Духоборы в грузии


ИСТОРИЯ ДУХОБОРОВ В ГРУЗИИ | Движение Новые Скифы

Происхождение ДухоборовДухоборы – это этнические русские, которые на сегодняшний день, проживают в России, на Кавказе и в Канаде. Слово «Духобор», означает ‘Борец с Духом’. Впервые, этим словом их назвал Екатеринославский православный архиепископ в 1785 году. Сам архиепископ, также как и православная церковь, полагали, что духоборы боролись против святого духа из-за противостояния между ними и церковными властями. Сегодня духоборы говорят, что они борятся с собственными душами, чтобы соблюдать Десять Заповедей. Традиционно, духоборы отказываются признавать любую мирскую и церковную власть. Согласно духоборам, истинная вера прибывает в сознании, и путь к ней лежит через тяжелый труд, честность и приверженность Десяти Заповедям, среди которых ‘Не убей’, всегда была одной из самых важных заповедей. Следовательно, для общения с богом, люди не нуждаются ни в каких посредниках (священниках). Они отвергают религиозную символику, церкви, кресты, литургию и изображения, так как они созданы человечеством. Бог — непостижимая сущность, внутренний свет, который существует в каждом индивидууме. Он выражает любовь, и поэтому все люди равны. Грех, согласно Духоборам, не наследуется людьми от рождения, и каждый человек должен раскаиваться в грехах, которые он совершает.В царской России в конце 18-ого столетия, религиозные секты типа духоборов, молоканов, староверов и субботников подвергались гонениям. Российские правители были обеспокоены, что они распространят ересь и совращают ‘истинных’ христиан. Павел I сначала преследовал сектантов, и затем сослал некоторых из них в Сибирь. По их возвращению в 1801 году, они поселились в поселениях ‘Новой России’: в Мелитополе, Екатеринбурге и Иркутске. В 1820 году, Царь Николай I заключил, что сектанты дестабилизируют основы современной России: отрицая полномочия религиозных и светских лидеров, отказываясь от военной службы, уплаты налогов и выступая против крепостничества. Кроме того, в ‘Новой России’ повысился спрос на земельные угодья сектантов. Поэтому в 1839 году сектантам был дан ультиматум: либо они принимают православие, либо переселяются на Кавказ. Большинство из них решило переселитьсяЦарское правительство надеялось, что оказавшись на Кавказе, пацифистам-духоборам придется взяться за оружие, чтобы защищаться от Турок Османов и местных горцев. Этой надежде, конечном счете, было суждено сбыться.В 1839-1845 годах духоборы, населяли два грузинских региона — Джавахети и Дманиси (район Дманиси расположен в наши дни в области Квемо Картли, и был прежде известен как Борчало), а также Кедабек (сегодняшний Азербайджан) и Карс (сегодняшняя Турция). В районе Ниноцминда существовало восемь духоборских деревень: Богдановка (ныне Ниноцминда), Гореловка, Тамбовка, Орловка, Спасовка, Троцкое или Калинино (теперь Самеба), Ефремовка и Родионовка. Всего 495 семейств, включающих 4 097 духоборов, населяли Джавахети,  и до тысячи человек обосновались в сегодняшнем Дманисском районе. В Дманиси духоборы жили в пяти деревнях: Дманиси, Кировиси, Ваке, Гантиади и Ормашени.Переселившись на Кавказ, духоборы и другие сектанты получили ряд преимуществ: они избавились от религиозных гонений, были освобождены от налоговых пошлин и военной повинности. Однако переселение в Джавахети оказалось трудным. В течение шести месяцев путешествия и первых лет поселения, сотни духоборов умерли от голода, эпидемий и нищеты. Климат был суров, не хватало питьевой воды, а отношения с местным населением первоначально были чрезвычайно напряженны. Местные ‘татары’ (азербайджанцы) обычно разбойничали на дорогах, убивали, устраивали конные набеги и похищали духоборов в рабство, в то время как конфликты с армянами, переселившимися в значительном количестве из Османской империи десятилетием раньше, в основном происходили по причинам землепользования. Русским поселенцам часто выделяли больше земель лучшего качества, чем поселившимся ранее армянам.Между 1840-1880 годами, в местах их поселений духоборам, как трудолюбивым поселенцам, удалось хорошо наладить несколько видов услуг для российской империи: доставку почтовых грузов и пассажирские перевозки, местную мукомольную промышленность и сеть пищевых объектов (трактиры и закусочные). Сектанты также обеспечивали необходимые транспортные услуги, жилье и поставки продовольствия для российских войск во время Крымской кампании (1853-1856) и русско-турецкой войны (1877-1878). Отношение российской администрации к духоборам, таким образом, постепенно изменилось. Духоборы уже воспринимались не как предатели-сектанты, а как особо преданные своей стране колонизаторы. Приспосабливаясь к новым условиям, большинство духоборов, вместо привычного земледелия, стало заниматься животноводством. Имея отдельные собственные хозяйства, они жили в пределах компактных поселений, где и пастбище было общее, и земля регулярно перераспределялась в зависимости от потребностей семей. Такие сообщества называли миром. Если духобор сталкивался с трудностями, например, при сборе урожая, коллективное хранение зерна было в его распоряжении. В случае необходимости, семьи могли получать беспроцентные ссуды от коллективного фонда, который накопился с 1840 года.Когда возникали проблемы с соседями, прежние пацифисты-духоборы, полностью оправдывая надежды царя, создавали вооруженные отряды для самозащиты. К концу 1880 года взаимоотношения между различными этническими поселенцами в районе Ниноцминда успокоились. На экономическом и практическом уровнях духоборы стали больше взаимодействовать с другими поселенцами, особенно с армянами. Хотя некоторые этнические группы имели отдельные социальные структуры и оставались относительно изолированными. Было, например, очень мало смешанных браков и межрелигиозных связей.В то же самое время внутренние отношения в духоборских селах ухудшились. Семейство Калмыковых управляло общиной духоборов в течение нескольких поколений, и духоборы полагали, что Калмыковы были потомками Мессии и поэтому были бесспорными лидерами, которые могли принимать богоугодные решения. Однако к середине 1880 года в семействе Калмыковых не было наследников. Лукерья Калмыкова, после смерти мужа, сама возглавила общину, но так как у них с мужем не было детей, после ее смерти в 1886 году, община духоборов осталась без лидера. Впоследствии борьба за власть вспыхнула между ее братом (Михаилом Губановым) и секретарем (Петром Веригиным). В 1887 году духоборы разделились на так называемую Малую Сторону, возглавляемую Губановым и Большую Сторону, возглавляемую Веригиным. Последний призывал духоборов возвратиться к пацифизму, духовной чистоте и простой жизни, отказаться от потребления мяса, алкоголя, табака, чая и даже сахара.Последователи Малой Стороны главным образом жили в Гореловке и владели домом Калмыковых, или как его называли «Сиротским домом». В Сиротском доме были размещены пожилые духоборы и сироты. Кроме того, это здание имело функцию главного зернохранилища, а также хранилища довольно внушительных коллективных денежных сбережений, которые накопились с 1840 года. Главы духоборских общин были обязаны хранить и беречь коллективное достояние общины. С ростом разногласий между Малой и Большой Сторонами, духоборские коллективные хозяйства стали разрушаться. Духоборы стали делить общие стада, земли и даже семьи. Сторонники Большой Стороны переселялись из Гореловки, в то время как духоборы Малой Стороны направлялись из других деревень в Гореловку. Вскоре население Гореловки состояло только из последователей малой стороны. Спор также распространился на другие поселения духоборов в Карсе, Кедабеке и Дманиси. Тем временем споры по поводу прав собственности на Сиротский дом и содержащееся в нем имущество не прекращались. В конечном счете, вопрос собственности был улажен судом в Тбилиси, в пользу Малой стороны. Обе стороны пробовали заставить местные власти вмешаться в конфликт, но поскольку Большая Сторона становилась все более и более радикальной, власти примкнули к Малой Стороне. Кроме того, для усмирения духоборов, власти применили чрезвычайную меру — сослали Веригина и некоторых из самых близких его сторонников в Сибирь в 1887 году.Одновременно царские власти стали насаждать среди духоборов стандартные элементы административного управления: духоборов стали регистрировать в книгах записей гражданского состояния, стали требовать от них внесения вкладов в общинный зерновойфонд, подчинения закону о всеобщей воинской повинности и прохождения службы в армии (от чего ранее они были освобождены).Ссылка Веригина, и введение более жестких административных мер российскими властями еще более радикализировали Большую Сторону. Последователи Веригина стали раздавать излишки имущества, земли и скота с целью более строгого следования своим религиозным идеалам. В 1895 году Большая Сторона духоборов коллективно отказалась присягать Царю Александру III, устроив религиозную церемонию протеста возле села Орловка, где они сожгли свое оружие. Оружие было также сожжено в Карсе и Кедабеке, но с менее драматичными последствиями. Ответ царских властей был резок: около 300 молодых духоборов, призванных ранее на военную службу, были помещены в дисциплинарные батальоны, а казаки занимали села Большой Стороны, грабя, избивая и насилуя население, тем самым наказывая их за неповиновение властям. Больше 4 000 духоборов Большой Стороны были сосланы в другие грузинские регионы (Осетия, Кахети и Имерети). Многие из них погибли от жары, голода или недоедания. Тем временем, сосланный лидер Большой стороны, Веригин, заручился поддержкой Льва Толстого, который сумел привлечь международное внимание к тяжелому положению духоборов. В результате, в 1899 году, 7 400 духоборов переселились в Канаду.Будучи в Канаде, непокорные пацифисты — духоборы, недолго жили в мире, согласно их верованиям. Подобно Царским властям в России канадские власти отказались мириться с общинными традициями, и довольно анархическим образом жизни русскоязычных духоборов. После того как духоборы отказались помещать своих детей в канадские школы, многих духоборских детей принудительно поместили в школы-интернаты без права какого-либо контакта с родителями. Духоборы были также вынуждены переселяться в новые регионы, так как им не позволяли иметь общинные хозяйства. Духоборы ответили демонстрациями протеста, на которые вышли обнаженными (как знак чистоты). Они также до тла жгли собственные фермы. Некоторые из последователей Веригина решили остаться на Кавказе. В конце 19-ого столетия  в Джавахети проживало приблизительно 10 000 духоборов, включая членов общины Малой Стороны. Малая сторона духоборов продолжала жить в Гореловке, в то время как большинство последователей Веригина остались в остальных 7 селах. Несмотря на репрессивные меры, к 1899 году, оставшиеся духоборы были самыми богатыми поселенцами в Закавказье. Согласно российской статистике того времени 16% населения в Ахалкалакском районе (который в те времена составлял приблизительно весь регион Джавахети), составляли духоборы, которые, при этом, владели 35 % земель, 20 % рогатого скота, 43 % овец и 70 % лошадей. В то время как на душу населения приходилось в среднем 2,32 десятины собственной земли (одна десятина — один гектар), Среди духоборов этот показатель составлял в те годы 5,07 десятин. В 1921-1923 сын Веригина, помог переселить 4 500 духоборов из района Ниноцминда в Ростов-на-Дону Российской Федерации. Сегодня духоборы в Ростовской области не знают историю раскола, который стал причиной их переселения.

2. Духоборы в советские времена

В 30 годах прошлого века, в результате процесса коллективизации в СССР, система распределения сельскохозяйственных земель, существовавшая в духоборских общинах (мирах), была разрушена. Однако большинство духоборов, благодаря их традиционному общинному принципу коллективного землепользования, смогли приспособиться к коммунистической системе. Благодаря столь же традиционной для духоборов трудовой дисциплине, их колхозы вскоре превратились в самые прибыльные хозяйства, специализирующиеся на сыроделии. Большинство населения в духоборских селах все еще составляли сами духоборы, хотя в некоторых из них проживали и несколько армянских семей. Даже при том, что с 1930 года духоборы не могли совершать свои религиозные обряды, их этно-религиозная группа оставалась самоизолированной в этихвосьми селах. Формальных предводителей духоборская община уже не имела, однако верующие тайно собирались на воскресные молитвы. Явно религиозных духоборов депортировали. Согласно одному респонденту, в 1930 году, только из села Гореловка, было выслано 18 духоборов. Сиротский дом в Гореловке использовался как хранилище зерна для колхоза. В Гореловке, председателями колхоза и других официальных структур были духоборы, но в селах Орловка, Ефремовка и Спасовка, председателями колхозов были в основном армяне, что указывает на то, что Гореловская община была более сплоченной и защищенной даже в советское время.К концу 1980х годов началась новая волна переселения, на сей раз в Россию. Одним из главных инициаторов этого процесса переселения была Мария Углова, председатель Спасовского колхоза. Духоборы, которые уехали с Угловой, переселились в Тульскую область. Остальные же, главным образом поселились в Тульской, Ростовской областях и в Ставропольском крае. С 1979 по 1989 год количество духоборов в Ниноцминдском районе уменьшилось от 3 830 до 3 165, а в Дманисском — от 691 до 571. Большинство из 785 русских духоборов переселились в Россию во времена перестройки. К середине 1990х годов приблизительно 1 400 духоборов оставались в Грузии, из них 50 проживали в Дманиси.В Россию духоборы переселялись по нескольким причинам. В течение последних лет перестройки и распада Советского Союза в Грузии царил хаос. Кроме того, в стране набирала силу националистическая политика грузинского правительства. Пришедшие к власти политики во главе со Звиадом Гамсахурдия, пропагандировали этническую нетерпимость и шовинизм. Одним из проявлений такой политики явился факт замены русскоязычных топонимов, использовавшихся ранее, грузинскими. Богдановка, например, превратилась в Ниноцминда (‘город Святой Нины’), Троцкое стало Самеба (‘Троица’ — на грузинском) и так далее. Дополнительной мотивацией к отъезду в Россию стали вспыхнувшие в Грузии гражданские войны, из-за которых пребывание в Грузии для большинства духоборов стало небезопасным. В то же самое время, военизированная организация “Джавах”, фактически взяла под контроль регион Джавахети.Другим важным фактором стал интерес, проявленный к духоборам со стороны России. Российские этнографы и националисты, посещавшие духоборские села, призывали духоборов переселяться в Россию, аргументируя свои призывы преимуществами переселения, а в некоторых случаях даже приглашали духоборов посетить и воочию увидеть села, в которые они могли переселиться. Так организация под названием “Родина” обеспечила транспортировку и размещение в новых поселениях. Переселение, однако, было плохо организовано, а новые жилища, зачастую, были намного хуже, чем в Джавахети. Кроме того, эти села были расположены в юго-западной части Российской Федерации, подвергшейся сильному воздействию радиоактивных осадков в результате аварии на Чернобыльской АЭС 1986 года. По причине неблагоприятных условий проживания несколько семейств возвратились в Грузию. Из Дманиси духоборы мигрировали в Россию в основном индивидуально. Не имея поддержки со стороны Российской Федерации, их расселение носило дисперсный характер.

