытаются убедить официальный Тбилиси в том, что Ереван, являясь стратегическим союзником Москвы, в любой момент якобы может создать угрозу грузинским властям в регионе Самцхе-Джавахк, и лишь Турция и Азербайджан могут предотвратить подобное развитие, лишь тесное военное сотрудничество Грузии с этими странами может спасти Грузию…

На самом же деле реальной угрозой территориальной целостности Грузии является именно Анкара, стремящаяся к расторжению Московского и Карского договоров, согласно условиям которых Аджарская Автономная Республика находится в составе Грузинского государства. Именно турецкое виденье будущего Аджарии и мотивирует турок заставлять Грузию двигаться по выбранному ими пути.

Если Грузия откажется от участия в турецко-азербайджанском военно-политическом союзе, то не исключено, что Турция предпримет попытку разжигания армяно-грузинского конфликта на территории Смцхе-Джавахка, либо, посредством различных провокаций в Аджарии потребует расширения уровня автономии данного региона, вплоть до требования о независимости Аджарии.

Азербайджан так же не особенно скрывает своей заинтересованность к грузинскому региону Квемо Картли, населенного преимущественно азербайджанцами. Экономическое развитие данного региона, в последние годы стало неразрывно быть связанным именно с государственным азербайджанским интересом, представленным в виде грузино-азербайджанского экономического сотрудничества, на территории Квемо Картли. Кроме этнического, у Баку так же и есть религиозные рычаги влияния в Марнеули.

Фактически, и Турция, и Азербайджан откровенно угрожают территориальной целостности Грузии. Армения же в свою очередь, множество раз, на высшем уровне, заявляла, что между Арменией и Грузией нет никаких территориальных вопросов.

Экономический фактор

Последние шесть лет Турция так же пытается втянуть Грузию в различного вида экономические союзы. Приближается к завершению строительство второй фазы стратегического нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, а так же следующая параллельно с нефтепроводом и связывающая между собой Турцию и Азербайджан железная дорога Баку-Карс.

Следует отметить, что турецкое влияние на Грузию в свою очередь мешает стране полноценно использовать свой транзитный потенциал. Альтернативные направления транзита, такие как например Грузия-Армения-Иран, не развиваются, либо блокируются.

Используя военно-политические рычаги Турция убеждает Грузию относиться равнодушно к любым инициативам идущим не от турецкого блока. Более того, со стороны Турции звучат убеждения -в случае начала военных действий в Нагорном Карабахе приостановить и экономическую связь с Арменией. В Тбилиси есть некоторые круги, считающие, что экономическая блокада Армении приведет к обострению ситуации в стране, в том числе и к внутриполитическому кризису. Общественность Армении потребует вывода российской военной базы с территории страны, что, в свою очередь приведет к созданию угрозы с южного направления (от Грузии –ред.).

Турецко-азербайджанское объемное экономическое присутствие направлено не только на то, что бы удерживать Грузию в своей экономической оси. На данный момент Турция является лидирующим экономическим партнером Грузии. Причем, объем ввозимой из Турцию в Грузию продукции в четыре раза превышает объемы грузинского экспорта в Турцию. С 2000 года турецкие инвестиции в Грузии составили боле чем 1 400 000 000 долларов, что превышает 20% от общего объема иностранных инвестиций страны.

Необходимо отметить, что большинство турецко-азербайджанских инвестиций осуществляется именно в тех регионах Грузии, которые эти страны считают важными с точки зрения своих национальных интересов. Речь идет о Аджарии и регионе Квемо Картли. В Аджарии Турция практически взяла в свои руки все производство, весь туристический сектор и другие важные отрасли. Турецкие предприниматели купили большую часть прибрежных участков. В Аджарской Автономной Республики объем турецких инвестиций превышает 75% от общего объема. Увеличена доля Турции и на стратегически важном объекте –порте города Батуми. Ни для кого не секрет, что на предприятиях принадлежащих гражданам Турции, работники –турки, получают в разы более высокие зарплаты, чем граждане Грузии.

Религиозно-культурный фактор

С 2011 года более 30 000 граждан Турции воспользовались законом Грузии о двойном гражданстве и стали гражданами страны. Увеличилось так же и количество населения исповедующего ислам. Причем не только на территории Аджарии, но и в других регионах страны. Увеличилось за счет роста числа суннитов.

Интересен и тот факт, что на территории Грузии происходит процесс сунитизации азербайджанского, шиитского населения. Все это происходит при поддержке со стороны турецкого государства. Сегодня в Аджарии стоит вопрос о строительстве сразу четырех мечетей. Турция совершила инвестицию объемом в 125 000 000 долларов. Инвестиция касается строительства поселения в Грузии, населенного лишь мусульманами.

