Азербайджан и грузия


Азербайджано-грузинские отношения — WiKi

Азербайджано-грузинские отношения

Истоки

В Грузии живут 294,761 азербайджанцев, тем самым являясь крупнейшими меньшинством Грузии, и составляют 6,7 % населения страны. Большое количество азербайджанцев исторически проживает в Квемо Картли, Кахети, Шида Картли и Мцхета-Мтианети. Существует также большая азербайджанская община в Тбилиси.[2] Грузинские меньшинства в Азербайджане являются менее значительными, однако многие этнические азербайджанцы являются гражданами Грузии.

История

Грузия и Азербайджан поддерживали достаточно теплые отношения с тех пор как впервые стали независимыми государствами в 1918 году. 16 июня 1919 года Азербайджанская Демократическая Республика и Грузинская Демократическая Республика подписали первый оборонительный договор против белого движения армии генерала Антона Деникина.[3] Несмотря на территориальный спор (Закатальский район) две страны поддерживали мирные отношения в период Гражданской войны в России. Оба государства стали союзными республиками СССР в 1922 году и поддерживали хорошие отношения.

В 1991 году Азербайджан и Грузия восстановили свою независимость а уже 18 ноября 1992 года между двумя странами были установлены дипломатические связи. В попытке сбалансировать региональные интересы, 10 октября, 1997, Азербайджан и Грузия стали двумя из четырёх основателей ГУАМ Организации за демократию и экономическое развитие. Страны широко сотрудничали в региональном развитии энергетики, транспорта и экономических проектов, таких как Баку-Тбилиси-Джейхан, железной дороги Карс-Тбилиси-Баку, ТРАСЕКА, ОЧЭС. Региональные военные и охранный альянс Грузии и Азербайджана сотроудничают с НАТО ради мира и общей защиты нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, которая доставляет нефть в Турцию.

В январе 2008 года, когда по неизвестным причинам Грузия осталась без газа и электричества Азербайджан оказал помощь Грузии. Президент Грузии Михаил Саакашвили в опубликованном в специальном номере журнала «The Business Year» — «The Business Year — Azerbaijan 2011», посвящённом 20-летию независимости Азербайджана так отозвался об этом случае:

В январе 2008 года, когда Грузия осталась без электричества и газа по причинам, до сих пор мне не понятным, Азербайджан оказал помощь грузинскому народу в ту холодную зиму, даже несмотря на то, что пришлось сократить поставки газа собственному населению.

Грузия никогда не забудет эту помощь азербайджанского народа. Мы не забудем эту помощь потому, что она была оказана в самое сложное для грузин время. И это не только результат стратегического партнерства, но и символ нашего братства. По сути, мы основали конфедеративные связи. Между нашими странами нет никаких проблем.

— Михаил Саакашвили[4]

У Грузии с Азербайджаном имеется общая государственная граница протяженностью 446 километров, треть которой все ещё не делимитирована. Двусторонняя грузино-азербайджанская межправительственная комиссия по делимитации и демаркации государственной границы была создана ещё в 1996 году. В течение 15 лет её деятельности было осуществлено почти 70 процентов работы по уточнению границы, но с 2007 года в процессе проведения делимитации возникли препятствия.

Официальный Тбилиси считает спорными территории комплекса Давид Гареджи и села Эрисимеди. Азербайджан считает, что монастырь является памятником албанской культуры. Этот вопрос стал довольно болезненным и для грузинского общества ввиду большой культурно-исторической и духовной ценности монастыря.

Экономическое сотрудничество

  Экспортные маршруты поставки нефти и газа из Азербайджана через Грузию

Азербайджан и Грузия тесно сотрудничают в экономической сфере. Основные экспортные маршруты поставки из Азербайджана нефти и газа проходят через территорию Грузии по нефтепроводу Баку—Тбилиси—Джейхан и Баку—Супса и газопроводу Баку—Тбилиси—Эрзурум.

Сегодня стороны реализуют совместный проект по открытию железнодорожного сообщения по маршруту Баку-Тбилиси-Карс, в рамках которого Азербайджан предоставил Грузии кредит в 775 миллионов долларов.

Компания SOCAR (Госнефтекомпания Азербайджана) принимает активное участие в энергетическом рынке Грузии.

Азербайджан сохраняет вторую позицию в списке крупнейших торговых партнеров Грузии. Грузия экспортирует в Азербайджан цемент, локомотивы и другие транспортные средства, минеральные и химические удобрения, минеральные воды, спиртные напитки, стекло и стеклянные изделия, а также лекарственные средства. Азербайджан в свою очередь экспортирует в Грузию нефть и нефтепродукты, природный газ, пластиковые изделия, мебель и строительные конструкции.[5]

Военно-техническое сотрудничество

Примечания

См. также

ru-wiki.org

Азербайджано-грузинские отношения - это... Что такое Азербайджано-грузинские отношения?

Отношения между Азербайджаном и Грузией всегда были достаточно теплы, из-за исторически связанных культур и общую границу в Российской империи и СССР. Азербайджан имеет посольство в Тбилиси, Грузия в свою очередь посольство в Баку. Обе страны являются полноправными членами Совета Европы, ОБСЕ, ГУАМ и ЧЭС.

Азербайджано-грузинские отношения

Истоки

В Грузии живут 284,761 азербайджанцев, тем самым являясь крупнейшими меньшинством Грузии, и составляют 6,5 % населения страны. Большое количество азербайджанцев исторически проживает в Квемо Картли, Кахети, Шида Картли и Мцхета-Мтианети. Существует также большая азербайджанская община в Тбилиси.[1] Грузинские меньшинства в Азербайджане являются менее значительными, однако многие этнические азербайджанцы являются гражданами Грузии.

История

Грузия и Азербайджан поддерживали достаточно теплые отношения с тех пор как впервые стали независимыми государствовами в 1918 году. 16 июня 1919 года Азербайджанская Демократическая Республика и Грузинская Демократическая Республика подписали первый оборонительный договор против белого движения армии генерала Антона Деникина.[2] Несмотря на территориальный спор (Закатальский район) две страны поддерживали мирные отношения в период Гражданской войны в России. Когда Азербайджан был оккупирован большевистскими силами в апреле 1920 года, несколько членов азербайджанской политической элиты переехали в Грузию, которую тоже сломили Советы в начале 1921 года. Оба государства стали союзными республиками СССР в 1922 году и поддерживали хорошие отношения.