 

4. Традиции Духоборов на Сегодняшний День

В течение советского периода у духоборов не было возможности активно поддерживать свои религиозные традиции. Однако, старшему поколению духоборов удалось сохранить некоторые из этих традиций. Исторически, основой духовных традиций духоборов являлись псалмы. В 1909 году, этнограф Владимир Бронч-Бруевич записал эти устные псалмы, а затем издал их под названием ‘Книга Жизни Духоборов’. Эта книга используется духоборами в Канаде, и в меньшей степени в Грузии. Перед Сталинскими репрессиями экземпляры этой книги хранилась во многих семьях духоборов, проживающих в Грузии, однако в тридцатые года книги стали исчезать. Опасаясь репрессий, их зачастую уничтожали сами духоборы. Поэтому духоборские традиции и их псалмы, в виду сложившихся условий в СССР, сохранялись лишь в устном пересказе. Духоборы, посещающие коллективные воскресные молитвы в Сиротском доме активно пользуются или пересказывают приблизительно лишь 40 из более 100 существующих псалмов. Верующих около 10-15 человек. Их средний возраст довольно высок — моложе 40 лет никого нет. Носят они традиционную одежду. Женщины стоят в правой части комнаты, а мужчины в левой, хотя большинство активных верующих — женщины. Важная часть религиозной церемонии — поклоны. Все участники обряда кланяются друг другу три раза, в знак почитания Святой Троице. Псалмы исполняются также на похоронах и во время прочих религиозных обрядов.Несмотря на то, что воскресные молитвы посещает лишь небольшая часть духоборов, многие заявляют, что являются верующими. При обсуждении духоборских традиций снашими исследователями, молодые духоборы чаще ссылались на рассказы женщин старшего поколения, уклоняясь от выражения собственных мнений. Как отметила одна молодая духоборка: «я действительно мало знаю об этом, но я могу отвести вас к моей бабушке. Она знает все». Каждый из духоборов, однако, знает о том, как важно быть честным, щедрым и трудолюбивым. В разговорах с нами большинство из них ссылались на десять заповедей. Кроме того, они обычно ссылаются и на пророчества прежних предводителей духоборских общин. Многие стараются соблюдать определенные бытовые традиции, присущие исключительно духоборам (например, стирать можно только по средам, пятницам и субботам). Во время похорон и свадеб обрядные традиции соблюдаются особенно строго.Во время бесед об их идентичности несколько духоборов упомянули об одной весьма жуткой легенде. Предположительно, в начале 19-ого столетия, в России, некий православный священник, против воли духоборской общины совершил православный похоронный обряд на похоронах скончавшегося духобора, и даже потребовал от его семьи денег. Духоборы, в знак протеста против православной церкви и ее (по мнению духоборов) лицемерных священников, захоронили священника вместе с гробом. Почти все респонденты упоминали эту историю с гордостью. Видимо легенда символизирует неприятие ими каких-либо посредников между их душами и Богом. «Руки у нас не для того чтобы строить церкви; мы только боремся с нашими душами, дабы исполнить волю Божью», объяснил один религиозный респондент.Гореловская община – самое хорошо сохранившееся духоборское сообщество не только в Грузии, но и во всем постсоветском пространстве. Здесь духоборские семьи заботятся о Сиротском доме, следят за могилами бывших глав их общин (это место духоборы называют могилками) и других местах, которые, как они полагают, являются святыми. Сегодня эти места, к сожалению, не имеют статуса ‘культурных памятников’ Грузии, и если оставшиеся духоборы уедут в Россию, эти исторические места окажутся под угрозой полного и одновременного разрушения. Некоторые из Дманисских все еще посещают общие молебны. Кроме того они создали неправительственную организацию, под названием «Центр русского языка и культуры ИСКРА». Дманиси – многонациональный район, и духоборы в нем хорошо интегрированы. Смешанные браки обычны, дети азербайджанцев, армян, духоборов, и греков ходят вместе в русские школы (хотя детей-духоборов осталось очень мало). В Канаде проживает приблизительно 50 000 духоборов, а в России — 100 000. Иногда эти духоборы навещают своих единоверцев в Грузии. Особенно активны канадские духоборы, которые оказывают материальную помощь. Они, к примеру, помогают проводить текущий ремонт и содержать в исправности здание Сиротского дома. Они также издают журнал “ИСКРА”, где публикуются письма грузинских духоборов. Исторический конфликт между Большой Стороной и Малой Стороной, кажется, забыт грузинскими духоборами и их собратьями в Канаде. Однако существенные культурные различия между канадскими пацифистами и грузинскими духоборами все же имеются. Первые, к примеру, проповедуют вегетарианство и абсолютизм, в Грузии же духоборы служат в армии, любят поохотиться и принимают алкоголь. Проживание в странах с различными государственными идеологическими системами и социально-экономическими условиями, создало существенные социальные различия и между ними. Так описывает встречу с канадскими духоборами одна верующая женщина-духобор: «Традиционная одежда канадцев отличается от нашей. Когда они едят, один/одна из них молится за обеденным столом громким голосом. Мы же молимся тихо и вместе. Они говорят, что никогда не пьют и не едят мяса. Тем не менее, у нас они пили и ели все, чем мы накрывали стол. Но нашу воду не пили; даже воду из наших святых родников».Грузинских духоборов можно было бы считать русской диаспорой, так как они были вынуждены уехать из России в 19-ом столетии. Но с Грузией их связывает слишком многое, чтобы считать их только диаспорой. Конечно, они — русские, но не российские русские. Важной составляющей их идентичности являются территории, вокруг духоборских деревень. Это – места, где их предки жили и боролись против ‘татар’; где они протестовали против царя, сжигая оружие. Тут же находятся Сиротский дом и могила их самого влиятельного лидера, Лукерьи Калмыковой. Четыре горы вокруг Ниноцминдского района некоторые духоборы считают условной границей их родины – «Духобории». Названия этих гор: «Святой Курган, Синий Курган , Иванисов Курганом и Диди Абули. Согласно некоторым из духоборов, Авраам захоронен на вершине Святого Кургана. Некоторые духоборы каждое лето поднимаются на Святую гору, чтобы почтить эту могилу.После Лукерьи Калмыковой, возглавлявшей духоборов в 19 веке, лидерами Гореловской общины были в основном женщины. Обычно пожилые духоборы относятся к коммунистическим временам с ностальгией: «Мы вместе упорно трудились в колхозе. Коллективный рабочий дух был очень хорош; мы ели вместе и делили все с радостью», говорили многие старые духоборы. Коммунальное сельское хозяйство — важная часть традиций духоборов. До начала процесса коллективизации духоборы уже жили общинами, называемыми мирами (см. выше). Земли были распределены в зависимости от размера семейств и разыгрывались по принципу лотереи или жеребьевки, которая проводилась каждые пять лет. Коллективный дух, в ту пору, был очень силен и основывался на принципе — работай или погибай.

newskif.su

Гореловка и духоборы в Грузии: история и фото

В горах Джавахети на юге Грузии есть уникальное место, где жители говорят на чистейшем русском языке и носят старинную национальную одежду, которая передается из поколения в поколение. Здесь, в селе Гореловка, в 40-х годах XIX века поселились духоборы — представители религиозного течения, отрицающего церковную иерархию и гражданскую власть. После массовой эмиграции в 90-х духоборов в Грузии стало намного меньше — около 50 дворов и примерно 135 человек. По словам жителей Гореловки, несмотря на все трудности, они никогда не покинут Святую Землю, где живут уже почти 200 лет.

Регион Самцхе-Джавахети, где расположено село Гореловка, очень сильно отличается от остальной части страны. Одно сплошное высокогорье, величественное и иногда даже грозное. И много, очень много озер. Самое царственное из них — Паравани. Встречаются по дороге и маленькие поселения. Дома в них неказистые, серые. Вид иных из них вызывает чувство безнадежной тоски. Тут не найдешь разбитых перед домом роскошных садов и умилительных палисадников. Растительности мало — климат не располагает. Летом он жаркий и сухой, зимой — холодный и суровый. Столбик термометра иногда опускается до минус 30 градусов. Да и сами дома тут другие.

Озеро Паравани, регион Самцхе-Джавахети

На западе страны дома строят обязательно на сваях. Это добавляет даже самым скромным архитектурным строениям легкость, устремленность ввысь. Здесь, на юге, все наоборот. Человеческие жилища словно врастают в землю, становясь ее продолжением. Верно, говорят, что человеческое жилье отражает не только форму его существования, но и образ мышления. Тут человек вроде как глубже пускает свои корни, крепче прорастает в землю. Может, потому, что суровый климат не оставляет ему выбора. Единственная сельскохозяйственная культура, произрастающая в этом краю беспрепятственно — картошка.

© Sputnik/ Бесик Пипия

Регион Самцхе-Джавахети

Не грузинский акцент

Мы доезжаем до перевалочного пункта — Ниноцминда, центра Ниноцминдского муниципалитета региона Самцхе-Джавахети. Останавливаем машину, выпрыгиваем из нее с особым удовольствием, разводя затекшие от долгого сидения в машине конечности, три часа в дороге.

— Вы из Тбилиси, — говорит нам владелец маленького магазина, он же продавец, он же кассир.

"Вычислить" в тебе не местного тут могут легко. Стоит лишь заговорить на любом другом языке, кроме армянского. Ниноцминда, если можно так выразиться, самый не грузинский район. И хоть и был он основан в XIX веке переселенцами из России — духоборами, воды с тех пор много утекло. Теперь в нем проживает преимущественно армянское население.

Армянская речь на улицах, вывески на армянском языке, машины с армянскими номерами. Отсюда до границы с Арменией рукой подать. До 1991-го город носил другое название — Богдановка. Взрослые люди по старой памяти продолжают называть Ниноцминда Богдановкой. Статус города он тоже получил относительно недавно — в 1991 году. Побродив по широкой центральной улице, запрыгиваем в машину. От Ниноцминда до Гореловки минут 20 езды. Расстояние как от Тбилиси до города Мцхета.

© Sputnik/ Бесик Пипия

Самцхе-Джавахети

Талисман и святые места

На дороге наконец показываются характерные русские дома: низенькие, колоритные, с деревянными ставенками и аккуратным частоколом. Притом, все так натурально, будто ошибся географией. И ты не на юге Грузии, а в самой что ни есть русской глубинке.

© Sputnik / Levan Avlabreli

Село Гореловка в Грузии

Невероятность всему происходящему придает еще одно явление. Здесь живут аисты! Их не два, три или четыре, их очень много! Они вьют гнезда на печных трубах, крышах, телеграфных столбах. Аист как здешний талисман. Какой бы суровой ни выдалась зима и какие бы испытания ни выпадали на его долю, он все равно возвращается с наступлением весны.

© Sputnik / Levan Avlabreli

Село Гореловка в Грузии

Есть в Гореловке одно сакральное место – молельный дом. В него-то мы и направляемся в первую очередь. От остального мира его отделяют традиционные русские ворота. С боковой калиткой и характерным для них навесом. Поначалу кажется, тут обязательно кто-то должен быть. Слишком явственно ощущение человеческого присутствия. Но нет ни души. Тишина и раскиданные по зеленой траве беленые домики с расписными ставнями и сине-зелеными резными наличниками. Если бы не его натуральные размеры, комплекс вполне мог бы сойти за игрушечный городок.