По всей территории страны действуют турецкие, порой бесплатные, образовательные учреждения-центры. В Аджарии проживает 150 000 грузинских мусульман, среди которых, в последнее время начало наблюдается проявлении религиозного экстремизма. Подпитывается данный экстремизм со стороны лиц, получивших образование на территории Турции, либо –напрямую турецкими эмиссарами. Под видом правозащитных организаций и религиозных объединений, в Грузию, из Турции проникают силы, нацеленные на трансформацию грузинского ислама. Часто данные силы имеют тесные связи с такими организациями как например «Исламское государство».

В последние годы увеличилось число грузинских мусульман направляющихся в Сирию для участия в протекающих там военных действиях. Не исключено, что лиц, вернувшихся на Родину будут пытаться использовать, натравлять против национальных и религиозных меньшинств, именно против армян.

При данном раскладе остается неясной позиция Грузинской Православной Церкви. С одной стороны грузинский патриарх множество раз обращался к правительству страны с протестом против строительства в Грузии новых мечетей. Но с другой стороны, по существу, грузинские священнослужители действуют более антиармянски, нежели в защиту интересов своей же веры. У данного подхода есть свое объяснение. Два года назад турецкие власти не исключили возможности передачи грузинской церкви определенной собственности в Трабзоне и прилегающих регионах.

Одним словом, Турция действует, применяя различные методы, которые не просто воздействуют на военно-политическое развитие Грузии, но и берут всю страны в заложники. Турция уже преуспела, смогла втянуть Грузию хоть и не в до конца оформленный, но все же в военный союз. Если существующие тенденции сохранятся и примут логически ожидаемый вид, то Грузия, к сожалению, станет головной болью для армянского государства.

russia-armenia.info

Грузия между Россией и Турцией

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

В Грузии с огромным волнением следят за эскалацией напряжённости в российско-турецких отношениях. Противостояние двух великих региональных держав, обострившееся после падения российского бомбардировщика, не может не сказаться на маленькой кавказской стране, одновременно граничащей как с Турцией, так и Россией. Важную роль играет историческая память: Грузия в течение веков неоднократно становилась полем битвы двух великих империй – Российской и Османской.

Сегодняшнее грузинское руководство пытается соблюдать баланс: Тбилиси продолжает развивать всесторонние связи с Турецкой Республикой как торговым партнёром «номер один», но, в то же время, стремится восстановить торгово-экономические отношения с РФ. Однако в Тбилиси по-прежнему считают, что Россия «оккупирует» два грузинских региона – Абхазию и Южную Осетию.

Турция активно лоббирует сближение Грузии с НАТО, но одновременно, пытается развивать отношения с Абхазией через многочисленную Абхазскую диаспору, живущую в Турции с XIX века. Существует также фактор Аджарии, где живут грузины-мусульмане. В этом регионе Грузии турецкое влияние становится всё более ощутимым. В ходе «Пятидневной войны» 2008 года, продвижение российских войск вглубь Грузинской территории чуть не привело к прямому военному столкновению России и Турции у Аджарского побережья.

Уже через день после того как турецкий истребитель F-16 сбил российский бомбардировщик СУ-24М, Грузия ощутила на себе последствия российско-турецкого противостояния. Единственная автотрасса, связывающая Грузию с Россией по исторической Военно-Грузинской дороге, оказалась парализованной после того как в рамках экономических санкций, введённых Москвой против Анкары, российские пограничники перестали пропускать через границу большегрузные автомашины с турецкими номерами.

На узкой нейтральной полосе между грузинским контрольно-пропускным пунктом «Верхний Ларс» и российским КПП «Казбеги» скопились сотни турецких фур, мешая тем самым передвижению машин из Грузии и Армении в сторону России. А ведь Военно-Грузинская дорога – сегодня единственная сухопутная коммуникация, соединяющая две южно-кавказские страны с Россией.

Турецкие водители жаловались грузинским журналистам, что российские пограничники и таможенники обращались с ними очень грубо. В то же время водители автомашин из Грузии и Армении выражали недовольство тем, что не могут нормально проехать через КПП, потому что вся дорога забита Турецкими грузовиками.

Так Грузия сразу оказалась втянута в бурный водоворот событий, развернувшихся после инцидента на турецко-сирийской границе. В Тбилисской прессе и социальных сетях даже пишут о возможном военном конфликте и рассуждают о том, как должна вести себя Грузия, чтобы не пострадать в случае столкновения двух могущественных держав. Ректор дипломатической Академии Иосиф Цинцадзе считает, что грузинская дипломатия должна проявить «креативный ресурс»:

Иосиф Цинцадзе: – Грузия должна вести политику, схожую с политикой Османской империи XIX века. То есть постараться методом «эластичной дипломатии», по принципу «умный телёнок у двух маток сосёт», сыграть на противоречиях Турции и России. Но для этого требуется креативный дипломатический ресурс. Пока, в этой области, у нас ресурса «кот наплакал».