В 1991 году Азербайджан и Грузия восстановили свою независимость а уже 18 ноября 1992 года между двумя странами были установлены дипломатические связи. В попытке сбалансировать региональные интересы, 10 октября, 1997, Азербайджан и Грузия стали двумя из четырех основателей ГУАМ Организации за демократию и экономическое развитие. Страны широко сотрудничали в региональном развитии энергетики, транспорта и экономических проектов, таких как Баку-Тбилиси-Джейхан, железной дороги Карс-Тбилиси-Баку, ТРАСЕКА, ОЧЭС. Региональные военные и охранный альянс Грузии и Азербайджана сотроудничают с НАТО ради мира и общей защиты нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, которая доставляет нефть в Турцию.

В январе 2008 года, когда по неизвестным причинам Грузия осталась без газа и электричества Азербайджан оказал помощь Грузии. Президент Грузии Михаил Саакашвили в опубликованном в специальном номере журнала «The Business Year» — «The Business Year — Azerbaijan 2011», посвящённом 20-летию независимости Азербайджана так отозвался об этом случае:

В январе 2008 года, когда Грузия осталась без электричества и газа по причинам, до сих пор мне не понятным, Азербайджан оказал помощь грузинскому народу в ту холодную зиму, даже несмотря на то, что пришлось сократить поставки газа собственному населению.

Грузия никогда не забудет эту помощь азербайджанского народа. Мы не забудем эту помощь потому, что она была оказана в самое сложное для грузин время. И это не только результат стратегического партнерства, но и символ нашего братства. По сути, мы основали конфедеративные связи. Между нашими странами нет никаких проблем.

— Михаил Саакашвили[3]

У Грузии с Азербайджаном имеется общая государственная граница протяженностью 446 километров, треть которой все еще не делимитирована. Двусторонняя грузино-азербайджанская межправительственная комиссия по делимитации и демаркации государственной границы была создана еще в 1996 году. В течение 15 лет ее деятельности было осуществлено почти 70 процентов работы по уточнению границы, но с 2007 года в процессе проведения делимитации возникли препятствия.

Официальный Тбилиси считает спорными территории комплекса Давид Гареджи и села Эрисимеди. Азербайджан считает, что монастырь является памятником албанской культуры. Этот вопрос стал довольно болезненным и для грузинского общества ввиду большой культурно-исторической и духовной ценности монастыря.

Экономическое сотрудничество

Экспортные маршруты поставки нефти и газа из Азербайджана через Грузию

Азербайджан и Грузия тесно сотрудничают в экономической сфере. Основные экспортные маршруты поставки из Азербайджана нефти и газа проходят через территорию Грузии по нефтепроводу Баку—Тбилиси—Джейхан и Баку—Супса и газопроводу Баку—Тбилиси—Эрзурум.

Сегодня стороны реализуют совместный проект по открытию железнодорожного сообщения по маршруту Баку-Тбилиси-Карс, в рамках которого Азербайджан предоставил Грузии кредит в 775 миллионов долларов.

Компания SOCAR (Госнефтекомпания Азербайджана) принимает активное участие в энергетическом рынке Грузии.

Азербайджан сохраняет вторую позицию в списке крупнейших торговых партнеров Грузии. Грузия экспортирует в Азербайджан цемент, локомотивы и другие транспортные средства, минеральные и химические удобрения, минеральные воды, спиртные напитки, стекло и стеклянные изделия, а также лекарственные средства. Азербайджан в свою очередь экспортирует в Грузию нефть и нефтепродукты, природный газ, пластиковые изделия, мебель и строительные конструкции.[4]

Военно-техническое сотрудничество

Примечания

См. также

dic.academic.ru

Пересечение границы Грузии и Азербайджана.

Как и обещал в прошлый раз, сегодня мы будем попадать в новую страну. Из названия статьи понятно, что этой страной будет еще одна часть пост-советского пространства – Азербайджан. После уже дважды посещенной Грузии и развеянных мифов по поводу нее, я догадывался, что люди должны быть примерно такими же гостеприимными, но все равно была доля сомнений. Ведь страна мусульманская, а о туристических поездках туда я вообще практически ничего не слышал. Но самое интересное было другое, вы ведь помните, что в  прошлом году мы с Милой ездили в Армению, наверняка, вы так же осведомлены, что азербайджанцы не очень то жалуют путников с той стороны. Начитался в интернете обо всяких “мариновательных” процессах, теперь придется все на своей шкуре испытывать, все ли верно, что пишут.

Автостопом до границы с Азербайджаном.

Из Сигнахи нам удалось добраться до следующего грузинского населенного пункта – Цнори. Местечко надо-сказать совсем не презентабельное, хотя рядом с границей… чего я удивляюсь. В поисках чего-нибудь пожевать, мы заглянули в одну из местных пекарен с надписью “хачапури”, после чего нашли тихое, на наш взгляд, местечко возле полуразвалившегося деревянного дома, чтобы нам никто не мешал есть.

Неожиданно из дверей вышел грузин, на внешность типичный зек и, приметив двух “явно не местных” решил замучить нас вопросами. При общении с таким товарищем, даже горячий хачапури в горло не лез, пришлось сменить место обеда.

В очередной раз нам повезло сесть в машину с грузином, который ехал напрямик в Азербайджан через границу, да еще и в Кахи – первый город, где мы планировали бросить вещи. Водитель жил и там и тут, в этом нет ничего удивительного, потому что города Кахи и Шеки на самом деле некогда принадлежали Грузии. Любопытно, что азербайджанцы с грузинами по этому вопросу не воюют, как с армянами из-за Нагорного Карабаха. С чего я решил, что эти земли грузинские? Во-первых потому, что там до сих пор живет около 90% грузин, а во вторых, потому что после Шеки вдруг неожиданно шикарные зеленые горы превращаются в полу-степь, каких мы уже нагляделись в Турции. Что я рассказываю, приедем, сами все увидите.

к содержанию ↑

Пограничный пункт Грузия – Азербайджан.

На пограничном пункте нам пришлось вылезать из машины, пассажиры идут пешком, а водитель едет на свой проходной пункт. С грузином договорились, что встретимся на другой стороне, так как есть большая вероятность, что пешком мы доберемся туда быстрее.

Грузинский пункт мы прошли нормально, почти без очереди, да и на азербайджанском было не много народу. Я больше переживал за армянский штампик в загранпаспорте, но вопреки моим опасениям, пограничник лишь с ухмылкой спросил, понравилось ли нам в Армении и как у них там дела (главное не говорить что были в Нагорном Карабахе, тогда вас точно не пустят, ещё и в чёрный список внесут). Уфф, похоже все не так ужасно, как об этом пишут в интернете. То есть и азербайджанскую границу мы прошли беспрепятственно.