© Sputnik / Levan Avlabreli

Село Гореловка в Грузии

В одном из них – духоборческая молельня. На дверях висит замок. Заглядываем внутрь — там ни традиционных для христианской религии распятий, ни икон, ни свечей — ничего подобного. Духоборы отвергают религиозную символику. Бог, считают духоборы, это внутренний свет, который существует в каждом индивидууме. Бог выражает любовь, поэтому все люди между собой равны. Вот с этой верой в непостижимый, внутренний свет духоборы и приходят сюда. Рассаживаются на длинные скамьи, расставленные вдоль стен, и каются в собственных грехах.

© Sputnik / Levan Avlabreli

Молельный дом в селе Гореловка в Грузии

Русская религиозная группа духоборов появилась во второй половине XVIII века. Духоборы не признавали какую-либо власть, в том числе церковную. Они отказывались платить налоги, проходить обязательную военную службу и не признавали крепостного права. Православная церковь из-за своеобразия в их вероучении полагала, что приверженцы духоборства борются со Святым Духом. А царская власть видела в них потенциальную угрозу для стабильности страны.

Духоборы отрицают первородный грех, веруют в перерождение души, исповедуются только Богу, пост считают воздержанием от злых мыслей и дел, богослужение совершают в комнате.

Одним словом, интересы церкви и правительства сошлись, и духоборов было решено сослать. Кого-то отправили в Сибирь, других на территорию под Мелитополем. Люди осели там и построили несколько сел. Но прошло некоторое время, и духоборы вновь впали в немилость. Перед ними поставили ультиматум: либо они принимают православие, либо переселяются на Кавказ. Предавать веру духоборы не стали и двинулись на Кавказ. Так они и обосновались на Джавахетском нагорье.

© Sputnik / Levan Avlabreli

Село Гореловка в Грузии

Есть рядом с молельней и другое, не менее знаковое для духоборов строение – сиротский дом. Сто с лишним лет назад здесь жили сироты и престарелые. Тут же жила и руководительница общины Лукерья Калмыкова. После ее смерти община распалась на две части — Малую и Большую сторону. Руководители последней группы были представлены крайними пацифистами. Именно они устроили одну из самых известных в истории пацифизма акций – сожжение оружия.

© Sputnik / Levan Avlabreli

Могила руководительницы общины Лукерьи Калмыковой

Представители Малой части, населявшие преимущественно Гореловку, к этой акции не присоединились. Как руководители, так и участники были за это показательно наказаны. Кого-то кинули в тюремные застенки, других сослали в Сибирь. За духоборцев вступился сам Лев Толстой! По одним из источников, гонорар, вырученный за роман "Воскресенье", был потрачен на оплату эмиграции духоборов в Канаду. По другим сведениям на эти средства им была построена школа. Так или иначе, но один из столпов русской литературы принимал самое активное участие в судьбе духоборов.

Общение с Богом и языковой барьер

Колоритных русских домов в Гореловке пока еще много. Только одни из них заколочены, а в других уже живут этнические армяне. Уезжают духоборы из деревни. Хотя есть и такие, кто наоборот возвращается в родные края. Василий Сластухин из их числа. Дом у Сластухина традиционный, русский. С низкими потолками, деревянными полами, русской печью.

© Sputnik / Levan Avlabreli

Село Гореловка в Грузии

— Сам складывал, — не без гордости говорит хозяин, кивая на печь. — Зимой все стружки идут в топку, — улыбается Василий, объясняя, что он слесарь по специальности.

Рассказываю ему о том, что мы, прежде чем нагрянуть к нему в гости, побывали в молельне.

— Мы, как и вы, по воскресеньям на службу ходим, — говорит он. — Только у нас по-другому, мы придем в наш дом, тихонько сядем на лавку и свои неправильные поступки вспоминаем. У нас нет батюшек, священников, наставников. Мы сами с духом боремся, и в этом нам посредники не нужны. Потому и духо-борцы.

© Sputnik / Levan Avlabreli

Житель села Гореловка Василий Сластухин

В молельню духоборы ходят. Но с каждым годом ряды верующих редеют. Не то, чтобы молодое поколение в атеистов превращается, а в селе все меньше народа остается. Народ уезжает на поиски лучшей доли.

— Нас тут 135 человек осталось, — продолжает Василий. — В 90-е многие уехали. От безысходности больше уезжали. Жить-то на что-то надо было. А тогда разруха была, безработица, колхозы расформировали. Второй поток уезжающих из этих мест пришелся на 2000-е. Был момент, когда люди уезжали по программе "добровольного переселения", принятой российским правительством. Уезжали в Тульскую, Брянскую и Тамбовскую области. Так они же не от хорошей жизни бежали. К тому же языка грузинского не знали. Вот смотрите, я уже взрослый человек, мне за 60. А языка грузинского так нормально и не выучил.

© Sputnik / Levan Avlabreli

Жители села Гореловка в Грузии

— У нас все наше население в таком положении, — подключается к нашему разговору супруга Василия Рая. – Я вот и читать умею, и писать. Но речь не понимаю, разговаривать не могу. У нас здесь до 1993-го грузинских школ вообще не было.

— В здешних школах ведь как обучали языку, — продолжат Василий. — Ты, хлопец, сиди тихо, не мешай, а мы тебе за это оценку напишем. Не было заинтересованности у педагога научить тебя государственному языку. В итоге выросло несколько поколений без знания языка. Можно в школе не учить, но на бытовом уровне его хотя бы выучить. Но и тут тупик. Тут на сотни километров ни одного грузина ты бы не нашел. Села вокруг только духоборами заселенные. Откуда взяться знанию языка в таком положении?

© Sputnik / Levan Avlabreli

Жители села Гореловка Василий Сластухин и его жена Рая

Грузия – формула любви

— Я 30 лет живу в Ставропольском крае, — подхватывает наш разговор гостья Василия. – В три месяца раз приезжаю в Грузию. Я в Ахалцихе родилась, а в Гореловке школу заканчивала. Меня вообще в Грузию тянет. Только заезжаю через таможню — и все, воздух свой, родной!

Повисает на некоторое время пауза. И тут в гостиную входит Рая. В руках у нее два маленьких стакана ароматного турецкого кофе, с конфетами на блюдцах.

— Знаете, — возвращается к прерванному разговору хозяин дома, — после того, как наш народ мигрировал из сел, дома же опустели. Так вот в эти осиротевшие дома вселили грузин. В Спасовку, например, аджарцев из высокогорного села Хуло заселили. Они там прижились. А в Гореловку людей из Ахалцихе, Аспиндза, Боржоми. Но у нас ведь тут собачьи условия. И они недолго тут продержались. Удрали.

© Sputnik / Levan Avlabreli

Село Гореловка в Грузии

— Уезжают соседи, близкие, родственники, а вам уехать никогда не хотелось? – спрашиваю я у Василия.

Василий отвечает не сразу. Помедлив, говорит:

— Дети (у Василия две девочки — прим. автора) растут, а какое тут трудоустройство? Вон сарай и скот, все. Сегодня хорошо, а завтра не знаю. Сам я не хочу никуда уезжать. Наездился уже. Родился тут, закончил школу. А в 73 году пошел служить в армию. Но меня забраковали по состоянию здоровья. Я вернулся из столицы домой, в Гореловку. А тут троюродный брат в Феодосию собирается ехать отдыхать. Ну и махнул вместе с ним и задержался там на целых 30 лет. Я в строительстве разбирался, поэтому пошел работать на стройку. Но низкой зарплаты не хватало, и я пошел устраиваться на железную дорогу. Потом грянули тяжелые 90-е годы, и я подался в гастарбайтеры. Семь лет ездил челноком из Украины в Москву. Бывало, заработаешь рубль и не знаешь, выйдешь из всего этого живым или с пробитой головой. Но меня все время тянуло домой. Не знаю, может, потому, что у меня родители остались здесь. Смотреть за ними нужно было. Я приезжал сюда, оставался ненадолго и снова уезжал. У меня там семья уже была. Но меня все равно домой тянуло. Ну, я и решил, все, хватит. Пора домой, в Грузию. Бросил все и решил начать жизнь с чистого листа. Я обычно на машине ездил. И вот заезжаю в Грузию, сердце колотится, слезы на глазах, — тут у него начинают блестеть глаза. Он от этого немного конфузится, замолкает…

Архив

Семейный архив семьи Сластухиных

Посидев еще немного, мы начинаем прощаться с гостеприимными хозяевами дома. Рая провожает нас до ворот. Успевает сказать, что работает в местной школе педагогом. И уже как-то совсем обнадеживающе замечает, что набор в русскую школу в этом году больше, чем в предыдущие годы. Закрывая калитку уже с другой стороны, Рая успевает бросить: "Может, останетесь на обед…? Ну, или чай вместе выпьем…"

© Sputnik/ Valery Melnikov

Потомки духоборцев Мария Сухорукова и Анна Смородина в селе Гореловка в Грузии.

Так, тепло попрощавшись, мы трогаемся в путь. Рая так и остается стоять у ворот, махая рукой отъезжающей машине. При всей своей природной открытости и дружелюбии духоборы жили и продолжают жить общинным строем и остаются, как ни странно, и по сей день закрытыми для всех остальных. Хотя, может быть, эта обособленность от остального мира и спасла от исчезновения их культуру, традиции и религию.

Sputnik Грузия в скором времени продолжит цикл материалов, в которых расскажет о том, как живут духоборы и вернувшиеся в Гореловку жители. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

sputnik-georgia.ru

Куда ушли из Грузии духоборцы: новый проект "Наивных путешественников"

Кто такие "Наивные путешественники"

Поездка "Наивных путешественников" в Сибирь — это больше пятидесяти рассказов, сотни фотографий и видео и множество онлайн-репортажей в соцсетях о жизни латышей в России глазами русских из Латвии.

Успех "Наивных путешественников" у читателей Латвии подтолкнул нас к идее отправить "наивную команду" в Беларусь, чтобы рассказать, как выглядит самая восточная из европейских стран глазами жителей одной из самых маленьких стран Европы. 

Сегодня – время Грузии. В команде "Наивных путешественников" появляются новые авторы, которые расскажут вам о духоборцах, живущих в России и Грузии.

Наша команда — это Алексей Стетюха, журналист, который участвовал во всех поездках "Наивных Путешественников", фотокорреспондент Алексей Тихомиров и журналист Екатерина Минасян.

© Sputnik / Alex Tikhomirov

Журналисты, работавшие над проектом "Наивное путешествие в страну Духоборию"

Духобория: где это и кто там жил

Эта история случилась в конце 80-х годов, когда рушился Советский Союз. На границе Грузии и Армении, тогда еще советских республик, было несколько русских сел. Там на высоте двух тысяч метров над уровнем моря жили духоборцы. Они появились в этих местах 150 лет назад как ссыльные. Император Николай I выселил почти пять тысяч членов этой старорусской секты, отказавшихся перейти в православие, в отдаленные районы империи.

Ссыльные быстро обустроились на новом месте, пустили корни. Девять русских поселений с центром в селе Гореловка местные называли "Духоборией". Этой страны не было на карте – община духоборцев жила замкнуто, держались своей веры, с соседями – грузинами и армянами – не смешивалась. Чем эти люди были известны? В церковь не ходили, оружия в руки не брали, сохранили привычку к общинному труду.

Но в 90-е годы СССР пошел трещинами, в Закавказье власть перешла в руки национальных движений. Духоборцы, почувствовав этнический прессинг, засобирались на историческую родину, в Россию. Первые несколько десятков семей уехали сами, остальных вывозили силами МЧС – вместе со скарбом, воспоминаниями, песнями и священными книгами. Фактически это была первая в истории новой России операция по переселению целой общины из одной страны в другую.

Читайте также: "Духоборцы: кто это? Вопросы и ответы"

Переселение шло тремя волнами: в 1989-1995 годах — в село Архангельское Тульской области, в 1999 — в поселок Мирный Брянской области и в 2007-2008 годах — в поселок Новый. Между первым и последним переселениями прошло 18 лет. В масштабах истории это ничто, мгновение, но за эти годы распалась страна, изменился политический строй и в России, и в Грузии, случилось несколько кризисов, обесценились сбережения, появились новые деньги. Маленькая община буквально попала в эпицентр землетрясения.

В России духоборцы из Грузии живут уже дольше 25 лет. Целое поколение выросло, никогда не видевшее старой "Духобории". Sputnik решил выяснить, что стало с этими людьми на новом месте. Сожалеют ли о том, что оставили свои дома в Грузии? Прижились ли они в России или остались чужаками? Сохранили ли они свою веру и обычаи? Помогла ли им привычка к коллективному труду выжить в 90-е годы? И что стало с теми духоборцами, кто решил остаться в "Духобории".

© Sputnik / Alex Tikhomirov

О жизни духоборцев в Грузии сегодня напоминают только фотографии

Маршрут первый: Гореловка – Архангельское

В шесть утра "Наивные Путешественники" обновленным составом загрузились в машину и направились в сторону Тулы, в поселок Архангельское. На въезде нас встретили, чтобы уже наверняка. Выяснилось, что приехали мы в особенный день. В поселке проходили поминки: годовщина смерти Василия Елецкого, одного из тех, кто стоял у истоков переселения духоборцев из Грузии в Тульскую область.