Господин Цинцадзе раскритиковал жёсткие антироссийские высказывания министра обороны Грузии Тинатин Хидашели, прозвучавшие ещё до инцидента с СУ24 и предостерёг грузинские власти от соблазна воспользоваться создавшейся обстановкой для усиления конфронтационной риторики в адрес Москвы:

Иосиф Цинцадзе: Члены Североатлантического альянса могут насторожиться: принять ли Грузию в НАТО, потому что Грузия может «наломать дров» и втянуть НАТО в какой-то глупый конфликт в Абхазии или Южной Осетии. Именно этого они всегда боялись после войны 2008 года.

При этом ректор дипломатической академии признаёт: российско-турецкий конфликт несёт в себе большую угрозу для страны:

Иосиф Цинцадзе: – Для Грузии существуют огромные риски: Не приведи господь, если начнётся война между Россией и Турцией, Грузия станет полем боя. В небе над Грузией начнутся воздушные бои, могут быть и наземные операции. В первую очередь, Турция введёт свои войска в Батуми – в Аджарию. Так что российско-турецкая война это самый страшный, кошмарный сценарий.

Эксперт также напомнил о «Карском договоре» 1921 года между Россией и Турцией, согласно которому Аджария получила особый статус в составе Грузии.

В ходе «пятидневной войны» 2008 года премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган срочно вылетел в Москву. Позднее стало известно, что он предупредил российское руководство: Турция не допустит продвижения российских войск в Аджарию. Около Аджарского побережья началось противостояние турецких и российских военных кораблей, но российские войска всё же остановились на границе между Аджарией и остальной Грузией. Ключевую роль в этом сыграла именно позиция Анкары.

Тем не менее, сегодня, высшее грузинское руководство не спешит обозначать свою позицию по вопросу российско-турецкого конфликта. Об этом RFI заявил один из лидеров партии «Свободные демократы», член парламента, Виктор Долидзе, многие годы занимавший пост постоянного представителя Грузии при ОБСЕ:

Виктор Долидзе: – Честно говоря, конкретной позиции официального Тбилиси я пока не слышал. Но ситуация очень сложная и в этом нет ничего хорошего ни для Грузии, ни для Турции, ни для России. Это наиопаснейшая ситуация для всего региона. Для меня сегодня самое главное – стабильность и безопасность моей страны. Ситуация очень тяжёлая, напряжённая. Стороны уже начали применять Санкции. Мне бы очень не хотелось, чтобы это переросло в войну. Грузии надо быть очень осторожным. Что касается того, насколько руководству Грузии удаётся сохранить «баланс» я, во всяком случае пока, никаких заявлений, ничего «балансного» либо «антибалансного» не слышал.

RFI: А может это «многозначительное молчание»?

Виктор Долидзе: – Может быть, вполне может быть. Я очень внимательно слежу за реакцией соседей. Даже азербайджанская сторона пока воздерживается от заявлений. Но нам всем, конечно, придётся обозначить позицию. В том числе министру иностранных дел и другим официальным лицам Грузии, Азербайджана и Армении. Лидеры ЕС уже выступили с заявлениями. То, что все опасаются эскалации – ясно как «дважды два – четыре».

Турция является торговым партнёром Грузии «номер один». Через территорию Грузии в сторону Турции проходят важнейшие коммуникации. Стамбульский аэропорт превратился для грузинских граждан в главные «ворота в Европу» и остальной мир. Уже построены и функционируют стратегические трубопроводы: газопровод Баку – Тбилиси — Эрзурум, Нефтепроводы Баку – Тбилиси — Супса и Баку – Тбилиси – Джейхан. Подходит к завершению строительство железной дороги Баку – Тбилиси – Карс – Стамбул. Грузинские граждане имеют возможность путешествовать в Турцию без виз, предъявив на границе даже не паспорт, а электронное удостоверение личности.

Но с другой стороны, примирение с Россией, начавшееся после прихода к власти коалиции «Грузинская мечта», не менее важно для Грузии с учётом того, что российские войска стоят в Южной Осетии всего в 35 километрах от Тбилиси. Кроме того, Грузия рассчитывает на экспорт своей сельхозпродукции, вина и «минералки» на российский рынок, поскольку на турецком рынке традиционная грузинская продукция абсолютно неконкурентоспособна.

Турция признаёт территориальную целостность Грузии, но параллельно развивает отношения с Абхазией, – учитывая интересы многотысячной абхазской диаспоры, поселившейся в Турции в результате российско-турецких войн XIX века. Если между Россией и Турцией действительно прекратится авиасообщение, как на то намекали высокопоставленные официальные лица в Москве, это осложнит абхазам, живущим в Турции, возможность добираться до исторической родины. Сегодня они активно пользуются «авиамостом» Стамбул – Адлер. А кротчайшая сухопутная дорога из Турции в Абхазию, проходит через Грузию.