Наш водитель был прав, за воротами пограничного пункта мы оказались первыми, и как только их переступили, нас тут же со всех сторон оккупировали таксисты, чуть ли не дергая меня за рукав со словами “дяденька возьми машинку”. Нигде таких приставал не видел на Кавказе, как здесь. Один из них видать уже имел дело с подобными нам товарищами, и сразу сказал другим, что это автостопщики, они на такси не поедут. После чего дышать стало значительно легче.

У ближайшего дерева на пригорке устроилась кучка турков, фуры которых стояли тут же неподалеку. Наверняка, они здесь себя более комфортно чувствуют, как я понял у них и язык похож на местный, когда стал слышать в азербайджанской речи знакомые слова. Однако, я думаю, с русским здесь тоже не должно быть проблем.

Через минут 10 фурщики разом вскочили на ноги, и двинулись к машинам, а мы спокойно заняли их место, чтобы спрятаться от жаркого дневного солнца. Еще через несколько минут показалась знакомая машина с грузином, которая остановилась рядом с нами. Дальше нас ждал город Кахи.

к содержанию ↑

Первые впечатления и вечер у реки Курмухчай.

Когда мы начали подъезжать к первым населенным пунктам, я удивился, что все улицы и дороги перестраиваются чуть ли не так, как в Турции. Может по всему миру новая программа “сделай свою страну лучше”, а Россию опять стороной обошли? Оказалось, что мы приехали как раз пред президентскими выборами в Азербайджане, о чем говорили предвыборные плакаты с изображением Ильхама Алиева (нынешний президент, кто не в курсе).

Наверное по этой же причине дома, ворота которых выходили на дорогу, решили застроить новыми заборами. А старый забор выкрасить в черно-белый цвет а-ля “буренка”. Вся эта суматоха выглядела довольно забавно, жаль только дороги не везде еще успели доделать.

Грузин заехал в один из магазинов, чтобы купить внуку велосипед в подарок, а потом еле запихал его в багажник. Так и ехали с открытым багажником и привязанным велосипедом, постоянно оглядываясь, не потерялся ли тот по дороге.

В город мы заехали уже вечером, поэтому осмотр окрестностей Кахи мы решили оставить на завтра. Грузин сразу спросил, где мы намерены ночевать. Я ответил, что нам неплохо бы найти местечко для бесплатного “кемпинга”. Тот почесал затылок, а потом заявил, что знает отличное место на природе рядом с рекой, где можно спокойно обосноваться.

Уже зная о нулевом опыте путешествия с палаткой местных жителей, я скептически отношусь к подобным заявлениям, многие реально не представляют себе, как это спать в палатке “посреди прохожей улицы”, но упорно предлагают этот вариант.

Однако, к моему удивлению, место, куда привез нас грузин было просто идеально для тихого отдыха в палатке, и можно сказать, что находилось оно в черте города. Напоминает небольшой парк с маленькими уличными кафешками, куда обычно всей семьей приезжают на шашлыки или просто отдохнуть с друзьями на природе. Здесь даже уличные столики имелись, за одним из которых мы изначально и расположились.

Грузин уехал, а я пошел изучать обстановку. Пока спрашивал по пути на русском, где тут и что находится, успел перезнакомиться с кучей азербайджанцев, которые угостили нас чаем и чуть позже шашлыком с овощами, а так же узнав мою профессию приглашали на работу в Баку оставив свои координаты. Кажется, в Азербайджане нам тоже понравится :). Кроме того, ребята предложили поговорить с хозяином местного кафе, которое находится чуть дальше по дороге, может нам предложат неплохой вариант ночевки.

Но я уже нашел хороший вариант для палатки. Можно сказать в тупике, где с одной стороны были большие каменные валуны, а с другой – русло реки Курмухчай. Встретить вечер в этом тихом природном уголке мира – просто романтика.

litetrip.ru

Азербайджан теряет Грузию - НовостиК

Алиев вновь собирается в Тбилиси

 Станислав Тарасов

 Как сообщает портал «Грузия Онлайн», премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили после встречи с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым в Давосе сообщил, что «в ближайшее время лидер Азербайджана посетит Грузию». При этом премьер уточнил, что на переговорах не затрагивалась газовая тематика, он отнес ее к категории «чисто технического характера», подчеркивая, что «абсолютно никаких разногласий между нашими государствами нет». Но дело в том, что Алиев уже побывал в Тбилиси в ноябре 2015 года и провел переговоры с руководством страны после того, как появились сообщения о переговорах министра энергетики Кахи Каладзе с российским концерном «Газпром» об условиях поставок газа в Грузию. До этого азербайджанский президент почти год не посещал эту страну. Его визит поздней осенью прошлого года, который, кстати, не анонсировался, сопровождался встречей с президентом Грузии Георгием Маргвелашвили, экс-премьером Ираклием Гарибашвили и председателем парламента Давидом Усупашвили. Кроме того, состоялась встреча с еще одним экс-премьером Бидзиной Иванишвили и католикосом-патриархом всея Грузии Илией II.

В тот момент Азербайджан был вторым среди стран — основных торговых партнеров Грузии. Внешнеторговый оборот Тбилиси и Баку составлял $725,1 млн, почти на 33% меньше, чем за январь — ноябрь 2014 года. Главной составляющей азербайджано-грузинского сотрудничества была и остается энергетическая сфера. 92% от потребностей в газе Грузии обеспечивает Азербайджан, называя этот факт «обеспечением энергетической безопасности», как бы указывая на то, что возможная диверсификация поставок газа и нефти якобы «заведет» эту страну на тропу «потери суверенитета». Тбилиси является площадкой для различных энергетических и транспортных коридоров, которые связывают Азербайджан и Турцию, что еще недавно квалифицировалось как «стратегический актив для энергетической безопасности Европы». Грузия — единственный выход Азербайджана на Запад. И на Турцию, если не считать узкий (на сегодняшний день по целому ряду обстоятельств — условный) коридор в Нахчыване.