История духоборцев в конце XX века складывалась сложно. Переселиться из тогда еще союзной республики Грузия в РСФСР они решили за два года до распада Советского Союза. Версий их исхода множество: одни говорили, что причиной послужила национальная рознь, другие ссылались на экономическую разруху.

Напомним предысторию: в Грузии духоборская община долгих 150 лет жила в южных горных районах. Девять сел на территории современного Ниноцминдского района Джавахетии назывались Духоборией – Гореловка, Спасовка, Родионовка, Ефремовка, Орловка и другие. Община жила в этих горах замкнуто, но зажиточно, с другими местными стараясь не смешиваться.

© Sputnik / Maria Tsimintia

Карта Грузии, 1989 год - села, где жили духоборцы

Выезд духоборцев из Грузии в Россию начался в конце восьмидесятых. Первая волна пошла в Тульскую область, в поселок Архангельское.

Через каждые два-три двора люди в Москву уехали

Мы приехали в Архангельское спустя 27 лет после первых переселенцев. Деревня большая. Дома панельные, кирпичных мало.

Заходим в зал. За длинными столами – около сотни человек. Пожилые люди в традиционных нарядах духоборов. Поклонение уже закончилось.

  • Указатель на село Архангельское

    © Sputnik / Alex Tikhomirov

  • Односельчане собрались на поминки. Большая часть – из числа переселенцев.

    © Sputnik / Alex Tikhomirov

  • Во дворе за общественным домом – два больших казана. В одном борщ, во втором лапша.

    © Sputnik / Alex Tikhomirov

  • Мужчины готовят на всех.

    © Sputnik / Alex Tikhomirov

  • Старухи-певчие надели на поминки традиционный наряд, он не часто достается из сундуков

    © Sputnik / Alex Tikhomirov

  • Поминальное угощение

    © Sputnik / Alex Tikhomirov

  • Мясо барана

    © Sputnik / Alex Tikhomirov

  • В прихожей дома одежда гостей

    © Sputnik / Alex Tikhomirov

  • Дом, в котором собрались жители на поминки

    © Sputnik / Alex Tikhomirov

  • Певчие

    © Sputnik / Alex Tikhomirov

1 / 10

© Sputnik / Alex Tikhomirov

Указатель на село Архангельское

На поминки собрались почти все постоянные жители деревни. Большая часть уже переехала отсюда.

— Через каждые два-три двора люди в Москву уехали. Здесь работы на всех нет. Как колхоз умер, так все и закончилось. Предприятия арендовали частники, на работу они местных не берут. Наши на земле только и выживают. А большинство в столице, вахтовым методом работают. Охрана, строители. Неделю там, неделю дома.

Во дворе за общественным домом – два больших казана. В одном борщ, во втором лапша. Готовят на всех.

— Казаны оттуда, с Кавказа привезли. Тут таких нигде не достанешь. – Владимир Пожарский деловито помешивает борщ.

© Sputnik / Alex Tikhomirov

Два больших казана, в одном борщ, во втором лапша

— У нас здесь все. И свадьбы, и поминки, и дни рождения. Все собираются. Вечером родня в молельный дом пойдет.

Владимир переехал в Архангельское в 1992 году. Он из Тимофеевки, это село рядом с Гореловкой.

— Обживались тяжело. Здесь и не было ничего толком. В вагончиках жили. Было несколько домов коренных, остальное уже сами отстраивали.

— За свой счет?

— Нет, материалы поставляли нам. Но строили уже сами.

— А почему вообще решили переехать? Вас гнали?

— Нельзя сказать, что прямо гнали. Давление было. Нам давали понять, что нам тут не рады. На русском не давали разговаривать. Появилась возможность переехать в Тулу. Все-таки – родина, все дела. Не было такого, что каждый сам за себя. Нужно человеку дом построить – все собирались и строили. Потом следующему.

— А сейчас там как? Вы же поддерживаете связь с теми, кто остался?

— Да вроде нормально там сейчас. Никто никого не давит, живут мирно. Раньше там света не было, а сейчас и свет есть, все есть. Так что нормально живут.

Возвращаемся в зал. Застолье идет полным ходом. Старики поют — душевно, многоголосьем. Молодежь беспрерывно курсирует от казанов к столу, принося новые тарелки с борщом и лапшой. На нас никто не смотрит, как на посторонних, подают тарелки.

© Sputnik / Alex Tikhomirov

Бывшие гореловские, ныне архангельские певчие исполняют песню "С молодой девчонкой последний раз прощался"

Когда люди начинают расходиться, выходим следом. На скамейке у входа – импровизированный хор из восьми человек. Шесть женщин и двое мужчин — певчие. Певчие-мужчины среди духоборцев – на вес золота. Говорить по отдельности никто не хочет – стесняются. Поэтому решаем разговаривать со всем хором сразу.

— Как вы тут оказались? Почему переехали?

— Да как: все поехали и мы за ними. Дети наши решили переезжать, а нам куда деваться? Дома там побросали. Строили-строили, большие дома, а все оставить пришлось.

— И как вам здесь?

— Хорошо, грех жаловаться. Тут у нас электричество, газ. А там что – там мы кизяк резали, спины гнули. Тут уже на диванах лежим.

— То есть, не было жалко уезжать?

— Да как же не было?.. До сих пор жалко. У нас один дедушка уезжал, в дороге так плохо с сердцем стало, что думали – не доедет. У него там дом был – 16 метров в длину, 11 ширина, баня, сарай.

Здесь, на месте, новоприбывших приняли хорошо. Чем могли – помогали: одеждой, продуктами. Никаких теологических трений тоже не возникало. Первое время, конечно, смотрели недоверчиво, но потом привыкли.

— А как с традициями? Удалось сохранить?

— Как сказать. Собираемся еще иногда, но уже все реже. Вот нас – стайка осталась. Собираемся иногда по воскресеньям, но уже все чаще сами, дома. По одной покукарекаем и все.

— А детей не пробовали приобщать к своей вере?

— Да как их приобщишь? Не хотят и все. Они же упертые. Многие покрестились уже.

Раньше в поселке был староста, духовный руководитель — Василий Гололобов. Человек, который "твердил" псалмы. Когда его не стало, на его место никто не пришел. Когда переселенцы только приехали, у них образовалась община имени Льва Николаевича Толстого – своего рода колхоз. Но после двухтысячного года все начало понемногу распадаться, пока не развалилось окончательно.

© Sputnik / Alex Tikhomirov

В каждом духоборческом поселении есть улица Льва Толстого, сочувствовавшего их движению

— Работы нет, все поуезжали на заработки, чтобы семью кормить. Сюда уже тоже все реже приезжают. Тут же и поликлиники нет. Обещают построить, ждем.

Светлана Иникова: поколения очищали эту землю от камней – и вдруг ее забирают

"Наивные путешественники" еще перед поездкой встретились со Светланой Иниковой, ученым-этнографом, сотрудником Института этнологии и антропологии Российской Академии Наук. Она более 20 лет изучает историю духоборчества на Кавказе и была свидетелем всех волн переселения жителей Духобории в Россию.

courtesy by Svetlana Inikova

Ученый-этнограф, сотрудник Института этнологии и антропологии Российской Академии Наук Светлана Иникова

Рассказывает Светлана Иникова: "Я в первый раз оказалась в духоборческих селах Джавахетии в 1988 году, а второй – в 1989-м. За короткое время, за полгода между двумя приездами там все переменилось. Все забурлило. Начался Карабах. Джавахетия — район, населенный армянами. Карабах вроде бы далеко от них, но местные армяне активно двинулись на помощь своим собратьям. Многие вернулись уже с боевым прошлым, все ходили с оружием. Когда они возвращались домой через Гореловку, духоборцам становилось страшно".

9 апреля 1989 года в Тбилиси советские войска разгнали митинг у Дома Правительства, организованного Звиадом Гамсахурдиа. Обстановка накалилась еще жарче: звиадисты выступали с националистическими лозунгами, в том числе антирусскими.

В мае грузинское правительство, чтобы пресечь сепаратизм среди армян Богдановского района, решило вселить туда до тысячи аджарцев-мусульман, пострадавших от селей. Духоборцы же не хотели видеть в своих селах ни тех, ни других, поскольку и грузины, и армяне были для них "чужими", объясняет Иникова.

"Там, в горах, есть проблема – камни из земли выходят. Дети их постоянно убирали с полей, но каждый год все равно выходили эти камни. Представьте, сколько поколений очищали эту землю от камней руками, чтобы можно было пахать и сеять. И вдруг эту землю у тебя забирают…", — говорит она.

И эти страхи, и то, что у них стали земли отбирать, и слухи, что их чуть ли не резать собираются, и Гамсахурдия с его лозунгом "русские – оккупанты" – всё совпало.

Светлана Иникова рассказывает, как она оказалась втянута в историю духоборцев: "В 1989 году я привезла письмо духоборцев Гореловки в подотдел по национальной политике ЦК КПСС. Возможно, там были напуганы Карабахом, но через три дня меня пригласили на разговор. Я не ожидала такой оперативности. В свое время наш институт работал в Карабахе, была написана большая докладная записка о том, что там зреет. Но ее положили под сукно и достали только тогда, когда рвануло".

Все переселенцы в Россию были жителями одного, самого большого села – Гореловки. Духоборцы, уехавшие из других селений, разъехались по России. Но и гореловские поначалу думали, что поедут все вместе. И искали такое место, где можно было даже объединенный сельсовет сохранить.

"Они колхозом жили не только при советской власти. Дело даже не в том, что советский это колхоз или община, — это коллективный труд. Духоборцы — хорошие предприниматели, но коллективизм у них в крови: работать всем скопом, хоронить всем селом", — объясняет этнограф.

Но одно дело — говорить о переселении, и совсем другое – решиться вот так, добровольно, покинуть родину, дом, могилы родителей и святые места, среди которых прошла вся жизнь. Гореловка раскололось на два лагеря – сторонников и противников переселения. По разные стороны баррикад оказались соседи, лучшие друзья и даже родственники. Началось брожение.

"И тогда молодые ребята, которых и за лидеров никто не считал, взяли на себя инициативу: 28 человек в октябре 1989 года первыми приехали в Россию и начали строительство на новом месте. А потом к ним стали подъезжать семьи", — рассказывает Иникова. Первая волна была самая массовая – примерно 700 человек, и уезжали они с наибольшими потерями.

Многие заселяли семьи в России и возвращались продавать дома. Некоторые приезжали – а в их домах уже кто-то жил. Покупатели сбивали цены, и продажа домов растягивалась на несколько лет. Полностью продать или вывезти всю мебель, утварь, вещи, припасы было невозможно, поэтому оставшееся имущество шло как бесплатное приложение к дому, раздавалось или растаскивалось. "И поскольку переселения колхозом, как это было задумано, не получилось, то переселенцы ничего из коллективного имущества не получили", — вспоминает Иникова.

Алексей Батурин: Мы никого силой не удерживаем

В этом году Алексей Алексеевич Батурин с супругой Любовью отметят 55-летие совместной жизни. Сам он 1939 года рождения. Из Гореловки выехали 15 апреля 1990 года, ехали два дня. Вещи отправили грузовиками, сами выехали поездом. Именно тогда, на волне первого переселения, в Гореловке начался раскол.

— Когда только решили переезжать, был созван общий сбор. Дело-то серьезное. Сначала все были за переезд. А когда до дела дошло, начались сомнения. Кто-то хочет, кто-то не хочет. Но уезжали без скандалов.

© Sputnik / Alex Tikhomirov

Алексей Алексеевич Батурин с женой

— А здесь вас как местные приняли?

— Хорошо. Их здесь мало было. Мы практически полностью деревню заняли. Поначалу они нас духоборами называли, но я их переучил. Стали духоборцами звать.

— Стоп. А в чем разница?

— Духоборы — это нехорошее слово. Если меня так назовут, то я сильно обижусь.

Пожалуй, это единственное, что может обидеть духоборца.

Алексей Алексеевич с женой так ни разу и не приезжали в Гореловку с момента переселения. За 27 лет о родном селе узнавали лишь по рассказам тех, кто ездил.

— Хотелось съездить?

— Конечно, хотелось. Но далеко это, дорого.

— А ни разу не казалось: зря уехали?

— Такого, чтобы жалели — не было. Жаль хозяйство. Мы же там оставили все. Дома добротные, которые мы продали за полцены. Здесь все пришлось заново поднимать. Но сейчас уже что: сейчас все подняли, живем.

Молодых в Архангельском почти не осталось. Приезжают в гости, на праздники. Большинство перебралось в Москву, кто-то в Тулу. Духоборцами себя не считают.

— Не обидно, что так?

— Обидно, конечно. Но никто ничего не может сделать. Нам нечего им предложить. Нет. Они и крестятся уже, и женятся на православных. Мы никого силой не удерживаем.