Важное значение имеет также историческая память: уже более трёхсот лет российско-турецкие войны неизбежно, причём очень трагически, а порой и катастрофически сказывались на Грузии. Впрочем, историк Георгий Анчабадзе считает, что катастрофический сценарий сегодня маловероятен.

Георгий Анчабадзе: – Во-первых, я думаю, что между Россией и Турцией до войны дело не дойдёт. Будут санкции с обеих сторон, но до большой войны, я надеюсь, не дойдёт. Грузия часто становилась «полем сражения» в ходе русско-турецких войн. Но это происходило в тех ситуациях, когда Грузия выступала союзником России, либо непосредственно входила в состав российской империи, то есть, оказывалась вовлечённой в войну как часть России. Сейчас у Грузии иной статус. Поэтому, даже если дело дойдёт до военного столкновения (а я всё-таки считаю такое развитие событий маловероятным), это Грузии прямо не грозит. Но вот что касается опасности для всего мира, то если дело дойдёт до масштабного столкновения России и Турции (хотя я всё же не представляю себе такого), подобное столкновение будет угрожать всему миру, потому что Турция – член НАТО. Тогда это может (не приведи господь) перерасти в мировую войну. В этом случае, конечно, Грузия тоже не сможет остаться в стороне, даже если она непосредственно не будет в участвовать в конфликте. Но я всё же надеюсь, до такой катастрофы дело, всё таки, не дойдёт.

http://ru.rfi.fr/kavkaz/20151128-gruziya-mezhdu-rossiei-i-turtsiei

Просмотров: 415

www.nykhas.ru

газета Завтра: Блог: Турция поглощает Грузию

Турция сегодня грозит войной. Войной не только на севере Сирии и не только против курдов или официального Дамаска. Официальная Анкара демонстрирует готовность скрестить оружие с Ираном и Россией — в Ираке, Закавказье и даже в Крыму. Эрдоган зовёт к себе в союзники Украину, Саудовскую Аравию и другие "нефтяные монархии" Персидского залива, снабжает оружием крымских татар, обращается за помощью к США и НАТО, шантажирует Европу новыми миллионами "беженцев" из зоны ближневосточного конфликта, а Россию — дестабилизацией её мусульманских регионов и "туранской солидарностью".

Ничего неожиданного в подобном поведении государства, которое долгие годы ассоциировалось в российском общественном сознании с курортами Антальи и рынками Стамбула, нет: последние годы Турция, накачанная западными кредитами, переживала экономический бум, который усиленно конвертировала в расширение зоны своего политического влияния по всем направлениям. Одним из таких направлений стала Аджария, формально входящая в состав Грузии, а на деле оккупированная своим "сильным соседом-единоверцем".

Аджария, Батуми… Крохотная автономная республика на юго-западе Грузии с населением около 350 тысяч человек. Морской порт, имеющий стратегическое значение в качестве торговых ворот Закавказья. Мусульманский уголок христианской, православной страны.

Создание автономии в 1921 г. продемонстрировало необычный и демократический подход советской власти к формированию национальных административных единиц. Ведь национальности "аджарец" не существует. Аджарцы суть грузины, которые в результате трёхвекового пребывания под властью Османской империи были отуречены, приняли ислам. Они в основном оставались такими и после окончания последней русско-турецкой войны 1877-78 годов, по итогам которой стали подданными Российской империи.

Таким образом, создание Аджарской АССР было продиктовано не этническими, а конфессиональными причинами плюс наличием некоторого количества турецких и иранских подданных. По мере советизации иностранцы уезжали из Аджарии, и к сороковым годам почти все они покинули её. Примечательно, что сегодня примерно половина коренного аджарского населения исповедует православие.

Не будем отвлекаться и поговорим о сегодняшних реалиях Южного Кавказа в свете кровавой схватки за "переформатирование" Ближнего Востока. До тамошнего театра военных действий отсюда рукой подать. А до Турции, активно вовлечённой в эту схватку, можно, как говорится, доплюнуть. Из центра Батуми вы за 15 минут доезжаете на автобусе до грузинско-турецкой границы. Через неё спокойно и безвизово снуют граждане десятков государств…

Оживление панисламистских, пантюркистских настроений в Турции началось не вчера. Налицо территориальные и иные гегемонистские поползновения Анкары, которая, оставаясь холуём США и НАТО, тужится играть роль неформального лидера региона и всей исламской ойкумены. Хищные аппетиты турок относительно Сирии известны. Укорот, который сделала им российская авиация, взбесил турецкую военщину. Во-первых, из Сирии пошли гробы, (вернее — мешки) с телами погибших турецких военнослужащих, в том числе кадровых офицеров. Во-вторых, незадолго до того она получила другой удар под дых: с Россией воссоединился Крым, который пантюркисты на картах давно закрасили в свои цвета.