Падение товарооборота между Тбилиси и Баку объяснялось как временное явление, обусловленное общей ситуацией как в мировой, так и в региональной экономике. К тому же Баку был уверен в том, что после признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии возобновление диалога, не говоря уже о сохранении или расширении торгово-экономического сотрудничества Тбилиси с Москвой, будет исключено или затруднено на достаточно долгий исторический период. Однако правительство Иванишвили изменило грузинскую политику не только по отношению к России, но и к Азербайджану. В Грузии началась финансовая проверка деятельности азербайджанской государственной компании SOCAR, встал вопрос о несправедливых тарифах за прокачку нефти через территорию Грузии, о сближении Тбилиси с Ереваном, как-то незаметно всплыла проблема о демаркации границ, в бакинских СМИ начали появляться публикация о проблемах азербайджанцев в Грузии, определилась закаталинская проблема и вопрос монастыря Давида Гареджи. В то же время в экспертном сообществе двух стран преобладала позиция, согласно которой «Грузия и Азербайджан придерживаются приоритетов сохранения стратегического партнерства», хотя для Азербайджана все же была характерна тенденция внешнего управления грузинскими социально-экономическими и политическими процессами.

Первый «звонок» из Тбилиси прозвучал для Баку тогда, когда грузинская делегация посетила Тегеран, где иранская сторона заявила о желательности упрощения визового режима с Грузией, а стороны заговорили о возможности реализации двухсторонних проектов без подключения Азербайджана. Второй — когда прозвучало заявление министра энергетики Грузии о нехватке газа, отсутствие которого Азербайджан не имеет возможности восполнить, чем министр оправдывал начало переговоров с «Газпромом». Как говорил Каладзе, «сегодня потребление Грузии составляет 2,5 млрд куб. м в год, что на 38% больше показателя 2012 года. Потребление 2015 года по сравнению с 2014 годом увеличилось на 19%. Сейчас нам приходится ежедневно ввозить около 11 млн куб. м. Его составной частью являются 6 млн куб. м из SOCAR посредством трубопровода «Казах», 2,9 млн куб. м получаем из «Шах-Дениз» и 2,5 млн куб. м, то есть те 10%, идут за транзит из России. Больше этого из «Казаха» мы не получаем, физически невозможно пропустить по этому трубопроводу больше 6 млн куб. м». Это первое. Второе. Каладзе заявил, что «Газпром» предлагает газ Грузии дешевле, чем азербайджанский, и в случае закупки его Тбилиси сбалансирует дефицит, который не может пополнить SOCAR. Третье. «Газпром» предложил Грузии платить за транзит не натурой, а деньгами, заявив, что может обеспечить поставку газа в Армению через Иран, что разваливает намерения Грузии выступить в роли главного закавказского энергетического хаба.

Баку расценивает такую позицию Тбилиси как «газовое предательство» и как-то, что руководство этой страны «ставит под угрозу обеспечение энергетической безопасности Европы», что, видимо, входит в главный внешнеполитический приоритет Азербайджана. И не только его. Как отмечает исследователь Керим Хас из Международной организации стратегических исследований (Анкара), после недавнего кризиса в отношениях с Москвой, связанного с атакой Турции на российский бомбардировщик, диверсификация энергетической стратегии стала для Анкары вопросом не выбора, а необходимости. «Грузия как ключевая транзитная страна, лежащая между богатыми энергетическими ресурсами государствами и рынками сбыта, находится в геополитической опасности, что требует военной поддержки со стороны Запада, — пишет Хас на портале Польского института международных дел. — В свою очередь, Азербайджан как страна, с одной стороны, транзитер газа из Центральной Азии, с другой, являющаяся экспортером собственных энергоресурсов, нуждается в усилении своей позиции, чтобы сбалансировать влияние потенциальных соперников в регионе. Поэтому укрепление трехсторонних энергетических связей Турции, Азербайджана и Грузии кажется позитивной тенденцией, которая будет иметь прямые последствия для баланса сил в регионе».

Однако посол ЕС в Грузии Янош Херман, который, по его словам, имеет постоянный контакт с местными властями, а они предоставляют своим иностранным партнерам информацию о ходе переговоров с Россией, однозначно заявил, что поддерживает стремление Тбилиси к диверсификации источников энергии. Учитывая, что после снятия санкций крылья в регионе расправляет Тегеран, Баку на днях озвучил новую схему: «Газпром» может ежегодно поставлять 10 млрд куб. м в Иран через территорию Азербайджана. За это Иран будет обеспечивать газом Армению, а остальной объем газа «Газпром» получит в Персидском заливе. Есть и другой вариант: через Армению и Грузию выводить газ на европейский рынок. Реалистичность поставок российского газа в Армению в обход Грузии подтвердил президент Академии энергетики Реваз Арвеладзе. Он пояснил агентству «Интерпрессньюс», что между Арменией и Ираном существует один газопровод, но ввиду отсутствия достаточного количества компрессорных станций его пропускная способность составляет 1 млрд куб. м в год. Однако объем этот может быть увеличен до 2,5 млрд куб. м: «Россия сегодня может поставлять Армении половину требуемого газа, и, наверное, через год потребность может быть удовлетворена полностью». Так что в истории с «Газпромом» нет никакого «заговора», а стороны, включая ЕС, играют по правилам рынка.

Рождение четырехугольника Россия — Грузия — Армения — Иран если и не разваливает энергетический треугольник Азербайджан — Грузия — Турция, то создает параллельный маршрут, в котором Армения превращается в транзитное государство, а Грузия — в закавказский энергетический хаб. Азербайджан такой ход событий не устраивает, но что он может сделать? Президент SOCAR Ровнаг Адбуллаев провел переговоры в Тбилиси, однако соглашения не было достигнуто, как полагают некоторые эксперты, из-за геополитического фактора, позволяющего Грузии занять более сильные позиции в регионе, а Армении вырваться из блокады. При этом никто не собирается выдавливать SOCAR с грузинского рынка, поэтому трудно спорить с грузинским политологом Гелой Васадзе, который говорит об осуществлении в Закавказье геополитической сделки с долгосрочной хорошо просчитанной перспективой, ориентированной на изменения влияния Баку в регионе, пусть в конце прошлого года министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров в своем интервью свел к нулю такую вероятность. Правда, он тогда говорил о том, что «пока Армения не прекратит оккупационную политику, сухопутные связи России с Арменией через Азербайджан будут невозможны». А через Грузию и Иран?

Так что необходимость еще в одном визите президента Азербайджана Алиева в Грузию существует, но изменить описанную тенденцию развития событий у него нет возможности из-за растраченного впустую исторического времени и нежелания использовать в национальных интересах имевшиеся до вывода Ирана из режима санкций самые различные ресурсы. Что касается Грузии, то в задачу ее дипломатии входит сохранить добрые и выгодные для себя отношения с Азербайджаном и смело смотреть в будущее.

 

http://regnum.ru/news/polit/2062462.html

Похожее

Comments

comments

novostik.com

союз или мина замедленного действия? — Новости политики, Новости Большого Кавказа — EADaily

На днях Баку стал местом очередной, уже шестой, встречи министров иностранных дел Грузии, Турции и Азербайджана. Комментируя итоги визита в Азербайджан и встречу со своими коллегами, глава МИД Грузии Михаил Джанелидзе дал им высокую оценку.