© Sputnik / Alex Tikhomirov

Юлия Елецкая

Юлия Елецкая приехала из Тулы на поминки. Василий Елецкий был ее дедом. Духоборкой она себя не считает. Некрещенная, неверующая.

— Я верю в то, что свыше что-то есть, но я не считаю себя причастной к какой-либо конфессии. Духоборские псалмы тоже не знаю и не учу. Из молитв знаю "Отче наш".

— Не хочется сохранить корни предков?

— У меня нет. Есть молодые девчонки, которые учат псалмы, поют вместе со старшими, но я не хочу.

Юля получила образование юриста, работает в Тульском МФЦ. У нее в сундуке тоже хранятся утирки – традиционные духоборские вышивки, которые достались ей от предыдущего поколения. На ней, видимо, закончится история духоборчества. По крайней мере – в Тульской области.

sputnik-georgia.ru

Духоборцы в России и Грузии: история и фотографии

Екатерина Минасян, Sputnik 

Валерий Калмыков – духоборец. Потомственный. Хотя, стоп, есть ли не потомственные духоборцы? Ну, те, которые обратились в духоборческое вероисповедание впоследствии. Пришел, послуша, и решил стать духоборцем…?

Во время нашего с коллегами пребывания в одной из духоборческих семей в селе Гореловка, куда мы заглянули на огонек, хозяева дома говорили, что это возможно. Говорили даже о том, что необязательно быть для этого русским по национальности. Достаточно поприсутствовать на молитве, во время исполнения псалмов и впустить в себя Бога.

Читайте также: Духоборцы — откуда они пришли в Грузию и что принесли >>>

Валерий утверждает, что духоборцем можно только родиться, и никак иначе. Вообще, погружение в тему духоборчества и проживания духоборцев в Грузии наводит на мысль, что сколько духоборцев, столько и мнений. Единого взгляда на вещи не существует. Иногда высказываются мнения взаимоисключающие. Валерий утверждает, что все дело в отсутствии информации и соответствующих знаний. Мало кто сегодня занимается изучением истории возникновения на профессиональном уровне. Все больше толкованием уже известных фактов из истории. Валерий собирает информацию о духоборцах не первый год. У него есть даже собственный сайт.

Нет вероисповедания – нет нравственного императива

Духоборчество – есть вероисповедание, свой собственный религиозный устав. Если в православии посредником между человеком и Богом выступала церковь, у духоборцев это была община. Она формировала жизненный уклад.

"История духоборов — это во многом история их руководителей, — рассказывает Валерий. — Посмотрев на жизнь и учение их руководителей, мы можем узнать, как развивалось их богословие и к чему оно пришло".

Духоборцы как движение выросли из раскольников беспоповского толка. Вначале среди беспоповцев появилась группа сектантов, которые называли себя "Божьи люди". Многие из "Божьих людей" впоследствии составили новое движение —"духовных христиан". Они считали, что истина, изложенная в Писании, должна обязательно проверяться некой "духовной истиной".

Мы, конечно же, знаем, что любое наше внутреннее духовное побуждение должно проверяться Библией. У "духовных христиан" всё было наоборот. Они очень большое значение придавали совести. Как раз из "Духовных христиан" где-то во второй половине XVIII века выделилось движение духоборцев. Впервые православный архиепископ славянский Никифор назвал их таким именем, утверждая, что они борются против Святого Духа. Название прижилось, и сами духоборцы приняли его, правда, несколько переосмыслив. Они заявили, что борются против сил тьмы силою Духа Святого.

© Sputnik / Alex Tikhomirov

Скамьи вдоль стен занимали во время «поклона» - духоборцы рассаживались и начинали распевать псалмы

Таким образом духоборчество появилось на свет. Поначалу это было весьма разрозненное движение. И первым, кто его возглавил и как-то систематизировал, был Силуан Колесников. Человек простой, но достаточно умный и образованный, хорошо знавший Библию, знакомый с сочинениями западных протестантов. Однако его пристрастия ограничивались мистическим богословием. Он начал проповедовать о том, что надо жить чистой святой жизнью, отвергнуть иконы, кресты, вообще все внешнее, что каким-то образом призвано помогать общению с Богом. Он считал, что эта связь должна осуществляться непосредственно через Духа Святого.

Читайте также: Грузинская Сибирь — как живут последние 150 духоборцев Джавахети >>>

Второй личностью в истории духоборчества был Илларион Побирахин, уроженец села Горелое Тамбовской губернии. В 1775 году он стал руководителем духоборцев, и в это же время появилась идея о "Животной книге". От слова "живот" — жизнь. Побирахин противопоставлял слово печатное слову живому. Он учил, что нужно доверять Богу — истине в своем сердце и разуме. Девиз духоборов того времени: "Напишите во сердцах, возвестите на устах". Они верили, что Библия — Слово Божье, что нужно слушаться её, но слова Библии должны "жить" в сердце верующего, превращаясь в нём через вдохновение свыше в настоящее, живое ненапечатанное слово. Побирахин собрал разрозненные религиозные мысли духоборов в "Животную книгу". Книга эта принципиально не записывалась. Это была своеобразная вторая Библия духоборов — устная. В Советские годы Бонч-Бруевич собрал "Животную книгу" и записал ее.

Третьим духоборческим лидером стал Савелий Капустин. В 1790 году он занял место Побирахина. С этого времени богословие духоборцев постепенно стало утрачивать свою очаровательную простоту. Весьма интересно проследить развитие духоборческих верований. Сначала это было стремление к жизни по заповедям Христа, потом большое внимание стало уделяться внутреннему опыту и внутреннему свету. А в результате, упование на своего лидера и так называемый внутренний свет полностью заслонили собой Библию. Так любое благое дело не может долго оставаться благим, если не основано на Слове Божьем.

© Sputnik/ Валерий Мельников

Село Гореловка в Грузии.

Савелий Капустин был крепким хозяйственником и организатором. Именно он ввёл среди духоборов принципы общинной жизни. Из-за этого моментально прекратился численный рост духоборцев. Они отделились от всего мира. Браки заключались только между "своими", не стало возможности общаться с внешним миром. Имение стало общим, из которого оказывалась помощь только "своим" нуждающимся. Были созданы сиротские дома опять же для "своих". Устоялись свои незыблемые обряды и традиции. Однако такой строгий и скрытный жизненный уклад помог духоборам уцелеть во времена гонений, которые начались как раз во время руководства Савелия Капустина. Многие из духоборцев были отправлены в ссылки.

Страсти поутихли только на время царствования Александра I, а после его смерти возобновились. К сожалению, духоборцы были уже не те прямодушные и искренние верующие. На словах исповедуя любовь к ближнему и веру во Христа, жизнью своей многие отрицали эти святые верования. Библия в большинстве общин была забыта. Люди жили сами по себе. И когда к власти пришел четвертый лидер — Пётр Веригин — движение духоборцев было, мягко говоря, весьма неоднозначно христианским.

© Sputnik / Alex Tikhomirov

Сиротский дом, святыня духоборцев Грузии

"К сожалению, Петр Веригин не стал такой личностью, которая смогла бы направить это религиозное движение в русло веры евангельской, — продолжает Валерий. — Духоборы стали символом русского религиозного инакомыслия, но утратили честь быть религией, основанной на подлинно христианских духовных ценностях".

Нет имущества – нет общины

Принято считать, что конец духоборчеству наступил с развалом Союза. Жили себе духоборцы, не тужили, занимались коллективным трудом, имели общее хозяйство. А развалился советский строй, и наступила разруха в духоборчестве. Они ведь жили общинным строем, сколько себя помнили, задолго до прихода советской власти и другого мироустройства просто не ведали. Но у Валерия другой взгляд на причины развала духоборчества.

"Община развалилась после смерти Лукерьи Калмыковой, — делится мыслями потомок известной духовной предводительницы Лукерьи Калмыковой. — Скрепляющей идеей была община. Она цементировала религиозные отношения. А Лушечка, как ласково называли в народе Лукерью, была для них святой, живой Богородицей. Все, что она сказала, все исполнялось, они из-за нее на смерть шли".

Лукерья Калмыкова, в девичестве Губанова, стала духовным лидером духоборцев после смерти ее супруга, Петра Калмыкова. Именно при ней духоборчество достигло наибольшего расцвета. Она пользовалась среди духоборцев безусловным авторитетом.

© Sputnik / Alex Tikhomirov

А вот рядом с молельней дом, где, как говорят духоборы, жила сама руководительница общины Лукерья Калмыкова. Духоборы почитали ее, как святую.

"Духоборцы выбрали Лукерью себе в лидеры не потому, что у нее были красивые глаза или длинные ноги. А потому, что она обладала высоким интеллектом и была прекрасно образована. Лушечка ушла из жизни в 46 лет, притом при весьма загадочных обстоятельствах. Причины ее смерти до сих пор не изучены. После ее ухода из жизни и начался раздел имущества. Стороны не могли решить, к кому же перейдут общественные деньги, хранительницей которых была при жизни Лукерья. Губанов, ее брат, говорил, что если эти деньги принадлежат Лушечке, но у нее нет детей, значит они переходят к родному человеку, брату. Но был еще и Петр Васильевич Веригин, который был на 20 лет моложе Лукерьи. Он ей нравился, скажем так. Она дала ему образование. И он также претендовал на деньги. Стороны судились семь лет. В конечном итоге, суд вынес решение в пользу Губанова. Этот имущественный вопрос и расколол общину. За время судебной тяжбы судьи и чиновники выкачали из них все деньги. В итоге, это влиятельная религиозная группа раскололась. В общине уже никто практически не понимал, кто прав, кто виноват. И, самое главное, не было духовного лидера, который прекратил бы внутренние распри. Когда происходит брожение, нужен вожак. А его не оказалось. И, как результат, случилась миграция — кто-то уехал в Россию, другие — в Канаду, третьи остались в Грузии".

© Sputnik/ Alexey Tikhomirov

Часть панорамного снимка 1928 года: переселенцы в Канаду

Отток в Канаду начался в 1899 году. Осуществлен он был благодаря помощи русского классика Льва Николаевича Толстого. Гонорар от книги "Воскресение" был направлен именно на эту цель – переезд духоборцев. Вторая партия, которая составила более четырех тысяч человек, выехала в 1922 году в Ростовскую область, на целину. Именно с тем потоком и попали предки Валерия в Ростовскую область, где он и по сей день живет. Правда, с Грузией он связь поддерживает. В селе Тамбовка Ниноцминдского района живет его тетя, одна единственная на все село духоборка.

© Sputnik / Alex Tikhomirov

Житель села Тамбовка

Нет коммерции – нет истории

Духоборчество умирает, традиции предают забвению. Это самое популярное из того, что приходится слышать обычно, когда речь заходит об исчезающей культуре духоборчества. Валерий считает, пока не будет коммерческого подхода к делу, духоборчество будет катиться к закату.

"Я им все время говорю, чтобы выжить, нужно проявлять какой-то коммерческий интерес. Я напечатаю буклеты с фотографиями, историей. Сделаем магнитики с изображением Сиротского дома. Ведь это поможет притоку туристов в край. Я им объясняю, ну, помогу я вам, привезу 500 долларов. Но моя одноразовая помощь не принесет пользы, если вы сами не включитесь, не проявите интереса. И вот они на это говорят, мы религией не торгуем. Так это же вопрос выживания! И что плохого в том, что вы заработаете денег, которые потратите на ремонт сиротского дома?! А тут вы не просто будете с людей деньги брать, вы популяризировать культуру будете. К слову, собрать экскурсию и показать, как делается сыр".

Найти брешь в рассуждениях Валерия вроде бы сложно. Он, между тем, продолжает:

"Последние 25 лет люди из Грузии активно уезжали. А кто уехал? Самый активный, агрессивный, злой, деятельный. Тот, кто не боялся трудностей. Остались те, кто уже зацементировался. Пытаться что-то менять в своей жизни они не хотят. У меня тетка в Тамбовке живет. Дочь зовет ее в Грецию. А она упрямится, не хочет. Привыкла, не может".

© Sputnik / Alex Tikhomirov

Духоборка Любовь Рылькова

В качестве причины исчезновения духоборческой культуры, помимо отсутствия коммерческой жилки и привычки жить по старинке, Валерий называет еще и проблему самоидентификации.

"Я как-то на американском форуме познакомился с парнем по фамилии Саркисян. Спрашиваю его, кто ты по национальности. Отвечает – армянин. Он родился и живет в Америке. Спрашиваю, вы в Армении были, отвечает – нет. Ну, может родители были, тоже нет. Может бабушка приехала в Америку? Нет, говорит, предки приехали в 1855 году. И он даже языка не знает и тем не менее позиционирует себя как армянин. Вы понимаете, тут очень важен момент самоидентификации. А канадского духобора спрашиваешь, кто он, так он отвечает – канадец. Нет знания языка, нет возможности прочесть и понять "Животную книгу" и нет духовных скреп. Сегодняшние представители духоборчества подразумевают под духоборством честную, нравственную жизнь, без вредных привычек, но это не имеет никакого отношения к религии. Это всего лишь правильный образ жизни, не больше".