Короче, есть от чего придти в ярость господам в Анкаре, которые потирали руки после уничтожения СССР и презрительно относились к России, прогнувшейся перед Западом в 1990-х годах. Но я хотел бы обратить внимание на другое, менее знакомое проявление турецкого экспансионизма. Оно наблюдается в Грузии — в частности, в Аджарии и Месхет-Джавахети.

 

Настроения, царящие здесь среди простых людей и представителей наиболее осведомлённой интеллигенции, можно выразить лаконично — "тревога". Она возникла фактически сразу после дезинтеграции Советского Союза. И всё же, пока в 2004 г. власть не захватил Саакашвили, проблема не была столь острой. Хотя бы по той причине, что "посторонним", даже иногородним гражданам Грузии, не позволялось приобретать в Аджарии недвижимость. Турецкий бизнес, разумеется, проникал сюда. Но не в таких колоссальных масштабах.

Саакашвилевская клика распахнула двери перед иностранным капиталом, турецким в первую очередь. Развивать экономические связи с соседями — вещь необходимая, естественная. Недопустимо, однако, чтобы они приобретали характер экономического господства соседа над тобой. Грузия, с её упадочными промышленностью и сельским хозяйством, при почти бесконтрольном хозяйничании турок превратилась в придаток их экономики, в объект бессовестной эксплуатации.

В Турции мне на каждом шагу встречались приехавшие на заработки грузины-гастарбайтеры. Люди с высшим образованием заняты на неквалифицированных работах. Их третирует самый ничтожный из турок. Особенно тяжело женщинам. Грузинки со слезами рассказывали об унижениях, претерпеваемых от работодателей. К нам относятся, как к собакам, утверждали они. Но самое прискорбное, что турецкий хозяин зачастую и на территории Аджарии не лучше относится к наёмному персоналу из местных.

Турки интенсивно заселяют автономию. Официальная статистика занижена, но полагают, что только в Батуми их приблизительно 30 тысяч из 150.000 горожан. Они скупили до 70% лучших земель и завладели самыми крупными объектами здешней инфраструктуры (аэропортом, одной из сетей сотовой связи и т.д.). Преуспевающие дельцы, молодые люди, многие с военной выправкой, нередко с семьями, обживают коттеджи и многоквартирные дома, возводимые турецкими же фирмами. Турецкое правительство субсидирует их бизнес, если тот оказался неприбыльным. Помогает кредитами на приобретение жилья. Разными мерами побуждает оседать в Аджарии, где к услугам новопоселенцев есть всё — от собственных магазинов и учебных заведений до низкопробной сервильности многих уполномоченных от грузинской власти.

Услужливость саакистов перед Западом была беспрецедентной. Полиция Грузии имела строгое указание не обижать турка, виновен он или нет, в случае его стычек с грузинским населением. О принятии мер к западноевропейским либо американским правонарушителям даже подумать было нельзя. Зато своих граждан полиция мордовала без всякого стеснения.

Старые приказы отменены. Но у патриотически настроенных кругов большие претензии к властям, по-прежнему закрывающим глаза на ползучее отуречивание. При этом влияние проевропейских и проамериканских сил, действующих заодно с протурецкими, таково, что немало членов грузинских общественных организаций, сотрудников госучреждений, рядовых граждан в беседах со мной просили не ссылаться на имена и названия.

В Тбилиси, Батуми, Зугдиди одни стесняются, другие боятся возражать носителям саакизированных взглядов. В батумском отеле "Шератон" проходила конференция турецких и грузинских кардиологов. Мероприятие вроде не связанное с политикой. Тем не менее, турецкий делегат заявил с трибуны, что Аджария — часть исторической Турции, отнятая Россией. Никто из грузинских коллег не дал отповеди беспардонному визитёру; сказалась деформированная за годы упадка психология.

Либерально ориентированные грузинские деятели всей своей душонкой за отуречивание родины. Ибо они не только в приватных разговорах, но зачастую открыто заявляют: Турция — это верный союзник США, следовательно, это друг Грузии. Они обрушиваются с критикой на "Нейтральную евразийскую Грузию", "Родовой союз сынов отечества Аджарии", "Общество Ираклия II", на другие политические и культурные организации, которые ратуют за отпор ложным ценностям, насаждаемым Западом.