«Это действительно уникальный механизм, который сформирован между тремя соседями. Мы играем очень важную роль не только для нашего региона и трех наших стран, но и в сравнительно больших масштабах, глобально. Все три страны представляют центр связи Европы — Азии. Торгово-экономическое сотрудничество, которое углубляется ежегодно между Азией и Европой, происходит посредством этого коридора, и мы сотрудничаем, чтобы эффективно осуществить инфраструктурные инвестиции, делаем соответствующие политические шаги для реализации этих возможностей», — отметил он.

Глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу также остался чрезвычайно довольным итогами визита в Баку. Он заявил, что трехсторонние форматы играют большую роль в развитии сотрудничества трех стран. По его словам, в ходе встречи стороны придали особое значение сдаче в эксплуатацию железнодорожной магистрали Баку — Тбилиси — Карс, которая должна была заработать еще летом, но сроки были перенесены на октябрь. То, что высказывания Чавушоглу привлекают больше внимания, не удивительно. В этом своеобразном тройственном союзе Турция является первой скрипкой, и именно она больше всех заинтересована в подъеме трехстороннего сотрудничества на новую ступень. Однако словам турецкого министра об экономическом значении железной дороги придавать слишком большое значение не стоит.

Железная дорога на Карс успешно функционировала еще в то время, когда этот город входил в состав Российской Империи. Никаких особых трудностей в транспортировке грузов из Азербайджана в Турцию сегодня не существует. С этим легко справляется действующая железная дорога, замыкающаяся на развитую инфраструктуру черноморских портов Батуми и Поти. Да и эксперты отмечают, что реальные показатели грузооборота в лучшем случае достигнут трети от пиковых нагрузок. Более чем сомнительной кажется и цифра ежегодного пассажиропотока в более чем миллион человек. Откуда возьмется в регионе такое количество пассажиров для железной дороги, особенно при наличии мощной конкуренции прекрасно развитого автомобильного и авиационного транспорта? А самый простой аргумент заключается в том, что будь эта дорога так экономически выгодна, она была бы построена много лет тому назад.

Этот проект изначально под верхним экономическим слоем имел менее заметный, но более важный военно-политический аспект. Для того чтобы началась реализация подобного проекта, к власти в Турции должен был прийти именно человек с политическими взглядами Эрдогана. Мечты о восстановлении османского величия и создании Великого Турана в турецком обществе всегда тлели, как угли под пеплом, даже в те годы, когда Турция, казалось, навсегда заняла место в списке отсталых стран.

Экономический подъем страны и появление новой политической элиты со старыми имперскими амбициями стал наполнять эти эфемерные мечты плотью и кровью. Сегодня уже все признают, что мир, во многом благодаря стараниям Соединенных Штатов Америки, вступил в эпоху устойчивой нестабильности, нового передела мира. Все это сопровождается кровавыми войнами, развалом существующих государств, гибелью сотен тысяч людей. Никто не станет отрицать, что Ливия, Ирак сегодня едиными государствами могут считаться чисто формально. Такая участь ждала и Сирию, государственность которой спасла своим вмешательством Российская Федерация. Но этот глобальный разрушительный процесс не закончен. Он только разгорается. Может быть, именно эта перспектива делает таким нужным для Турции и Азербайджана железнодорожный путь в регионе, где уже десятки лет тлеет пламя замороженных конфликтов.

Нельзя сбрасывать со счетов и тот фактор, что и в отношениях новоявленных союзников есть немало подводных камней. Грузию и Азербайджан как потерпевших военное поражение объединяют реваншистские намерения, так как одной из важнейших задач правящих элит в обеих странах является вопрос восстановления территориальной целостности. В связи с этим становится понятно, почему железная дорога в регионе, где замороженные конфликты способны разморозиться в любой момент, так важна.

Другой вопрос насколько прочен и долговременен новый тройственный альянс? Что произойдет, если уменьшится или исчезнет повод дружить против кого-то? У всех в шкафах немало скелетов.

При самых добрососедских и дружественных отношениях Грузия и Азербайджан имеют проблемы, которые время от времени всплывают наверх. Одна треть от общей границы, протяженностью более 400 километров, не имеет делимитации и демаркации. Одним из камней преткновения считается проблема древнего монастырского комплекса Давид-Гареджи. Святой Давид Гареджи — один из так называемых сирийских отцов, внесший огромный вклад в христианизацию Грузии, чрезвычайно почитаем, как церковью, так и народом. Так вот, и Грузия, и Азербайджан территорию комплекса и село Эрисимеди считают своими, и для обеих сторон этот вопрос является чрезвычайно болезненным.

Не менее болезненным является и другой территориальный вопрос. Грузия считает Закаталы, Кахи, Шеки своей исторической провинцией Саингило, а местное население грузинами, попавшими под насильственную исламизацию. В свою очередь Азербайджан считает несколько регионов Квемо-Картли (восточная часть Грузии) своим историческим районом, где проживало племя борчалу. Нужно отметить, что в научных кругах и неправительственных организациях Азербайджана все чаще звучит утверждение, что грузинское и армянское государства вообще созданы на азербайджанских землях.

Почти аналогичная мина замедленного действия заложена под грузино-турецкие отношения. Грузия считает, что в нынешнем составе Турции находятся грузинские исторические области Тао-Кларджети. Турки в свою очередь считают своими историческими территориями чуть ли не весь запад Грузии, что уже находит свое отражение в картографии. Если к этому добавить и все возрастающую экономическую зависимость Грузии от Турции и Азербайджана, то картина и вовсе становится тревожной.

Особенно «преуспела» в этом деле партия Михаил Саакашвили «Единое национальное движение». Под флагом борьбы с сепаратизмом ей удалось изгнать из Аджарии Аслана Абашидзе и широко распахнуть двери автономии перед Турцией. Борясь с зависимостью от российского газа, Грузия полностью меняет его на азербайджанский, сознательно попадая в полную зависимость уже от другой стороны. Чего только стоит тот факт, что самым крупным налогоплательщиком в Грузии является азербайджанская нефтяная компания SOCAR. А, как известно, кто платит, тот и заказывает музыку.