"Каждый человек проживет только одну — свою собственную жизнь, — пишет Валерий на собственном ресурсе, где постарался собрать всю доступную информацию о духоборцах. – Он проживет ее так, как были сформированы характер, привычки и личные качества человека, которые были заложены его родителями, родственниками и обществом. С высоты прожитых лет станет очевидным, насколько значимым был этот вклад. И тогда каждый человек как личность станет осознавать себя частью, одним маленьким, но очень важным звеном Истории своего рода…"

sputnik-georgia.ru

Интересные места в Грузии или в гости к духоборам

Интересных мест в Грузии много, но особое удивление вызывают неожиданные открытия, например деревни духоборов. В гости к  духоборам мы отправимся по дороге в Вардзию − скальный город, исключительный памятник грузинского Средневековья.

Изучая карту Грузии по направлению к ее южным рубежам у самой  границы с Арменией есть несколько деревень с типично русскими названиями: Спасовка, Гореловка, Орловка…

Сей факт слегка озадачивает. Откуда здесь среди грузинских и армянских поселений эти названия типичные для Центральной России? Разве это простая случайность?

 

Эти сёла — осколки еще одной страницы истории Грузии под названием «грузинская духоборщина». Посетив сёла духоборов, вы откроете малоизвестную Грузию, ещё не затронутую массовым туризмом. А попутно раскроете интересную тему российской истории, связанную с сектами в православии, несколькими царями Российской Империи, писателем Львом Толстым и революционером Бонч-Бруевичем.

Деревни духоборов можно однозначно причислить к интересным местам Грузии. Поселения эти живут своей размеренной, скромной жизнью по сей день. Так давайте познакомимся с жизнью российских духоборов, узнаем историю удивительных, духовно цельных людей, сумевших жить так, как велит сердце, а не предписывают правила или требуют обстоятельства.

Как попасть к духоборам

Вряд ли гости Грузии поедут смотреть на духоборов специально. Живут они далеко, добраться до них сложно, мешают разбитые дороги и холодный климат высокогорного плато.

Проще всего предусмотреть посещение деревни духоборов в рамках двухдневной экскурсии в Вардзию. До древнего города можно добраться двумя путями: через Боржоми или через Цалку.

Как правило, все ездят через Боржоми, так получается быстрее потому, что дорога значительно лучше. Мало кто решается на круговой тур через Ахалцихе, ведь по дороге есть еще столько достопримечательностей и успеть посмотреть все за один день невозможно.

Как раз на дороге Вардзия − Ахалцихе − Цалка и располагаются деревни духоборов, недалеко от грузино-армянской границы. Пустынный степной пейзаж плоскогорья, высокогорное озеро Паравани, монастырь Пока, Дашбашский каньон − вот некоторые интересные места Грузии, достопримечательности, которые встретятся по дороге.

Заказать экскурсию к духоборам  по маршруту:

Кто такие духоборы

Отправляясь в гости к духоборам, неплохо познакомится вкратце с историей появления духоборов в Грузии. Духоборы как особая секта в православии, заявили о себе во второй половине XVIII века. Возникла секта на юге нынешней Украины в среде кубанского и запорожского казачества, но вскоре община духоборов перебралась в Центральную Россию.

Взгляды духоборов были близки мировоззрению английских квакеров и российских хлыстов, и все они сводились к одной главной мысли: человек и Бог не нуждаются в посредниках, они способны вести диалог «напрямую». Не зря первый катехизис духоборам написал Григорий Сковорода — странствующий философ, один из основателей экзистенциализма.

Понятно, что подобная позиция исключала из жизни духобора традиционную церковь. Факт сразу заметили церковные деятели, и приняли учение в штыки. Это они назвали секту духоборами, подчёркивая, что члены общины борются со Святым Духом. Сектанты согласились с подобным названием, говоря при этом, что они, отрицая внешнюю религиозность, являются истинными поборниками духа.

Ссылка за трудолюбие

В Центральной России духоборы задержались недолго. Надо сказать, что их общины всегда выделялись образцовым поведением: духоборы не пьянствовали, не разбойничали и не воровали.

Члены семей духоборов проводили жизнь в кропотливом, праведном труде. В то же время, они были костью в горле официальной церкви. Чтобы избежать очевидного казуса, власти России при Александре I переселили сектантов снова на юг империи, в Крым и украинские степи. Эти земли в то время были незаселёнными,  и осваивать там земли было некому.

Духоборы в кратчайшие сроки совершили почти невозможное! Они подняли в засушливых степях свои посёлки, сделали их процветающими. Царь Александр благосклонно относился к секте. В частности, духоборы были убеждёнными пацифистами, и самодержец согласился освободить их от присяги.

При Николае I ситуация кардинально изменилась. Император поддержал позицию официальной церкви, утверждающей, что пример духоборов «разлагающе» действует на прихожан. Тем более, что задачу свою — освоить новые земли — сектанты к тому времени уже выполнили, и тесное соседство с приехавшими «на готовое» православными крестьянами было опасно.

И пришла в жизнь духоборов новая ссылка на этот раз в Закавказье, на южные окраины Российской Империи в Грузию. Их привезли в Джавахетию — малонаселенный район с прохладным климатом и скудной природой. Джавахетию и сейчас негласно считают «грузинской Сибирью» из-за ранней зимы и дальности от цивилизации.

Примечательно, что духоборы, перебравшись в эти края, сохранили названия сёл, в которых жили в Мелитопольском уезде.

Современность «грузинского духоборства»

На сегодняшний день в Грузии сохранились только крошечные остатки некогда процветающего и богатого духоборского края. Негласной столицей духоборов считается деревня Гореловка, неподалёку от Ниноцминды.

Здесь до сих пор работает молельный дом, где члены общины регулярно проводят собрания, это своеобразный музей духоборов, куда при желании можно попасть. Внутри царит чистота и порядок, обстановка словно застыла в декорациях и атмосфере позапрошлого века.

В настоящее время секта насчитывает 120 членов.

Приехав в гости к духоборам, молельный дом легко найти по несвойственной закавказским народам архитектуре: резным наличникам, ставням, характерным чертам русского дома XIX века.

Ещё одно символическое место — кладбище духоборов, расположенное между сёлами Спасовка и Гореловка. Здесь похоронены многие авторитетные люди секты, причём захоронения датированы преимущественно XIX веком. Несмотря на давность, склепы духоборов отлично сохранились, ведь строились они основательно.

Вот так выглядит молельный дом духоборов сегодня

Со временем почти все духоборы Кавказа эмигрировали в Канаду из-за гонений со стороны официальных властей. Огромную роль в заокеанской эмиграции сыграл Лев Толстой, а один из пароходов сопровождал Бонч-Бруевич, будущий секретарь Ленина.

Есть в окрестностях Гореловки ещё одно священное для духоборов место. Это пещерка, в которой они сожгли своё оружие в знак протеста против призыва в армию. Такие они были пацифисты.

В сёлах духоборов осталось мало духоборских семей. Деревни заселены  преимущественно армянами и азербайджанцами, грузинских семей почти нет.

Духоборы ведут замкнутый образ жизни и не встречают гостей со свойственным грузинам радушием. Для общения с ними надо найти старосту или другое компетентное лицо.

Деревни духоборов  входят в список интересных мест Грузии. Оказавшись в гостях у духоборов,  вы ощутите атмосферу давно ушедшей эпохи, насладитесь естественной патриархальность быта, полюбуетесь необычными постройками и получите много новых эмоций.

Дополнительная информация:

Заказать экскурсию к духоборам  по маршруту:

fototbilisi.ru

ИСТОРИЯ ДУХОБОРОВ В ГРУЗИИ

1. Происхождение Духоборов

Духоборы – это этнические русские, которые на сегодняшний день, проживают в России, на Кавказе и в Канаде. Слово «Духобор», означает 'Борец с Духом'. Впервые, этим словом их назвал Екатеринославский православный архиепископ в 1785 году. Сам архиепископ, также как и православная церковь, полагали, что духоборы боролись против святого духа из-за противостояния между ними и церковными властями. Сегодня духоборы говорят, что они борятся с собственными душами, чтобы соблюдать Десять Заповедей. Традиционно, духоборы отказываются признавать любую мирскую и церковную власть. Согласно духоборам, истинная вера прибывает в сознании, и путь к ней лежит через тяжелый труд, честность и приверженность Десяти Заповедям, среди которых 'Не убей', всегда была одной из самых важных заповедей. Следовательно, для общения с богом, люди не нуждаются ни в каких посредниках (священниках). Они отвергают религиозную символику, церкви, кресты, литургию и изображения, так как они созданы человечеством. Бог - непостижимая сущность, внутренний свет, который существует в каждом индивидууме. Он выражает любовь, и поэтому все люди равны. Грех, согласно Духоборам, не наследуется людьми от рождения, и каждый человек должен раскаиваться в грехах, которые он совершает. В царской России в конце 18-ого столетия, религиозные секты типа духоборов, молоканов, староверов и субботников подвергались гонениям. Российские правители были обеспокоены, что они распространят ересь и совращают 'истинных' христиан. Павел I сначала преследовал сектантов, и затем сослал некоторых из них в Сибирь. По их возвращению в 1801 году, они поселились в поселениях 'Новой России': в Мелитополе, Екатеринбурге и Иркутске. В 1820 году, Царь Николай I заключил, что сектанты дестабилизируют основы современной России: отрицая полномочия религиозных и светских лидеров, отказываясь от военной службы, уплаты налогов и выступая против крепостничества. Кроме того, в 'Новой России' повысился спрос на земельные угодья сектантов. Поэтому в 1839 году сектантам был дан ультиматум: либо они принимают православие, либо переселяются на Кавказ. Большинство из них решило переселитьсяЦарское правительство надеялось, что оказавшись на Кавказе, пацифистам-духоборам придется взяться за оружие, чтобы защищаться от Турок Османов и местных горцев. Этой надежде, конечном счете, было суждено сбыться. В 1839-1845 годах духоборы, населяли два грузинских региона - Джавахети и Дманиси (район Дманиси расположен в наши дни в области Квемо Картли, и был прежде известен как Борчало), а также Кедабек (сегодняшний Азербайджан) и Карс (сегодняшняя Турция). В районе Ниноцминда существовало восемь духоборских деревень: Богдановка (ныне Ниноцминда), Гореловка, Тамбовка, Орловка, Спасовка, Троцкое или Калинино (теперь Самеба), Ефремовка и Родионовка. Всего 495 семейств, включающих 4 097 духоборов, населяли Джавахети,  и до тысячи человек обосновались в сегодняшнем Дманисском районе. В Дманиси духоборы жили в пяти деревнях: Дманиси, Кировиси, Ваке, Гантиади и Ормашени. Переселившись на Кавказ, духоборы и другие сектанты получили ряд преимуществ: они избавились от религиозных гонений, были освобождены от налоговых пошлин и военной повинности. Однако переселение в Джавахети оказалось трудным. В течение шести месяцев путешествия и первых лет поселения, сотни духоборов умерли от голода, эпидемий и нищеты. Климат был суров, не хватало питьевой воды, а отношения с местным населением первоначально были чрезвычайно напряженны. Местные 'татары' (азербайджанцы) обычно разбойничали на дорогах, убивали, устраивали конные набеги и похищали духоборов в рабство, в то время как конфликты с армянами, переселившимися в значительном количестве из Османской империи десятилетием раньше, в основном происходили по причинам землепользования. Русским поселенцам часто выделяли больше земель лучшего качества, чем поселившимся ранее армянам. Между 1840-1880 годами, в местах их поселений духоборам, как трудолюбивым поселенцам, удалось хорошо наладить несколько видов услуг для российской империи: доставку почтовых грузов и пассажирские перевозки, местную мукомольную промышленность и сеть пищевых объектов (трактиры и закусочные). Сектанты также обеспечивали необходимые транспортные услуги, жилье и поставки продовольствия для российских войск во время Крымской кампании (1853-1856) и русско-турецкой войны (1877-1878). Отношение российской администрации к духоборам, таким образом, постепенно изменилось. Духоборы уже воспринимались не как предатели-сектанты, а как особо преданные своей стране колонизаторы. Приспосабливаясь к новым условиям, большинство духоборов, вместо привычного земледелия, стало заниматься животноводством. Имея отдельные собственные хозяйства, они жили в пределах компактных поселений, где и пастбище было общее, и земля регулярно перераспределялась в зависимости от потребностей семей. Такие сообщества называли миром. Если духобор сталкивался с трудностями, например, при сборе урожая, коллективное хранение зерна было в его распоряжении. В случае необходимости, семьи могли получать беспроцентные ссуды от коллективного фонда, который накопился с 1840 года. Когда возникали проблемы с соседями, прежние пацифисты-духоборы, полностью оправдывая надежды царя, создавали вооруженные отряды для самозащиты. К концу 1880 года взаимоотношения между различными этническими поселенцами в районе Ниноцминда успокоились. На экономическом и практическом уровнях духоборы стали больше взаимодействовать с другими поселенцами, особенно с армянами. Хотя некоторые этнические группы имели отдельные социальные структуры и оставались относительно изолированными. Было, например, очень мало смешанных браков и межрелигиозных связей. В то же самое время внутренние отношения в духоборских селах ухудшились. Семейство Калмыковых управляло общиной духоборов в течение нескольких поколений, и духоборы полагали, что Калмыковы были потомками Мессии и поэтому были бесспорными лидерами, которые могли принимать богоугодные решения. Однако к середине 1880 года в семействе Калмыковых не было наследников. Лукерья Калмыкова, после смерти мужа, сама возглавила общину, но так как у них с мужем не было детей, после ее смерти в 1886 году, община духоборов осталась без лидера. Впоследствии борьба за власть вспыхнула между ее братом (Михаилом Губановым) и секретарем (Петром Веригиным). В 1887 году духоборы разделились на так называемую Малую Сторону, возглавляемую Губановым и Большую Сторону, возглавляемую Веригиным. Последний призывал духоборов возвратиться к пацифизму, духовной чистоте и простой жизни, отказаться от потребления мяса, алкоголя, табака, чая и даже сахара. Последователи Малой Стороны главным образом жили в Гореловке и владели домом Калмыковых, или как его называли «Сиротским домом». В Сиротском доме были размещены пожилые духоборы и сироты. Кроме того, это здание имело функцию главного зернохранилища, а также хранилища довольно внушительных коллективных денежных сбережений, которые накопились с 1840 года. Главы духоборских общин были обязаны хранить и беречь коллективное достояние общины. С ростом разногласий между Малой и Большой Сторонами, духоборские коллективные хозяйства стали разрушаться. Духоборы стали делить общие стада, земли и даже семьи. Сторонники Большой Стороны переселялись из Гореловки, в то время как духоборы Малой Стороны направлялись из других деревень в Гореловку. Вскоре население Гореловки состояло только из последователей малой стороны. Спор также распространился на другие поселения духоборов в Карсе, Кедабеке и Дманиси. Тем временем споры по поводу прав собственности на Сиротский дом и содержащееся в нем имущество не прекращались. В конечном счете, вопрос собственности был улажен судом в Тбилиси, в пользу Малой стороны. Обе стороны пробовали заставить местные власти вмешаться в конфликт, но поскольку Большая Сторона становилась все более и более радикальной, власти примкнули к Малой Стороне. Кроме того, для усмирения духоборов, власти применили чрезвычайную меру - сослали Веригина и некоторых из самых близких его сторонников в Сибирь в 1887 году. Одновременно царские власти стали насаждать среди духоборов стандартные элементы административного управления: духоборов стали регистрировать в книгах записей гражданского состояния, стали требовать от них внесения вкладов в общинный зерновойфонд, подчинения закону о всеобщей воинской повинности и прохождения службы в армии (от чего ранее они были освобождены). Ссылка Веригина, и введение более жестких административных мер российскими властями еще более радикализировали Большую Сторону. Последователи Веригина стали раздавать излишки имущества, земли и скота с целью более строгого следования своим религиозным идеалам. В 1895 году Большая Сторона духоборов коллективно отказалась присягать Царю Александру III, устроив религиозную церемонию протеста возле села Орловка, где они сожгли свое оружие. Оружие было также сожжено в Карсе и Кедабеке, но с менее драматичными последствиями. Ответ царских властей был резок: около 300 молодых духоборов, призванных ранее на военную службу, были помещены в дисциплинарные батальоны, а казаки занимали села Большой Стороны, грабя, избивая и насилуя население, тем самым наказывая их за неповиновение властям. Больше 4 000 духоборов Большой Стороны были сосланы в другие грузинские регионы (Осетия, Кахети и Имерети). Многие из них погибли от жары, голода или недоедания. Тем временем, сосланный лидер Большой стороны, Веригин, заручился поддержкой Льва Толстого, который сумел привлечь международное внимание к тяжелому положению духоборов. В результате, в 1899 году, 7 400 духоборов переселились в Канаду. Будучи в Канаде, непокорные пацифисты - духоборы, недолго жили в мире, согласно их верованиям. Подобно Царским властям в России канадские власти отказались мириться с общинными традициями, и довольно анархическим образом жизни русскоязычных духоборов. После того как духоборы отказались помещать своих детей в канадские школы, многих духоборских детей принудительно поместили в школы-интернаты без права какого-либо контакта с родителями. Духоборы были также вынуждены переселяться в новые регионы, так как им не позволяли иметь общинные хозяйства. Духоборы ответили демонстрациями протеста, на которые вышли обнаженными (как знак чистоты). Они также до тла жгли собственные фермы. Некоторые из последователей Веригина решили остаться на Кавказе. В конце 19-ого столетия  в Джавахети проживало приблизительно 10 000 духоборов, включая членов общины Малой Стороны. Малая сторона духоборов продолжала жить в Гореловке, в то время как большинство последователей Веригина остались в остальных 7 селах. Несмотря на репрессивные меры, к 1899 году, оставшиеся духоборы были самыми богатыми поселенцами в Закавказье. Согласно российской статистике того времени 16% населения в Ахалкалакском районе (который в те времена составлял приблизительно весь регион Джавахети), составляли духоборы, которые, при этом, владели 35 % земель, 20 % рогатого скота, 43 % овец и 70 % лошадей. В то время как на душу населения приходилось в среднем 2,32 десятины собственной земли (одна десятина - один гектар), Среди духоборов этот показатель составлял в те годы 5,07 десятин. В 1921-1923 сын Веригина, помог переселить 4 500 духоборов из района Ниноцминда в Ростов-на-Дону Российской Федерации. Сегодня духоборы в Ростовской области не знают историю раскола, который стал причиной их переселения.

2. Духоборы в советские времена

В 30 годах прошлого века, в результате процесса коллективизации в СССР, система распределения сельскохозяйственных земель, существовавшая в духоборских общинах (мирах), была разрушена. Однако большинство духоборов, благодаря их традиционному общинному принципу коллективного землепользования, смогли приспособиться к коммунистической системе. Благодаря столь же традиционной для духоборов трудовой дисциплине, их колхозы вскоре превратились в самые прибыльные хозяйства, специализирующиеся на сыроделии. Большинство населения в духоборских селах все еще составляли сами духоборы, хотя в некоторых из них проживали и несколько армянских семей. Даже при том, что с 1930 года духоборы не могли совершать свои религиозные обряды, их этно-религиозная группа оставалась самоизолированной в этихвосьми селах. Формальных предводителей духоборская община уже не имела, однако верующие тайно собирались на воскресные молитвы. Явно религиозных духоборов депортировали. Согласно одному респонденту, в 1930 году, только из села Гореловка, было выслано 18 духоборов. Сиротский дом в Гореловке использовался как хранилище зерна для колхоза. В Гореловке, председателями колхоза и других официальных структур были духоборы, но в селах Орловка, Ефремовка и Спасовка, председателями колхозов были в основном армяне, что указывает на то, что Гореловская община была более сплоченной и защищенной даже в советское время. К концу 1980х годов началась новая волна переселения, на сей раз в Россию. Одним из главных инициаторов этого процесса переселения была Мария Углова, председатель Спасовского колхоза. Духоборы, которые уехали с Угловой, переселились в Тульскую область. Остальные же, главным образом поселились в Тульской, Ростовской областях и в Ставропольском крае. С 1979 по 1989 год количество духоборов в Ниноцминдском районе уменьшилось от 3 830 до 3 165, а в Дманисском - от 691 до 571. Большинство из 785 русских духоборов переселились в Россию во времена перестройки. К середине 1990х годов приблизительно 1 400 духоборов оставались в Грузии, из них 50 проживали в Дманиси. В Россию духоборы переселялись по нескольким причинам. В течение последних лет перестройки и распада Советского Союза в Грузии царил хаос. Кроме того, в стране набирала силу националистическая политика грузинского правительства. Пришедшие к власти политики во главе со Звиадом Гамсахурдия, пропагандировали этническую нетерпимость и шовинизм. Одним из проявлений такой политики явился факт замены русскоязычных топонимов, использовавшихся ранее, грузинскими. Богдановка, например, превратилась в Ниноцминда ('город Святой Нины'), Троцкое стало Самеба ('Троица' - на грузинском) и так далее. Дополнительной мотивацией к отъезду в Россию стали вспыхнувшие в Грузии гражданские войны, из-за которых пребывание в Грузии для большинства духоборов стало небезопасным. В то же самое время, военизированная организация “Джавах”, фактически взяла под контроль регион Джавахети. Другим важным фактором стал интерес, проявленный к духоборам со стороны России. Российские этнографы и националисты, посещавшие духоборские села, призывали духоборов переселяться в Россию, аргументируя свои призывы преимуществами переселения, а в некоторых случаях даже приглашали духоборов посетить и воочию увидеть села, в которые они могли переселиться. Так организация под названием “Родина” обеспечила транспортировку и размещение в новых поселениях. Переселение, однако, было плохо организовано, а новые жилища, зачастую, были намного хуже, чем в Джавахети. Кроме того, эти села были расположены в юго-западной части Российской Федерации, подвергшейся сильному воздействию радиоактивных осадков в результате аварии на Чернобыльской АЭС 1986 года. По причине неблагоприятных условий проживания несколько семейств возвратились в Грузию. Из Дманиси духоборы мигрировали в Россию в основном индивидуально. Не имея поддержки со стороны Российской Федерации, их расселение носило дисперсный характер.

 

4. Традиции Духоборов на Сегодняшний День

В течение советского периода у духоборов не было возможности активно поддерживать свои религиозные традиции. Однако, старшему поколению духоборов удалось сохранить некоторые из этих традиций. Исторически, основой духовных традиций духоборов являлись псалмы. В 1909 году, этнограф Владимир Бронч-Бруевич записал эти устные псалмы, а затем издал их под названием 'Книга Жизни Духоборов’. Эта книга используется духоборами в Канаде, и в меньшей степени в Грузии. Перед Сталинскими репрессиями экземпляры этой книги хранилась во многих семьях духоборов, проживающих в Грузии, однако в тридцатые года книги стали исчезать. Опасаясь репрессий, их зачастую уничтожали сами духоборы. Поэтому духоборские традиции и их псалмы, в виду сложившихся условий в СССР, сохранялись лишь в устном пересказе. Духоборы, посещающие коллективные воскресные молитвы в Сиротском доме активно пользуются или пересказывают приблизительно лишь 40 из более 100 существующих псалмов. Верующих около 10-15 человек. Их средний возраст довольно высок - моложе 40 лет никого нет. Носят они традиционную одежду. Женщины стоят в правой части комнаты, а мужчины в левой, хотя большинство активных верующих - женщины. Важная часть религиозной церемонии - поклоны. Все участники обряда кланяются друг другу три раза, в знак почитания Святой Троице. Псалмы исполняются также на похоронах и во время прочих религиозных обрядов. Несмотря на то, что воскресные молитвы посещает лишь небольшая часть духоборов, многие заявляют, что являются верующими. При обсуждении духоборских традиций снашими исследователями, молодые духоборы чаще ссылались на рассказы женщин старшего поколения, уклоняясь от выражения собственных мнений. Как отметила одна молодая духоборка: "я действительно мало знаю об этом, но я могу отвести вас к моей бабушке. Она знает все". Каждый из духоборов, однако, знает о том, как важно быть честным, щедрым и трудолюбивым. В разговорах с нами большинство из них ссылались на десять заповедей. Кроме того, они обычно ссылаются и на пророчества прежних предводителей духоборских общин. Многие стараются соблюдать определенные бытовые традиции, присущие исключительно духоборам (например, стирать можно только по средам, пятницам и субботам). Во время похорон и свадеб обрядные традиции соблюдаются особенно строго. Во время бесед об их идентичности несколько духоборов упомянули об одной весьма жуткой легенде. Предположительно, в начале 19-ого столетия, в России, некий православный священник, против воли духоборской общины совершил православный похоронный обряд на похоронах скончавшегося духобора, и даже потребовал от его семьи денег. Духоборы, в знак протеста против православной церкви и ее (по мнению духоборов) лицемерных священников, захоронили священника вместе с гробом. Почти все респонденты упоминали эту историю с гордостью. Видимо легенда символизирует неприятие ими каких-либо посредников между их душами и Богом. "Руки у нас не для того чтобы строить церкви; мы только боремся с нашими душами, дабы исполнить волю Божью", объяснил один религиозный респондент. Гореловская община – самое хорошо сохранившееся духоборское сообщество не только в Грузии, но и во всем постсоветском пространстве. Здесь духоборские семьи заботятся о Сиротском доме, следят за могилами бывших глав их общин (это место духоборы называют могилками) и других местах, которые, как они полагают, являются святыми. Сегодня эти места, к сожалению, не имеют статуса 'культурных памятников' Грузии, и если оставшиеся духоборы уедут в Россию, эти исторические места окажутся под угрозой полного и одновременного разрушения. Некоторые из Дманисских все еще посещают общие молебны. Кроме того они создали неправительственную организацию, под названием «Центр русского языка и культуры ИСКРА». Дманиси – многонациональный район, и духоборы в нем хорошо интегрированы. Смешанные браки обычны, дети азербайджанцев, армян, духоборов, и греков ходят вместе в русские школы (хотя детей-духоборов осталось очень мало). В Канаде проживает приблизительно 50 000 духоборов, а в России - 100 000. Иногда эти духоборы навещают своих единоверцев в Грузии. Особенно активны канадские духоборы, которые оказывают материальную помощь. Они, к примеру, помогают проводить текущий ремонт и содержать в исправности здание Сиротского дома. Они также издают журнал “ИСКРА”, где публикуются письма грузинских духоборов. Исторический конфликт между Большой Стороной и Малой Стороной, кажется, забыт грузинскими духоборами и их собратьями в Канаде. Однако существенные культурные различия между канадскими пацифистами и грузинскими духоборами все же имеются. Первые, к примеру, проповедуют вегетарианство и абсолютизм, в Грузии же духоборы служат в армии, любят поохотиться и принимают алкоголь. Проживание в странах с различными государственными идеологическими системами и социально-экономическими условиями, создало существенные социальные различия и между ними. Так описывает встречу с канадскими духоборами одна верующая женщина-духобор: "Традиционная одежда канадцев отличается от нашей. Когда они едят, один/одна из них молится за обеденным столом громким голосом. Мы же молимся тихо и вместе. Они говорят, что никогда не пьют и не едят мяса. Тем не менее, у нас они пили и ели все, чем мы накрывали стол. Но нашу воду не пили; даже воду из наших святых родников". Грузинских духоборов можно было бы считать русской диаспорой, так как они были вынуждены уехать из России в 19-ом столетии. Но с Грузией их связывает слишком многое, чтобы считать их только диаспорой. Конечно, они - русские, но не российские русские. Важной составляющей их идентичности являются территории, вокруг духоборских деревень. Это – места, где их предки жили и боролись против 'татар'; где они протестовали против царя, сжигая оружие. Тут же находятся Сиротский дом и могила их самого влиятельного лидера, Лукерьи Калмыковой. Четыре горы вокруг Ниноцминдского района некоторые духоборы считают условной границей их родины – «Духобории». Названия этих гор: «Святой Курган, Синий Курган , Иванисов Курганом и Диди Абули. Согласно некоторым из духоборов, Авраам захоронен на вершине Святого Кургана. Некоторые духоборы каждое лето поднимаются на Святую гору, чтобы почтить эту могилу. После Лукерьи Калмыковой, возглавлявшей духоборов в 19 веке, лидерами Гореловской общины были в основном женщины. Обычно пожилые духоборы относятся к коммунистическим временам с ностальгией: "Мы вместе упорно трудились в колхозе. Коллективный рабочий дух был очень хорош; мы ели вместе и делили все с радостью", говорили многие старые духоборы. Коммунальное сельское хозяйство - важная часть традиций духоборов. До начала процесса коллективизации духоборы уже жили общинами, называемыми мирами (см. выше). Земли были распределены в зависимости от размера семейств и разыгрывались по принципу лотереи или жеребьевки, которая проводилась каждые пять лет. Коллективный дух, в ту пору, был очень силен и основывался на принципе - работай или погибай.