Казалось, подлая мысль, высказанная несколько лет назад небезызвестным Вахтангом Кикабидзе ("Россия… Надо каким-то образом покончить с этой страной"), больше никогда не прозвучит на земле, избавившейся от Саакашвили. Она действительно не прозвучала бы, если бы президенту-негодяю не позволили улизнуть от правосудия. Увы, сегодня её вслух произносят отвязные саакисты, которыми кишат органы законодательной, исполнительной и судебной власти. Они не были вычищены до конца, хотя большинство народа однозначно требовало этого от новых лидеров. Последние постепенно теряют опору в народе, у которого вызывают протест русофобские заявления грузинских министров.

Поневоле спрашиваешь сам себя: чем нынешнее правительство отличается от саакистского? Почему оно игнорирует мнение народа, не желающего ни евроинтеграции, ни вступления в НАТО? Знает ли оно, что пока членом Евросоюза не станет Турция, Грузии не светит быть даже подстилкой у входа в Европу? А Турцию туда не примут, несмотря на то, что она бьётся башкой о европейскую дверь с прошлого столетия.

Выходит, сегодняшние тбилисские правители (по крайней мере, определённая их часть) сознательно дурят и манят народ европейской морковкой — как того осла. Я имею в виду полуграмотную, несознательную часть народа, так как сознательной давным-давно всё ясно, включая невидимое внешне обстоятельство. А именно: на самом деле Аджарию и Месхет-Джавахети отдают не туркам, а Соединённым Штатам. Турция скорее выполняет функцию прикрытия будущих южнокавказских баз США. Мечты объятого сладкими османоимперскими грёзами Эрдогана отлично вписаны в вашингтонскую стратегию и тактику.

Грузинский европеизм мелковат, но спесив. Он забывает об амбициях только когда суетится у натовского порога, желая лизнуть руку хозяину. После того, как турки сбили российский самолёт, якобы нарушивший их воздушное пространство, чиновники из Минобороны Грузии в лучших традициях девочек по вызову внезапно заголосили о том же. Дескать, российский вертолёт нарушил воздушную границу Грузии. "Будем сбивать!" — хорохорятся вояки, у которых подгузники ещё с событий 2008 года не просохли. Но как чутко держат нос по натовскому ветру наши липовые единоверцы!

Слыша, как иные простачки либо жулики пытаются взывать к христианской или исламской, да к любой другой религиозной солидарности, хочется ткнуть носом в следующее обоснование фальшивости подобных призывов.

Разве не христианские США бомбили христианскую Югославию? Разве не мусульмане убивают сейчас друг друга на Ближнем Востоке? Ах, это разные религии, говорите… Ах, католики и православные, сунниты и шииты, говорите… Откройте глаза, посмотрите, как православных натравили на православных (украинцев на русских), как сунниты сцепились с суннитами (ливийцы с ливийцами). Примеров тьма. Потому что не в формальном вероисповедании дело, а в экономических интересах транснациональных — они же транслюдоедские — корпораций, у коих на поводке и правительства, и священнослужители, и террористы.

Почва для оптимизма, впрочем, тоже есть. Я её видел и осязал. Заключается она в том, что в борьбе за правое дело всё чаще идут рука об руку и тот, у кого в рюкзаке свёрнутый молельный коврик, и тот, у кого там же иконка богородицы — в Ливане и в Донбассе, в Сирии и в Аджарии…

Не потерявшие способности соображать аджарцы настаивают на введении визового режима с Турцией, расценивая его отмену саакистами как антинациональную акцию. Это должно ослабить массированное распространение ненормальных взглядов, причисляющих Аджарию и Месхет-Джавахети к неотъемлемым частям Турции. Анкара без лишнего шума поддерживает выгодную для неё историческую трактовку морально и материально.

Поведение Тбилиси тоже смахивает на её одобрение. По конституции иностранцам грузинское гражданство даётся за особые заслуги. Спрашивается, за какие заслуги получили его множество турок? Сохраняя за собой гражданство турецкое, они вызывающе заявляют, что оно для них главное.

Более того, многие из них являются этническими грузинами, утерявшими, однако, национальную самоидентификацию, ставшими проводниками османских идей. Претерпев исламизацию, они враждебно настроены к иноверцам, включая единокровных. Они не выступают за воссоединение с матерью-Грузией. Напротив — убеждены в том, что Турция обязана (!) вернуть (!) себе (!) утраченные ею грузинские земли. У этих социальных мутантов, невзирая на биологическую принадлежность к грузинской нации, турецкий менталитет.

Разумеется, есть и противоположно настроенное меньшинство. Но официальная Грузия надлежащую просветительскую работу в зарубежной диаспоре, к сожалению, не ведёт.

Возникает параллель с ситуацией на Украине. Российскому руководству давно надо было предпринимать контрмеры, а не ждать финала начавшейся 20 лет назад бандеризации. Украинцев же могу предупредить, что они столкнутся с обстановкой, которую в Аджарии создали турки, а на Львовщине создадут поляки.