Ираклий Чхеидзе (Тбилиси), специально для EADaily

eadaily.com

Грузия не будет улучшать свои отношения с Азербайджаном в ущерб Армении | СНГ и Балтия | ИноСМИ

- Господин Цинцадзе, министры иностранных дел Грузии, Азербайджана, Турции подписали декларацию в рамках трехсторонней встречи в Батуми. Эта декларация даст возможность трем странам установить более тесные отношения. Какими, по вашему мнению, после этого будут армяно-грузинские отношения?- Любое соглашение, которое  будет подписано между Тбилиси, Баку и Анкарой, не повлияет на добрососедские армяно-грузинские отношения. Но если, не дай Бог, Грузия была бы вынуждена выбирать  между Арменией и Азербайджаном, вот это было бы тупиковой ситуацией. Основной целью грузинской дипломатии сейчас является сохранение добрососедских отношений со всеми своими соседями, как с Арменией, так и с Азербайджаном, проявление добрых, дружеских отношений. Я считаю, что такая политика исходит из интересов и Азербайджана, и Армении. Армения также должна пытаться иметь добрососедские отношения со всеми соседями, поскольку, понимаете, это не нормально, когда на такой маленькой территории, какой является Южный Кавказ, два государства находятся на пороге войны. И эта ситуация насколько опасна для Армении и Азербайджана, настолько и опасна для всего региона, всего Южного Кавказа, таково мое личное мнение. - Грузия и Азербайджан  – стратегические партнеры, вместе  с тем, Армения и Грузия –  на пороге подписания Договоров об Ассоциации с ЕС. Армения считается страной демократической, а Азербайджан далек от того, чтобы быть ею. Исходя из нынешних реалий, не считаете ли вы, что Грузия в своих отношениях больше сближается с Азербайджаном. Почему так?- Я не вижу ничего такого. Понятно, что и в Ереване, и в Баку с ревностью относятся к шагам Грузии, направленным в сторону, соответственно, Азербайджана и Армении, но я думаю, что это просто защитная реакция, так как у страха глаза велики. Просто, по прагматическим соображениям, из интересов Грузии не исходит сегодня, и надеюсь, завтра тоже, улучшать отношения с одной стороной в ущерб другой стороны, поскольку, если Грузия, скажем, углубила бы или улучшила свои отношения с Азербайджаном в ущерб Армении, то это, конечно, сразу бы поняли в Армении, и это сразу бы осложнило армяно-грузинские отношения. То же самое можно говорить о другой стороне. По этой причине и, исходя сугубо из прагматизма, уже не говоря о годах дружбы и т.д., Грузия не могла бы сделать такой опасный шаг в отношении той или иной стороны. - Во время российско-грузинской  войны Армения, будучи стратегическим  партнером России, сохраняла нейтральную  позицию, даже можно сказать, продолжала  сохранять близкие отношения  с Грузией. Делает ли то же  самое сегодня Грузия, будучи стратегическим партнером Азербайджана?- Да, даже вчера в армянской  прессе я прочел (может, это сейчас конфиденциальная информация в Армении), что между Грузией и Арменией проводятся обсуждения, что, возможно, Армения выступит в качестве посредника между Грузией и Россией. Я не знаю, насколько это правдивая информация, но я только буду приветствовать любой подобный шаг, это будет большим шагом со стороны Армении. Такого рода нормализация не только в пользу Грузии, но и будет большой пользой для региона. Так что, я могу с энтузиазмом сказать: хочу верить, что эта информация соответствует действительности. Что касается Грузии, то наша страна также занимает нейтральную позицию. - Допустим, Армения станет посредником в вопросе нормализации российско-грузинских отношений, тогда сделает ли шаг Грузия в вопросе армяно-азербайджанских отношений?- Если в интересы  Армении будет включено выполнение  шага для разрешения нашего  конфликта, то по тем же критериям  из интересов Грузии будет исходить решение проблем Армении. Но это, как вы знаете, немного деликатный вопрос. Сейчас, я считаю, для Азербайджана и Армении истина разная. Посредник же всегда рискует, поскольку одна из сторон может заподозрить его в том, что он помогает другой стороне. То есть, к этому вопросу нужно подходить с большой деликатностью и большой предосторожностью. Но если это будет возможно, то я не сомневаюсь, что грузинская сторона с большим удовольствием на себя возьмет эту миссию. Основная альтернатива, которая неприемлема ни с одной стороны, это война: еще одна война станет трагедией для всего региона. - Господин  Цинцадзе, Грузия, похоже, вытесняет  Армению из региональной политики, и не только политики, например, похоже, отказывается ратифицировать  Европейскую хартию, которая придаст армянскому языку статус регионального.- Страшные вещи говорите, такое невозможно представить! Я  даже в кошмарном сне не  хочу представить, что Грузия  может вытеснить Армению из  региональной политики или наоборот. Что касается придания статуса регионального языка, то это вопрос, который также требует времени. Я считаю, что джавахкские армяне одновременно должны учить и грузинский, и, естественно, свой родной язык – армянский. Но без знания грузинского, зная только армянский, какой бы статус ни придавали, мне трудно представить: как должна работать армянская община? Мне непонятно. Допустим, к примеру, какой-то замминистра будет знать только армянский. Конечно, никто ничего не имеет против этого, но без знания грузинского, с ним как, за ним должен сзади ходить переводчик? Представляете, чтобы в Армении в любом министерстве какой-то министр не знал бы армянский? Вы можете представить? Ну как он будет работать? Как вы считаете, почему до сих пор Франция не подписала эту хартию? Конечно, никто ничего не имеет против, но надо сделать так, чтобы эта хартия способствовала положительному прогрессу, а не наоборот. Джавахкские армяне говорят – как жили в Ереване, так здесь будем жить, но это неправильно. По этой причине так сразу ратифицировать хартию, мне кажется, не получится, Наши армянские друзья поймут это, все нужно делать по-умному. - Премьер-министр  Грузии Бидзина Иванишвили, придя к власти, заявил, что вскоре решится вопрос открытия абхазской железной дороги, но, как видите, дело с место не сдвинулось. Почему?- Знаете как? Грузинская  сторона уже официально заявила, что она не против. В Грузии, в нашем правительстве, политические  решения уже приняты, там остаются  только детали, некоторые элементы, но вопрос – довольно сложный, потому и необходимо время. К сожалению, это не такой вопрос, чтобы утром принять решение, а вечером уже выполнить. В первую очередь, там нужны огромные деньги, там должна быть выполнена большая работа. Должен быть решен вопрос финансирования: кто будет финансировать? Потом, политические вопросы: где и какие таможенники будут работать? Грузия не может принять, чтобы там проверяли абхазские таможенники, так как Грузия официально не признает Абхазию как независимое государство. При желании, знаете, дипломатия – это искусство возможного, и по этой причине, в случае проявления политической доброй воли, конечно, со временем, я думаю, что поезда пойдут по этому пути.

inosmi.ru

Грузия между Арменией и Азербайджаном

Из трех бывших союзных республик Закавказья Грузия является единственной, которая официально провозгласила курс на присоединение к т.н. евроатлантическим структурам, включая НАТО. Это должно было накладывать отпечаток на всю внешнюю политику Грузии, в том числе на отношения с соседними странами – Арменией и Азербайджаном.