Автор статии - Хедвиг Лом; Исследование Вопроса Земельной Собственности и Межэтнических Отношений в районе Ниноцминда. Европейский центр по делам меньшинств, рабочий доклад #35. Ноябрь 2006 г.

www.dzeglebi.ge

Кавказский Узел | Последние дни духоборов в Грузии

Большая белая буханка хлеба, которую хозяйка только что достала из настоящей русской печи, лежала на столе в окружении сыра, помидоров и сметаны. Откуда ни возьмись появилась бутылка самогона.

"Нет, мне не наливай", - засмущалась 75-летняя тетя Нюра, но рюмку взяла и сразу же сказала тост: "Ваше здоровье! Если будет здоровье, так и все будет. А если нет..."

Ее перебила соседка Настя: "Хочется только, чтобы Бог оставил тут хотя бы горсточку людей. А то если все уедут, то что будет со всем этим?"

"Выпьем за наш уголочек, за наши горы..."

Сестра Насти живет в Тульской области, а дети Нюры - в Крыму, в станице Цветочная. Сами же они - в деревне Гореловка на юге Грузии. Почти все русские жители Гореловки имеют близких родственников в России, и почти все готовы эмигрировать.

Гореловка - деревня, где живут духоборы. Еще 15 лет назад духоборы заселяли восемь деревень, однако сейчас из общины, насчитывавшей до семи тысяч человек, осталось менее семисот.

Духоборы - этнические русские, представители редкой секты православного христианства, были выселены на Кавказ в середине девятнадцатого века, после русско-грузинской войны.

Они не признают церкви и священников, полагая, что душа каждого человека является храмом. Духоборы не поклоняются кресту и иконам и не признают церковных таинств.

Они считают, что живой Иисус Христос переселился в богоизбранных - в духоборов. Сама жизнь каждого духобора должна служить примером для других, ибо в нем царит любовь, радость, миролюбие, терпение, вера, смирение и воздержание.

В конце девятнадцатого века, познакомившись с идеями великого писателя Льва Толстого, духоборы отказались служить в армии царской России. А в 1895 году они собрали все имеющееся у них оружие и сожгли.

"Духоборы сложили оружие в большую груду и зажгли, - рассказывает лидер общины духоборов Грузии Татьяна Чучмаева, - и когда правительство вызвало казаков, они стояли вокруг костра, взявшись за руки, и пели псалмы и миролюбивые песни. А казаки их били плетьми".

Многие участники акции были репрессированы, около пятисот семей сослали в Сибирь. Однако Льву Толстому с помощью английских квакеров удалось организовать переселение духоборов в Канаду, где они были освобождены от воинской службы.

Однако многие остались в Грузии. Пережив коллективизацию и раскулачивание, преследования за религиозные убеждения в советские времена, они массово эмигрируют из независимой Грузии.

Согласно данным двух переписей населения, 1989 и 2002 годов, из 340 тысяч русских, живших в Грузии в 1989 году, через тринадцать лет осталось меньше одной десятой - около 32 с половиной тысяч. Мало осталось в стране греков, украинцев, осетин и абхазов. Почти в два раза сократилось количество армян.

По словам Федора Гончарова, председателя Гореловского сельсовета, первая волна эмиграции прошла в 1989-1991 годах и охватила около половины всего духоборского населения региона.

Выдвинутый во время правления первого президента независимой Грузии Звиада Гамсахурдия тезис "Грузия для грузин" был воспринят национальными меньшинствами как сигнал о неизбежности эмиграции.

В конце восьмидесятых в Тбилиси был создан Фонд Мераба Костава, призванный "огрузинить" страну, и, в частности, провинцию Самцхе-Джавахети, на юге которой более девяноста процентов населения были армяне. Остальные, за небольшим исключением, русские. То есть духоборы.

Фонд Мераба Костава купил около двухсот духоборских домов. Туда заселили грузин, обеспечив их одеждой и деньгами.

Однако эксперимент не удался. "Они не выдержали наших условий и сбежали отсюда через год, - рассказал журналист из Ниноцминда Константин Варданян, - первую зиму топили углем и дровами, которые оставил им фонд. Потом, когда уголь кончился, они жили в одной комнате, а в соседних разбирали пол и топили. Когда настала весна, все уехали".

Местных армян обеспокоила такая активность Тбилиси.

"Был страх, что в результате активного переселения грузин в приграничную полосу, армяне окажутся отрезанными от Армении", - объясняет Карине Ходикян, известный армянский писатель, уроженка Ахалкалаки.

И чтобы противостоять этому, Комитет "Джавахк", созданный в конце восьмидесятых в Ахалкалаки, стал также скупать дома у духоборов. "Это была прямо конкуренция какая-то, - говорит Константин Варданян, - Комитет "Джавахк" закупал дома для армян, чтобы их не закупали грузины".

Так в русских селах оказывалось все больше армян. И армянам нравилось духоборское соседство: "Ахалкалакцы всегда предпочитали покупать масло, творог, сыр и прочие молочные продукты у духоборов. - вспоминает Карине Ходикян, - Это было знаком уважения к ним, к их чистоплотности и аккуратности".

Но после падения Советского Союза у армян возникло чувство зависти. Вот как объясняет происходившее Константин Варданян: "Армяне видели, что духоборская община в Гореловке сама себя финансировала. Говорили, что ей помогали канадские духоборы". На фоне надвигавшейся разрухи жизнь духоборов казалась упорядоченной, спокойной, обеспеченной.

Армяне из высокогорных деревень, где условия жизни много хуже, чем в Гореловке, стали переселяться в дома, купленные Комитетом "Джавахк". К ним стали прибавляться переселенцы из Армении, жившие раньше в Гюмри и окрестных деревнях - регионе, почти полностью разрушенном землетрясением 1988 года.

Они стали покупать землю, что вызвало крайне отрицательную реакцию духоборов. Вот как комментирует это Федор Гончаров: "Они покупают землю, а мы против. Вот и возникают споры, скандалы".

Будучи людьми предприимчивыми, армяне стали открывать магазинчики, создавать цеха по производству сметаны, масла и сыра - традиционных продуктов крестьян-духоборов. Молоко для этого производства закупают у духоборов. Те же, в свою очередь, недовольны закупочными ценами:

"Армяне закупают у нас в селе молоко. - говорит Федор Гончаров, - Потом сыр делают, возят в Тбилиси, продают. Платят всего 30 тетри за литр (около 15 центов), а за литр солярки мы отдаем 70-80".

Духоборы по-разному относятся к армянам, жившим с ними еще в советское время, и к недавним переселенцам.

Для жителей Гореловки вновь приезжие ассоциируются с жителями деревни Пога, расположенной в том же Ниноцминдском районе на высоте более 2200 метров над уровнем моря.

"Наши дети не хотят здесь жить. - говорит Ольга Ларина, - Обижают их погинцы. Не хочется национальный вопрос поднимать, но фактически это так. Дети не хотят выходить на улицу. Погинские их постоянно унижают, велосипеды отбирают".

Сами приезжие объясняют свое переселение тем, что в Поге жизнь была совершенно невыносима. Андраник Адамян - один из них: "Мы из Поги, переехали потому, что дороги там нет совсем - зимой из-за снега закрывается, по пять-шесть месяцев мы от мира отрезаны. В Поге света нет, а здесь Армения свет дает. Природа здесь красивая. Там очень трудно было дом построить, а здесь дома задешево продавали".

Журналист Константин Варданян считает, что неприязнь, существующая между духоборами и армянами, не настолько велика, чтобы заставить духоборов массово покидать свои места. "Но, в общем, я могу сказать, что это способствовало тому, что духоборы стали покидать наши края", - говорит Варданян.

На фоне напряженных отношений между духоборами и армянами, началась вторая волна эмиграции, которая проходила под патронажем российских властей.

В декабре 1998 года премьер-министр России (им тогда был Евгений Примаков) подписал Указ о помощи грузинским духоборам. Специальное постановление приняла Дума. Переселению помогала Международная Организация Миграции (IOM), а министерство по чрезвычайным ситуациям выделило автобусы.

29 января 1999 года духоборы под руководством тогдашнего лидера общины Любы Гончаровой двинулись в путь, конечным пунктом которого была Брянская область. За ними потянулись отдельные семейства. Сейчас, по оценкам Татьяны Чучмаевой, в Гореловке и соседних деревнях осталось меньше семисот духоборов. Многие их них хотят уехать. Они обратились в посольство России с просьбой помочь им в отъезде.

Желание эмигрировать объясняют двумя основными факторами. Во-первых, это революция роз и приход к власти Михаила Саакашвили, а во-вторых, слух о том, что в Грузии закроют все негрузинские школы.

"Приход к власти Саакашвили всех пугает, - говорит Чучмаева. - Все в панике. Люди видят, что в Осетии происходит, и боятся".

"Вот сейчас встал вопрос о том, что школы на грузинский язык перевести... И это пугает. Паника идет, что в школах с 2006 года основные предметы переводят на грузинский язык, а наши дети не смогут учиться".

Министр Грузии по делам беженцев и переселению Этер Астемирова об этом говорит: "Главная причина, по которой они уезжают, насколько мне известно, заключается в проблемах с местным армянским населением. Что касается их опасений относительно грузинского языка и школ, то они не имеют никакого основания".

По словам Астемировой, государство придерживается в этом деле полностью нейтральных позиций. Духоборам не помогают "ни уезжать, ни оставаться", - сказала она. "Если есть какая-то проблема, мы попытаемся решить ее... А пока что не знаю - о духоборах у нас нет никакой информации ".

Советник по науке и культуре посольства России в Грузии Василий Корчмарь говорит, что желание духоборов уехать из Грузии также следует объяснять экономической ситуацией в стране и сложностями в отношениях Грузии с Россией.

Света Гончарова считает, что для молодежи в России жизнь лучше, чем в Гореловке: "Жалко уезжать, но что делать? В России для молодежи условия. И дискотеки, и всякое увеселение есть. А у нас ничего нету. У нас одни армяне, выйдешь на улицу - в рожу дадут".

Марк Григорян

Опубликовано 26 сентября 2004 года

www.kavkaz-uzel.eu


Смотрите также