Гигантский ущерб нанёс Грузии поразивший её после развала СССР морально-этический кризис. Продолжающаяся вестернизация углубляет его. В падении нравов активно замешана Турция, которая, по идее, должна была бы соблюдать исламские строгости в данном вопросе. Ан нет. Если в своих краях турок ведёт себя относительно сдержанно, то, попав в Грузию, "оттягивается" по полной.

Атака на духовность идёт по разным направлениям.

Аджарская столица превратилась в средоточие игровых заведений. Там заправляют турецкие боссы, которые, что называется, дорвались. Ведь в их стране этот бизнес ограничен. Сообщалось, что батумское казино "Леогранд" — крупнейшее в Закавказье.

Чему удивляться, если автономия стала центром проституции, тоже в закавказском масштабе.

Народ, потерявший достоинство, не сможет эффективно сопротивляться экспансии, и задача турок будет облегчена. Вот почему аджарцы в массе своей придерживающиеся достаточно высокого уровня нравственности, сознают всё ханжество религиозной пропаганды, исходящей от деструктивных, псевдоисламских сил.

Грузинский язык интенсивно засоряется англицизмами — процесс типичный для большинства постсоветских республик. Беда в том, что это, наряду с другими пороками, тоже разлагает молодёжь.

Одних усилий общественных активистов, даже разгневанных, недостаточно, чтобы покончить с многоликим злом. Нужны государственные меры, нужна воля правительства, которое найдёт в себе смелость отвергнуть западный (читай: педерастический) диктат.

Аджарская семья — это самобытное явление, характеризовавшееся патриархальностью и крепкими узами. Её особенность в том, что практически у каждой есть родственники в Турции. Во времена СССР контакты с ними были затруднены, а чаще невозможны. На советско-турецкой границе не было ни одного КПП, её нельзя было пересечь легально. Это вызывало глухое недовольство местных жителей. Ведь к родственнику, чей дом порой стоял на противоположной стороне реки, можно было попасть лишь через Москву и Стамбул.

Но вот грянула горбачёвщина. Границы полуоткрылись. Дальше — больше: границы открылись окончательно. И что же? Наездившись по многочисленной родне и знакомым, большинство аджарцев были шокированы образом жизни, уровнем образования и культуры, социальной защищённости, другими личностными и общественными явлениями на сопредельной территории. Перестройщики и их последователи, громившие советскую систему, не ожидали, что эффект от их усилий получится обратным. Начиная с 1990-х годов, не было в Грузии более патриотически и пророссийски настроенного населения, чем аджарцы.

Даже бедная Российская Федерация во главе с президентом-алкоголиком была привлекательнее для них, нежели посулы европейских и турецких аферистов. Причём, как для христиан, так и для мусульман. Надо сказать, что число последних в сегодняшнем движении против отуречивания растёт.

О степени современной их тяги к России, так и быть, политкорректно промолчу.

У людей давно вызывали сомнение переговоры, которые полусекретно вели министерства культуры Грузии и Турции. Их темой было восстановление исторических памятников. Задача как будто благая. Но, обещая восстановить у себя всего четыре грузинских разрушенных объекта, турки настаивают на возрождении значительного количества памятников османского владычества в Грузии. Подчеркну, что это владычество носило для грузин трагический характер, исковеркав древнюю культуру и общее развитие единого в прошлом народа, расколов его конфессионально, разделив искусственными границами.

Невинный на первый взгляд статус музеев, который турки собираются придать ряду планируемых к реанимации объектов османского прошлого, повлечёт усиление протурецкой пропаганды, таит угрозу территориальной целостности Грузии.

Опять напрашивается параллель, на этот раз с армянами. Если исконно-грузинских земель в пределах Турции находится не менее трети, то армянских — ещё больше. Многих армян, которых в Турции не вырезали, тоже насильно обратили в мусульманство; их называют хемшилами. Однако на этом параллель заканчивается. Правительство Армении, при всех издержках его политики, гораздо последовательнее, нежели грузинское, защищает национальные интересы, не допускает никакой турецкой экспансии.

Не могу не заметить, что сталинский СССР никогда не мирился с противоестественным, грабительским расчленением территорий и народов. При нём политика империалистических держав и их сателлитов, кромсавших географию по живому в угоду своим эгоистическим потребностям, всё чаще получала отпор и давала сбои. Вспомним, что именно советская власть вернула Украине и Белоруссии их западные окраины, Литве — Виленскую и Мемельскую области, России — Курилы, южный Сахалин, часть Восточной Пруссии, Печенгу, Карельский перешеек и Ладожскую Карелию.