И действительно, за последние два десятилетия Тбилиси усиленно развивал сотрудничество с дуэтом Турция – Азербайджан, в котором Турция выступает как «старший партнер» и одновременно является страной – членом НАТО. Практически все крупные энергетические и транспортные проекты (нефтепроводы, газопровод, железная дорога), осуществленные на территории Грузии после середины 90-х годов, носят «широтный» характер, то есть направлены с востока на запад, и нет ни одного «меридионального» проекта, который бы связывал Грузию с Россией, Арменией и Ираном.

Турция и Азербайджан стали главными торговыми партнерами для Грузии: Азербайджан занял первое место в экспорте Грузии (20% в 2014 году), а Турция – в импорте. Вместе на эти две страны приходится примерно четверть всего внешнеторгового оборота Грузии. Торговля с Арменией также значительно выросла за последние 10 лет, но в меньшем объеме, чем торговля с Азербайджаном. Например, если в 2005 году торговый оборот Грузии с Азербайджаном был 181 млн долл., а с Арменией – 80 млн долл., то в 2014 году соответственно – 1182 млн и 498 млн. Правда, за первые 5 месяцев экспорт Грузии в Азербайджан упал сразу на 52% (в Армению – на 42%). Это было вызвано сокращением почти в 4 раза реэкспорта автомобилей из Грузии в Азербайджан, а также падением в 7 раз экспорта арматуры.

Сокращение экспорта, в том числе в Азербайджан, который был крупнейшим экспортным рынком для Грузии, уже создало серьезные проблемы для грузинской экономики. Это еще раз показывает, что Баку за эти годы смог прибрать к рукам немало инструментов для давления на соседнюю страну. Азербайджанская государственная нефтяная компания SOCAR является практически монопольным поставщиком сжиженного газа для автомобилей, она же приобрела большинство региональных газораспределительных сетей. Также из Азербайджана поставляется большая часть бензина в Грузию.

Цены на сжиженный газ поднялись в Грузии за год на 30%: с 0,95 лари до 1,25 лари. Власти страны и некоторые эксперты объясняют это девальвацией национальной валюты лари. Однако при этом, как известно, цены на газ на мировом рынке также уменьшились на 25-30%, но это никак не отразилось на цене азербайджанского сжиженного газа для Грузии. SOCAR намеревался поднять и цены на природный газ для районов, в которых она владеет распределительными сетями, однако правительству удалось в последний момент добиться замораживания тарифов на несколько месяцев (до начала осени).

Опыт показывает, что азербайджанская сторона не склонна идти на благотворительность просто из-за добрососедских чувств по отношению к Грузии, да и трудно ожидать этого от любой страны. В то же время Баку терпеливо накапливает свое влияние в Грузии и не стремится сразу использовать все рычаги, чтобы не «спугнуть» грузинскую сторону и общественное мнение в стране. После прихода к власти примерно 2,5 года назад правительство «Грузинской мечты» и сам Бидзина Иванишвили заговорили было о чересчур сильных позициях Азербайджана и его крупных компаний в экономике Грузии. Тогда звучали призывы, что Грузии нужна большая диверсификация в поставках энергоресурсов и в различных ключевых секторах экономики, чтобы Азербайджан не превратился в монопольного игрока на грузинском рынке. Однако дальше слов дело практически не пошло.

Азербайджану без труда удалось задушить любые разговоры о проекте восстановления железной дороги через Абхазию, которая связала бы Россию с Арменией. В 2013 году некоторые грузинские чиновники (например, Паата Закареишвили, министр по делам реинтеграции, как тогда называлась эта должность) осторожно зондировали возможность возобновления железнодорожного движения через Абхазию, но резкая реакция Азербайджана вынудила их опровергать собственные слова. Теперь Закареишвили заявляет, что Грузия с тем же успехом будет строить железную дорогу в Абхазию, как и дорогу Тбилиси – Луна. Таким образом, осуществление даже единственного «меридионального» проекта через территорию Грузии оказалось заблокированным.

Зато успешно завершается строительство железной дороги Баку – Тбилиси – Карс. Многие грузинские эксперты и даже сам Иванишвили высказывали опасения, что эта дорога, после ее введения в эксплуатацию, приведет к оттоку грузов через черноморские порты Грузии и их перетоку в турецкие порты. Но, как видно, для любого грузинского руководства «стратегические отношения» с Азербайджаном и Турцией важнее даже собственной экономической выгоды.

Правительство Саакашвили, которое усиленно развивало азербайджанский вектор политики, объявляя его «спасением» от зависимости от Москвы, в том числе в энергетической сфере, в итоге привело Грузию в состояние зависимости от самого Азербайджана и азербайджано-турецкого дуэта, который довольно слаженно действует в Грузии.

Правда, на словах Саакашвили и националы выступали за развитие отношений и с Арменией. Как было отмечено выше, товарооборот между Грузией и Арменией за последние годы значительно вырос. Максимального значения он достиг в 2013 году, уже после прихода к власти «Грузинской мечты», когда экспорт из Грузии в Армению составил 315 млн долл., а импорт – 188 млн долл. Главной статьей грузинского «экспорта» были автомобили, которые реэкспортировались в соседнюю страну, однако этот бизнес с 2014 года переживает глубокий упадок, причем как в направлении Азербайджана, так и Армении.

Грузия, как известно, подписала Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, в которое входит и договор о создании Зоны свободной торговли. В свою очередь, Армения не подписала Соглашение об ассоциации с ЕС, а присоединилась к Таможенному союзу и Евразийскому экономическому пространству. Несмотря на это, Тбилиси, как при Саакашвили, так и после смены власти в стране, утверждает, что с Арменией таможенные барьеры не вырастут и сохранится режим свободной торговли.

Президент Армении Саргсян во время визита в Грузию заявил, что армянские компании, которые работают на европейский рынок, получат стимул инвестировать в Грузию, после того, как Грузия вошла в зону свободной торговли с ЕС, и наоборот, грузинские компании, которые работают на российский рынок, смогут использовать Армению для доступа на рынки Таможенного союза. Во всяком случае, как грузинские, так и армянские политические лидеры на словах подчеркивают важность сохранения и развития экономических и других связей между двумя странами. И для Грузии, и для Армении это вытекает из их национальных интересов, так как обе эти страны сталкиваются в Закавказье с мощным давлением богатого нефтью и газом Азербайджана, который поддерживает 80-миллионная Турция. Но Грузии очень трудно выдержать это давление, так как страна уже давно и глубоко встроена в виде «моста» между двумя тюркскими государствами.

Не только внешняя политика Грузии подвержена этим тенденциям, но и внутренняя, особенно это касается проводимой политики в отношении азербайджанского и армянского национального меньшинства. Многие в Грузии воспринимают армян, проживающих в регионе Самцхе-Джавахети, как угрозу национальной безопасности страны, якобы из-за сепаратистских настроений в этом регионе. При этом азербайджанцы, компактно проживающие в регионе Квемо Картли, считаются чуть ли не суперлояльными гражданами страны.

Такое восприятие может быть вызвано тем фактом, что азербайджанцы в Квемо Картли на самом деле являются политически пассивным населением все эти годы. Они, как правило, голосуют за тех кандидатов, на которых указывает местное начальство (это, в основном, представители правящей на тот момент партии). Азербайджанцы не протестуют активно против того, что в местных органах власти и самоуправления, даже в тех местах, где они составляют большинство, непропорционально широко представлены грузины.

Правда, почти такая же ситуация и в регионе Самцхе-Джавахети, с небольшим отличием, что местное армянское население чуть менее политически пассивно и не так единодушно голосует за представителей правящей партии. Но и здесь в целом принято поддаваться на давление т.н. административного ресурса. Так почему же армяне Джавахети считаются в Грузии чуть ли не «бунтовщиками» и потенциальными сепаратистами, а азербайджанцы – лишь послушным крестьянским населением, которое не создает никаких проблем?

Частично такое восприятие было связано с тем, что в Ахалкалаки размещалась российская военная база, а в период напряженных отношений между Грузией и Россией она воспринималась как потенциальная угроза для страны. Армяне же, которые проживали вокруг этой базы, считались «пророссийски» настроенными, что, конечно, соответствовало действительности, так как местное население имело экономическую выгоду от существования военной базы. Но это не означало того, что армянское население в своей массе выдвигает сепаратистские требования или добивается политической автономии для региона.

В то же время азербайджанцы, как и в случае с завоеванием экономическими и энергетическими инструментами влияния на Грузию, проводят в демографической сфере ту же политику терпеливой осторожности и накопления преимуществ. Регион Квемо Картли является одним из немногих в Грузии (наряду с Аджарией и частично регионом Шида Картли), где имеет место демографический рост. Например, в 2014 году естественный прирост населения Грузии составил около 9 тыс. человек, из них почти 2,5 тыс. только в Квемо Картли (примерно столько же – в Аджарии). То есть на эти два региона пришлось больше половины естественного прироста, притом что их совокупное население составляет менее четверти всего населения.

Некоторые грузинские эксперты и демографы отмечают, что город Рустави, который находится на подступах к Тбилиси с южной стороны и примыкает к районам, населенным азербайджанцами в Квемо Картли, постепенно также заселяется ими. По их мнению, если тенденция не изменится, то примерно через 20 лет Рустави будет преимущественно азербайджанским по этническому составу городом. В то же время официальная статистика Грузии показала в 2002 году (год проведения всеобщей переписи) некоторое уменьшение численности азербайджанского населения, с 307 тыс. в 1989 году до 284 тыс.

Это было вызвано оттоком трудоспособного азербайджанского населения в 90-х и в нулевых годах из Грузии в другие страны, в основном в Россию и соседний Азербайджан. Однако неизвестно, сколько из этих уехавших людей отказались от грузинского гражданства и увезли ли они вместе с собой семьи и постоянно переселились в другие страны, приняв их гражданство, или продолжают считать себя гражданами Грузии.

Результаты новой переписи населения, которая состоялась в ноябре 2014 года, пока не опубликованы. Но даже с незначительным уменьшением официальной численности этнического азербайджанского населения они уже в 2002 году составили крупнейшее национальное меньшинство в Грузии, значительно обогнав армян и русских. Для сравнения: численность армянского населения за 1989-2002 гг. снизилась с 437 тыс. до 248 тыс., то есть фактически уменьшилась вдвое. При этом, в отличие от азербайджанцев, большинство армян Грузии, в основном из Тбилиси, переехало с семьями в Россию и практически потеряло связи с Грузией, кроме, может быть, ностальгических воспоминаний.

Армянское население продолжает покидать Тбилиси, особенно это касается молодого поколения, которое не находит себе здесь реализацию. Этническая и религиозная идентичность армян Тбилиси все еще снижается, чему способствуют неопределенная ситуация с передачей исторических армянских церквей местной общине и другие факторы. Грузинская публика и даже многие политики все еще воспринимают армян «главной угрозой» для страны и православной церкви, болезненно воспринимая вопрос передачи церквей. Но потенциальная экспансия азербайджанского населения вокруг Тбилиси и Рустави, в районах Квемо Картли, Кахети и Шида Картли практически не попадает в сферу внимания грузинских «патриотических» деятелей, а если и попадает, то никаких рациональных предложений, как избежать этого сценария, пока не звучит.

В случае либерализации или отмены визового режима между Грузией и Евросоюзом, чего усиленно добивается Тбилиси, вполне возможна новая волна эмиграции из страны, которая и так продолжается. Эмиграция в ЕС затронет, видимо, в первую очередь грузинское население и жителей городов, что может еще больше увеличить процентную долю азербайджанского населения в стране, у которого темпы естественного прироста намного выше, чем у других этнических групп в Грузии. Например, в 1989 году на каждые 1000 грузин родилось 16 детей, а на каждые 1000 азербайджанцев – 28. С тех пор эта пропорция практически не изменилась.

Грузинские политики и общественное мнение на заре национального движения в конце 80-х – начале 90-х годов слишком надеялись на Европу и США, слишком уверовав в лозунг «Запад нам поможет», однако суровая реальность оказалась таковой, что непосредственной опекой Грузии занялась Турция, которая, вместе с Азербайджаном, потихоньку наращивает свое влияние в Закавказье. В этих условиях для Грузии жизненно важное значение приобретают отношения с Арменией и с другими региональными игроками, чтобы по возможности уравновесить влияние мощных тюркских соседей.

Георгий Векуа, Тбилиси

Источник: Газета Ноев Ковчег

russia-armenia.info


Смотрите также