Сталин лично занимался изучением вопроса нашей госграницы на Южном Кавказе и не собирался оставить безнаказанной враждебную политику Турции, подавлявшей стремление угнетённых и разделённых наций к свободе и объединению. В тот период настроения грузинского населения по турецкую сторону границы были совершенно иными. В немалой степени — прогрузинскими, просоветскими. Да это и понятно: тогда с ними по соседству была великая, набирающая силу мировая держава, ныне — её униженный, разграбленный осколок.

Пребывая в Батуми, я не мог не поинтересоваться злободневной темой. Как в Аджарии обстоит дело со сторонниками примазавшихся к исламу террористических организаций?

Среди аджарцев-мусульман не имеет успеха агитация за поддельные, неправедные цели, за выдвинутые международными мошенниками программы — джихад, халифат. Исламских фундаменталистов (не совсем правильно именуемых ваххабитами) здесь единицы, они наперечёт. Правда, при хорошей подпитке из-за рубежа даже незначительная группа экстремистов может нанести огромный урон. Надежду на лучшее вселяет то, что в Аджарии и Месхет-Джавахети превалирует прогрессивная — антизападная, пророссийская ориентация.

Много переполоха наделала инициатива "Съезда грузинского единства" по установке в Батуми мемориала в честь освобождения Аджарии от турок русскими войсками. Этот проект есть проявление благодарной памяти аджарцев, всех грузин, которые на протяжении столетий боролись против османских агрессоров.

Последняя русско-турецкая война вернула южногрузинские земли в лоно исторической родины. События Первой мировой войны позволили туркам отыграть часть этих территорий. Но Аджария с памятного 1878 года, невзирая на позднейшие вторжения сюда германских, английских и турецких интервентов, неизменно оставалась частью Грузии.

Тысячи русских солдат и офицеров пожертвовали собой в боях 1877-78 годов. Плечом к плечу с ними сражались грузины, мусульмане включительно. В минувшем году в аджарском селе Хуцубани близ города Кобулети был реставрирован обелиск на месте захоронения 1800 российских воинов, павших при штурме крепости Цихисдзири. Но главный символ той победы должен быть установлен в нынешнем году в Батуми. Споры вокруг разрешения на его установку ещё не закончены. Однако на многолюдный митинг, посвящённый его закладке, съехались представители патриотических кругов со всей Грузии.

Мощным ударом по турецким экспансионистам и фальсификаторам истории станет высеченная на четырёхметровом пирамидальном граните надпись, что мемориал посвящён "Освобождению Аджарии от 300-летнего османского господства (1552-1878) и самоотверженным героям, боровшимся за её возвращение к матери-Грузии". День вхождения русских войск в Батуми — 25 августа — предлагается, к великому неудовольствию врагов грузинско-российской дружбы, объявить национальным праздником. Неудовольствие — мягко сказано. Желание воздать должное решающему вкладу России в борьбу грузин за избавление от чужестранного ига рассматривается кое-кем во властных структурах в качестве государственной измены.

Как тут не коснуться неприятного события минувшего лета. На турецкой стороне, буквально в сотне метров от границы с Грузией, Михаил Саакашвили провёл сходку своих сторонников. Десятки человек прибыли туда получить инструкции по ведению подрывных действий и подготовке реванша. Почему на глазах властей строго режимного государства, каким является Турция, разыскиваемый по обвинению в уголовных преступлениях иноземец призывает к свержению правительства соседней страны, с которой Турция имеет, как уверяет, добрые отношения? Где адекватная реакция Тбилиси? Эта безнаказанная провокация добавила внутренним и внешним врагам Грузии наглости в их попытках вернуть бесноватого Мишико на трон.

Западные кураторы, пристроившие грузинского социопата на Украине, одновременно готовят для него запасной вариант. Возврат к власти столь одиозного деятеля, как Саакашвили, имел бы для Грузии трагические последствия. Ведь он готов перепороть и перевешать всех своих оппонентов. Поскольку вешать немодно и несовременно, то остаётся забить их до смерти, чем его свора раньше и занималась.

Запад спускает Саакашвили с цепи, как азартного пса, везде, где нужно ломать хребет неугодным персонам, народам, государствам. Что касается Аджарии и аджарцев, то президент-кобель из вышеупомянутой псарни ненавидел их за гордость и независимость, за стремление жить по правилам мира, а не войны, обзывал "бабуинами". И это несмотря на то, что, по мнению патриарха Илии II, "однажды Грузия через Аджарию воссияет".

Возврата к ужасному прошлому не будет, отуречивание не состоится, если тбилисская власть начнёт тесно взаимодействовать с патриотами, с широкими массами народа, опираться на них. Пора ставить заслон тотальному и негативному иностранному проникновению в экономическую, политическую, образовательную, культурную сферы жизни. Кстати, не только в Грузии.

zavtra.ru


Смотрите также